Призеры чемпионата мира, двукратные чемпионы Европы в парном катании Юко Кавагути – Александр Смирнов стали серебряными призерами международного турнира в Братиславе. В прошлом сезоне из-за серьезной травмы партнерши фигуристы пропустили больше 7 месяцев. О возвращении на лед, пережитом и планах, Саша и Юко рассказали корреспонденту Татьяне ФЛАДЕ.

Александр Смирнов: «Супруга посмеялась, сказала: «Ты первый в истории фигурного катания играющий тренер»

-- Саша, в Братиславе вы в первый раз вышли на лед после долгого перерыва, связанного с травмой Юко. Как оцениваешь это выступление?

-- Мы – молодцы, что справились с первой половиной соревнований, короткой программой. Естественно, были маленькие ошибочки, потому что пока нам не хватает «накатанности». Мы еще не можем тренироваться все время в полную силу. Все то время, что Юко лечилась, восстанавливалась, и я много пропустил, меньше тренировался, больше работал как тренер. И, конечно, сама Юко еще не полностью восстановилась. Думаю, что из-за этого и вылезли мелкие помарки. Но очень рады, что справились. С короткой программой справляться всегда сложней.

-- Мало кто верил, что вы сможете вернуться на лед. Когда вы приняли решение, что будете продолжать кататься?

-- Верили – не верили… Когда Юко получила травму, то все мы думали, что после такого не возвращаются на лед. Узнавали у людей, которые прошли через такие же травмы, и они говорили, что восстановление займет год – полтора. То есть даже если бы Юко восстановилась, то за это время мы пропустили бы Олимпийские игры, все остальное. Возникал вопрос: а стоит ли игра свеч? Но на следующий день после операции я приехал к Юко в больницу, и она зачем-то стала извиняться за то, что мы не выступим на чемпионатах Европы и мира. Я спросил: «Юко, зачем ты извиняешься? Это травма, ты не виновата». А она ответила, что сейчас у нее появилось еще больше желания дальше кататься. «Здорово, -- сказал я. – А то мы с Тамарой Николаевной чуть не опустили руки. Ждем тебя!» Тогда это были просто слова. Но когда Юко начала очень активно восстанавливаться, очень активно, опережая график, то мы поняли, что она настроена всерьез. Если я после своей операции опережал график восстановления в два раза, то она, наверное, в три. В общей сложности, мы не катались больше 7 месяцев. Потом, когда врачи разрешили, стали выходить на лед, тренироваться по 15 минут. Работали в зале. Я считаю, что эти соревнования показали, на что мы реально способны. Пока. Но опять же мы хотим большего, только здоровье Юко еще не позволяет это сделать.

Nepela5

-- Когда вы приступили к тренировкам на льду?

-- Где-то в середине июня.

-- Программы ваши прежние, потому что не хватило времени на постановку новых?

-- Не то, что не хватило. Его не было. Взяли музыку для программ, которые катали уже. Сложили несколько программ – коротких и произвольных и получились новые. Естественно, нам помогал постановщик, чтобы все это выглядело приемлемо.

-- А почему выбрали именно эту музыку?

-- Произвольная «Лунный свет» -- это был наш конек. Я считал вообще, что программу под спокойную музыку Юко будет легче выкатать. А короткая – блюз. Не хотели идти на поводу, брать музыку со словами, еще что-то такое. Взяли блюз, который нам очень подходит под то состояние, которые у нас сейчас, он передает все метания наши. Думаю, что эти программы мы вкатаем и будет хорошо. В свое время, когда мы поставили программы под эту музыку, то мало с ними выступали.

-- Где планируете выступать еще?

-- Конечно, нам нужно больше выступать, но мы должны исходить из того, как будет чувствовать Юко, ее нога. Желание огромное у всех, а возможности пока нет. Юко хочет, но еще не может. И самое сложное в том, что нога у нее не болит, она просто ее не чувствует, потому что за то время, что она не каталась, мышцы немного атрофировались. А когда не чувствуешь ногу, то как можно кататься, делать тройные элементы или восстанавливать четверные, которые мы тоже хотим восстановить?

-- Не хочется рисковать, чтобы не было новых травм.

-- Вообще, не хочется. Когда я травмировал ногу, то врачи говорили, что если ты еще раз повредишь это колено, то не просто закончишь кататься, будешь ходить с палочкой. Повторный разрыв ахилла заставит не то, что со спортом расстаться, с нормальным передвижением будут проблемы. Поэтому мы сейчас очень осторожны, и это замедляет наше движение вперед.

-- И все-таки у вашей пары такая сила воли! Сначала у тебя травма, потом у Юко…

-- У нас так получалось с самого начала карьеры. Как только стали вместе выступать, то в первый же сезон был перелом, и так пошло, по очереди, все время ждем друг друга. Слава богу, что есть Тамара Николаевна, которая трезво оценивает шансы, всегда поддерживает, важно, что мы – одна команда. То, что мы пережили втроем, это может стать примером даже не для нас самих, для кого-то еще, поддержать людей в трудную минуту. Болельщики нам писали, что, мол, мы смотрим, как вы убиваетесь, идете в госпиталь, выписываетесь, выходите на лед и творите чудеса. Это приятно. Хорошо, что многие люди нас поддерживают. Это стимулирует еще больше.

P1200678

-- А Федерация вас поддерживает?

