В Новогорске продолжаются предсезонные прокаты фигуристов сборной России. Следом за юниорами программы представили фигуристы основного состава. Чемпион страны Максим Ковтун в новой короткой программе на музыку Мориса Равеля «Болеро» исполнил два четверных. После проката фигурист признался, что сложнейшие прыжки для него не проблема. О том, чему уделялось особое внимание в межсезонье, и почему его новые программы – это новый уровень, Максим Ковтун рассказал сайту ФФККР.

О настрое и сборе в Италии

Прошлый сезон был для меня непростым, и, наверное, как никогда, я понимал, что мне нужен отдых. Надо было просто отпустить себя, полностью отключиться от фигурного катания, не думать ни о чем, что я и сделал. Но по прошлым сезонам понимал, как непросто будет втягиваться в работу, поэтому еще в Москве постарался морально настроить себя. И с такими мыслями поехал на сбор в Италию.

Сбор проходил в горах. Было реально тяжело, потому что высота. Помимо ОФП очень много занимался скольжением. Работал со мной Максим Завозин. Он вошел в нашу группу. Макс очень хороший педагог. И то, о чем все говорят сейчас, и что подтвердили на прокате специалисты, что я прибавил в скольжении, мощи и так далее, это во многом благодаря Максу. Он очень много времени проводил со мной.

О работе с Петром Чернышевым

Естественно, помогал и Петя Чернышев. Я очень благодарен ему за то, что он делится со мной профессиональными секретами. Сейчас мне намного проще работать с Петей. И работа получается качественнее. Я с легкостью могу копировать то, что предлагает он. Очень много у него перенял. И когда Петя что-то показывает, то я тут же это делаю. Кстати, это заметили и специалисты, которые приезжали к нам на тренировки в ЦСКА. Раньше все движения Пети мне нужно было заучивать, а сейчас он придумает что-то новое, и я повторяю с пол-оборота. Поэтому и работы над программами идет быстрей: попробовали, подходит или нет. Да – клево, нет – выкинули.

О катании и скольжении

При подготовке к сезону большую часть времени мы уделили именно катанию, скольжению, потому что с прыжками проще. Неделя работы и восстановлю. А катание – это другое. Для этого нужно время. Много времени, которого не хватает по ходу сезона, а появился «пробел», как сейчас в межсезонье, и надо пользоваться моментом.

Я начал привыкать, что катаюсь в полную силу, хотя казалось, что так невозможно делать всегда. Но я старался, даже когда умирал на тренировках. Толкался, каждую подсечку делал со всей силы. В итоге после двух месяцев такой работы по скольжению, корпусу, я просто привык. Привык каждый толчок делать сильным.

О шоу в Японии

А еще мы ездили в шоу Мао Асады. Я очень сильно волновался, потому что катал произвольную программу и новую показательную. Рад, что это понравилось японской публике. Но еще больше удивился, что и российские болельщики, увидев мои выступления в интернете, отреагировали положительно. Столько хороших комментариев написали о моих новых программах. Это редкость большая! А программы получились необычными. Я много думал, волновался, понравятся или нет? Понравились.

О советах Чарли Уайта

В Японии мне помогал олимпийский чемпион Чарли Уайт. Он работал со мной на тренировках в шоу. Мы с ним хорошо подружились. И он мне сказал, что я очень неплохо катаюсь для одиночника в смысле скольжения. Я объяснил, что в последнее время со мной занимается Макс Завозин.

Чарли указал мне на корпус и объяснил, что когда полностью овладеешь шагами и дугами, то корпус начинает работать как бы отдельно. «Ты можешь, что хочешь с ним делать, а ноги будут делать свое. И это реально круто смотрится», -- посоветовал он. Я попробовал, и это на самом деле так. Но я иногда все-таки чуть-чуть зажимаюсь, и раскрепощаюсь только к концу программы. А нужно привыкнуть к раскрепощенному катанию. Как со скольжением на автомате.

О прокате короткой программы

Для того, чтобы добиться раскрепощенного катания, нужно время – натренировать все это. Но уже что-то получается. На прокате, например, я хоть и волновался, но катался раскрепощено. Почти все сделал. Два четверных, все другие элементы. Только одно вращение выпустил и несколько шагов, которые мы пока не отработали идеально. Не хотелось портить общего впечатления. В короткой прыгаю два четверных – сальхов и тулуп, в произвольной три – сальхов и два тулупа.

О новых программах

Программы ставил Петр Чернышев. Короткая «Болеро» Равеля. Это музыка другого уровня. Тут надо попадать в каждый шаг программы, начинать за тактом, а для этого отрабатывать и отрабатывать.

Произвольная Muse «Genesis». Правда, сначала хотели ставить «Однажды в Америке». Начали было, но не получалось яркой концовки, которая могла стать финалом. В этой музыке для моего катания не было энергии. И тогда мы просто стали слушать все подряд. Ночами сидели на льду с плеером и слушали. У Пети много всего – тысячи полторы разных мелодий. Я временами чуть не засыпал. И вдруг: «Оп!». Понравилось. Muse. С ходу попробовали. Пошло. Программа получилась шикарная. Реально крутая. Я просто ловлю кайф. Но сколько работы проделали... С ума сойти. Никто ведь этого не видит, как тяжело такие программы ставить.

О тренере Елене Буяновой

Мне кажется, что все, чего я добился, это благодаря Елене Германовне. Она умеет вызвать у меня желания кататься. А мне постоянно очень хочется радовать ее. Тренер улыбается, и мне хорошо. Я понимаю, что двигаюсь правильной дорогой. У меня самый лучший тренер! Так и напишите.

О целях

Я очень многого хочу добиться. Было бы время. До октября, когда начнутся этапы Гран-при, время еще есть. Буду продолжать. Каждый день занимаюсь скольжением. И хочу продолжать это делать на протяжении всего сезона. Раньше у меня были прыжки и накатывания программ. Старты шли подряд один за другим. Не успеешь оглянуться и закончился сезон. Сейчас, в принципе, все будет то же самое, только сил и мотивации у меня намного больше.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Ольга ТИМОХОВА

PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки