Двукратный олимпийский чемпион в парном катании Артур Дмитриев рассказал о подготовке учеников к новому сезону и высказал свои мысли о перспективах развития парного катания.

-- Артур Валерьевич, вы много раз повторяли, что для создания пары необходимо минимум три года. С этой точки зрения, каким станет новый сезон для ваших учеников Кристины Астаховой – Алексея Рогонова?

-- За прошедшие два сезона ребята скатались. Они уже увереннее делают парные элементы – тодес, поддержки, прыжки, вращения, выброс, шаги… Прошлый сезон получился неплохим. Я с самого начала ребятам говорил, что на второй год будет непросто. Поначалу они не очень задумывались над моими словами, а когда пошла работа, то столкнулись с этим сами. Это как в цирке канатоходец. В первый раз по канату прошел, не задумываясь, а потом – раз: ой, высоко! Но это происходит со всеми и во всем. Как тренер я знаю эту загадку и знаю ответ.

За прошедшие месяцы мы много работали над прыжками. Пробуем каскад 3 – 3 – тулуп – ойлер – сальхов. Выучили тройной ритбергер, что для Леши в 27 лет было не так-то просто. Работаем над четверным выбросом – ритбергером и флипом. Пробуем и то, и то. Новые прыжки сто процентов будем вставлять, а по поводу выброса – посмотрим. В зависимости от того, как пойдет работа, скорее всего, будем пробовать, но не на каждом старте. Ведь одно дело выполнить элемент раз на тренировке и совсем другое – в программе на соревнованиях. Это совершенно разные вещи.

 MG 1070

Так что задачи, которые стоят перед Астаховой – Рогоновым, станем решать поэтапно. Моя задача как тренера в предстоящем сезоне вывести пару на другой качественный уровень. Раньше я этого сделать не мог, потому что у спортсменов не было до конца понимания. А в таком деле как парное катание одного желания недостаточно, должно прийти понимание, что вот это необходимо, что к этому готов. Когда это появляется, то можно делать следующий шаг. Я часто повторяю, что плод должен созреть. От того, что сорвешь зеленое яблоко, есть его все равно не станешь – неспелое.

-- Согласна.

-- Сейчас ребята готовы, и я могу вести их дальше. Здесь есть такой хитрый момент, что они сами это чувствуют. За эти два года они скатались, и теперь меньше сил уходит на исполнение элементов – тодеса, поддержки, дорожку… Следовательно, больше остается на выразительность, скольжение… Над скольжением мы много работаем плюс новые элементы.

Обе программы Астаховой – Рогонова уже поставлены. Короткая получилась пошире, посвободнее. В ней больше видна Кристина, потому что программа ставилась в основном на нее. В короткой программе поменяли прыжок на тройной ритбергер. Все остальное для ребят уже привычно, ничего криминального.

Произвольная программа несколько сложнее. Но, как я сказал, все изменения будем вносить постепенно. Смотреть, как пойдет: надавил – отпустил. Старые прыжки ребята выполнять не будут. Пойдем по пути усложнения. Тройной ритбергер вместо тройного сальхова, не каскад 3 – 2 – 2, а 3 – 3. Даже если где-то и 3-2 получится, то все равно подразумевается, что мы стремимся к двум тройным. Словом, у нас появилась возможность для вариаций, будем пробовать. К тому же в произвольной программе в целом мы не так много меняли, сделали продолжение, вторую серию «Куклы».

-- Помимо Астаховой – Рогонова, в вашей группе появились новые юниорские пары.

dmitriev3

-- Да. Это Елизавета Мартынова – Роман Запорожец, Елизавета Ботякова – Максим Бобров и Елена Иванова – Никита Рахманин. Лиза и Роман – пара прыгающая. Ребята катаются с ноября, выучили выброс, подкрутку, освоили другие элементы. Программы у них готовы. Максим Бобров, который будет выступать с новой партнершей, фигурист уже опытный, но ребятам нужно время, чтобы скататься. А Лена Иванова, вставшая в пару с Никитой, перешла к нам из Перми. У ее родителей появился второй ребенок, и они захотели, чтобы старшая дочь была поближе. Сами они из Твери, Лена теперь может ездить домой на выходные. С тренерами из Перми родители договорились. Тренеры позвонили нам. Так что девочка перебралась в Москву.

В следующем сезоне у нас будет много новых юниорских пар и следить за их выступлениями будет очень интересно.

-- Вы, наверняка, следили за соревнованиями спортивных пар на чемпионате мира в Бостоне. Что отметили для себя?

-- Парное катание усложнилось. Возможно, через какое-то время мы будем наблюдать другую картину, поскольку наш вид развивается волнообразно. Неизвестно, что будет после того, как уйдут нынешние лидеры. Но на данном этапе прогресс не остановить..