-- Очень сильно. Нас очень тепло приняли на прокатах. Причем, в Сочи мы хорошо проводили все тренировки. Увы, не все сложилось на самих выступлениях. Но это было наше первое выступление, с прокатами программ целиком. Это не то, что мы устраиваем на показательных, к примеру, в Игоре. Там мы облегчаем программы. Делаем один сложный элемент, один простой, и раз, раз – все получается. А здесь, на прокатах, нужно было исполнять больше сложных. Да еще стресс. Но в Федерации нас поддержали. Они даже обрадовались, что мы вернулись. И не столько из-за того, какой результат можем показать в этом году, а сколько потому, что своим примером помогаем молодым спортсменам не отчаиваться. Психика у молодых неустойчивая. Кто-то может одни соревнования откатать с блеском, а на вторых провалиться и сказать: «Все, заканчиваю, ухожу», хотя ребята все достойные. А тут молодежь смотрит на нашу пару, видит, что есть такие динозавры, которые идут вперед напролом, и ничто их не может остановить, ни травмы, ни что-то другое.

-- Какие цели ставите на этот сезон?

-- Я знал, что вы это спросите и зададите потом этот же вопрос Юко. Главная цель – восстановиться к чемпионату России и начать выступать достойно. А вообще, когда мы узнали, что нам дали еще и этапы Гран-при, то, конечно, обрадовались и немного испугались, потому что понимали, что чуть-чуть не успеваем. Так что цель – восстановиться хотя бы до уровня прошлого года. Пусть без четверных. Еще останется время, и дальше можно будет о чем-то говорить. Цель – восстановиться и не получить новых травм, радовать Тамарочку Николаевну и себя.

Да, сегодня мы откатались не чисто. Но я рад за Юко, что она справилась с проблемными элементами, хотя мне показалось, что в середине программы она перестала чувствовать ногу. Я это видел, старался помогать ей, но Юко – боец.

-- Пока Юко восстанавливалась, ты начал работать тренером?

-- Работаю, и мне это нравится. Хотел бы больше работать, но совмещать тяжело, то есть физически сложно, не успеваю. А так есть лед, время для тренировок, на сборах мы хорошо с ребятами работали. График у меня был такой: сначала я ходил на тренировки с Юко, потом на час оставался с учениками. Обедал. Снова Юко и снова ребята. К вечеру был никакой. Но мы очень продуктивно работали. Я видел, что моим спортсменам нравится тренироваться со мной. В этом году у них интересные программы, помогали хореографы – Повилас Ванагас. Дорабатывал потом все программы я сам. Но у нас вообще сложилась очень хорошая команда. Рад, за моих спортсменов.

Sochi2016

-- Твоя пара Года Буткуте и Никита Ермолаев тоже выступали в Братиславе. Ты одновременно сам катался и за ними присматривал?

-- Супруга моя очень смеялась перед этой поездкой в Братиславу, сказала: «Ой, ты первый в истории фигурного катания играющий тренер». Такие в футболе были, а были ли в фигурном катании – я не выяснял. Меня очень сильно поддержала Тамара Николаевна. Она видела, что я не все успеваю, и сама помогала ребятам. У нее богатейший опыт. Спасибо огромное ей.

-- Ты и Сережу Воронова в Братиславе выводил на лед.

-- У него не смог приехать тренер, и Серега попросил меня: «Саня, постоишь у бортика»? А я говорю: «Да не просто постою, я тебя еще потренирую». Посмотрим, как он выступит.

Юко Кавагути: «Сказала, что хочу кататься, а потом два месяца пролежала с гипсом»

-- Юко, ты вернулась на лед. Поздравляю! Саша сказал, что ты сразу после операции решила продолжать выступать.

-- Я сказала Саше, что хочу кататься, потому что тогда еще не понимала, насколько серьезная травма. А потом два месяца пробыла с гипсом. Это было достаточно долго, чтобы вообще забыть, как нормально ходить. Саше я говорила, что хочу, но такое желание у меня было первые три дня после операции. На самом деле я сама не понимала, как все это будет. Ходить нормально не могла, ничего делать сама не могла, даже помыться. Нужно было смотреть, как пойдет. Потихонечку. Надо было ходить, жить. Каждый день вот так потихонечку. А потом коньки не могла на ногу надеть. Не влезали. Тяжело было.

-- Нога опухала?

-- Просто «ахилл» был тонким, врачи его "укрепили". А тут надо было коньки менять. Две-три недели промучилась, но ничего. Потом вышла на лед. Не могла даже стоять. Не понимала, как вообще можно кататься. Я думала, что все будет намного легче.

 16

-- Но все равно ты не сдалась. Какая была мотивация?

-- Фигурное катание – это и есть моя жизнь. Но кататься на коньках – одно, а выходить на старт и соревноваться – совсем другая история. Сейчас внутри у меня есть силы, потому что за 3 месяца, что я вообще не каталась, отдохнула. Я очень устала, пока ждала Сашу, когда у него случилась травма ноги. Морально устала. А сейчас, наоборот, хочу кататься, а физически не могу, ноги еще никак. Но сегодня так, а завтра иначе.

-- Но молодцы, что продолжаете. С каким настроем ты выходила на лед?

-- Вышла с мыслью, что просто надо делать. Но голова и ноги у меня пока не вместе. Головой хочу кататься, а ноги не дают. Но не хочу этим оправдываться.

-- Вы взяли музыку, под которую катались раньше. Она так нравится?

-- На что-то лучше я пока не готова.

-- Как ты травмировалась? Ногу подвернула?

-- Это случилось в зале. Ногу не так поставила. Упала. Наверное, переработала. Когда Саша лечился после травмы, я тренировалась одна. Ни болей, ничего не чувствовала. Но морально очень уставала. Заставляла себя кататься и вот так потом произошло.

-- Все эти травмы, проблемы сделали вас сильнее, сблизили, объединили?

-- На счет того, что сделали сильнее, не знаю. Но то, что мы стали ближе – да. У меня ведь до травмы Саши была операция