Да, канадцам Дюамель – Рэдфорд не хватает выразительности, культуры и качества движений, но они делают параллельный тройной лутц и четверной выброс.

Китайцы Веньцзинь Суй – Хан Цун понаделали на чемпионате мира ошибок. Но вместе с тем я бы отметил, что эта пара чудесным образом вышла из юниоров, и те сложные элементы, которые они показывали тогда, в дальнейшем будут нарабатываться и программы усиливаться.

dmitriev2jpg

Что касается Алены Савченко – Бруно Массо, то я с большим уважением отношусь к Алене, но все-таки считаю, что в Бостоне судьи немецкую пару очень хорошо поддержали. Я говорю об этом не как тренер российских пар, а как профессионал. Очень рад, что за короткий отрезок времени эти ребята проделали колоссальную работу, но разве можно сравнить их катание с нашими Столбовой и Климовым? Ксения и Федор объективно катаются лучше. Катание же немецкой пары на чемпионате мира выглядело несколько примитивно, было несложным. Согласитесь, что от Алены как от многократной чемпионки мира, фигуристки, за плечами которой четыре Олимпиады, все ждут иного – четверной подкрутки, и, судя по всему, она не за горами, четверного выброса. Но на чемпионате мира все вместе собрать и показать все сразу дуэту не удалось. Так откуда же такие высокие оценки?

После Бостона для меня стало очевидно, что в современном парном катании не может быть случайных дуэтов. Настолько усложнился общий комплекс элементов – вращения, поддержки, тодес, выбросы, прыжки, что «случайных людей», появившихся ниоткуда – раз и за полгода пара готова – такого уже не произойдет. Нужно время, годы, чтобы все освоить, наработать, вместе сложить. А для того, чтобы опережать соперников, нужно иметь технический запас, который бы позволил не пропустить новый качественный скачок. Скачок, который сегодня мы наблюдаем.

Ведь что случилось в одиночном катании? Если раньше мы по пальцам могли сосчитать фигуристов, которые прыгали четверные, а на Олимпийских играх в Ванкувере Лайсачек выиграл и вовсе без четверного прыжка, то сейчас довольно много ребят делают четверной и не один, а сразу несколько в программе.

То же самое происходит и в парном катании. Наши двукратные олимпийские чемпионы Татьяна Волосожар – Максим Траньков на Олимпиаде в Сочи были недосягаемы, и сейчас они не стали хуже кататься. Они также отлично катаются как тогда. Только за то время, что ребята не выступали, другие пошли дальше. И в этом плане Тане и Максиму будет очень непросто. Но как остановить начавшийся процесс? Сказать: не делайте четверной выброс, подкрутку, прыжки 3 – 3? Но это все равно, что запретить мальчикам делать четверные или девочкам прыгать три с половиной оборота. Посоветовать: катайтесь красиво! Но тогда фигурное катание как вид спорта превратится в модельный бизнес.

dmitriev1

Другой вопрос, что нужно разумно подходить к разучиванию сложных элементов, так как неподготовленные спортсмены могут получить серьезные травмы. В таком сложном деле нельзя атаковать, если не готов. Атака должна быть технически подготовлена. Количеством тут не возьмешь. Должно быть понимание, четкие знания, определенные наработки… Алексей Николаевич Мишин много лет трудился над своей методикой, системой обучения многооборотным прыжкам, и этим сейчас пользуется весь мир. То же самое должно произойти и в парном катании.

-- Вы побеждали на двух Олимпиадах, с высоты своего опыта какой бы совет дали титулованным спортсменам, которые еще продолжают выступать. В чем черпать мотивацию?

-- Ответ простой. Наверное, к счастью, прежние заслуги в спорте не учитываются, в том смысле, что все это в прошлом. И если ты задаешься целью продолжать, то нужно работать. Все зависит от самого человека, от его желания, задач.

В 1998 году после победы на Олимпиаде в Нагано, мы с Оксаной Казаковой выучили четверной выброс и показали его на чемпионате мира. Возможно, тогда этот элемент не был так необходим, как сейчас. Но если спортсмен стремится к большему, хочет продолжать, проверить себя и чувствует в себе силы, то его ничто не остановит.

 

Ольга ЕРМОЛИНА

На фото: с хореографом Сергеем Комоловым; с учениками Кристиной Астаховой -- Алексеем Рогоновым; с тренером Тамарой Москвиной и партнершей Оксаной Казаковой на Олимпийских играх 1998 года в японском Нагано.

Фото Юлии КОМАРОВОЙ и из личного архива спортсменов.

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки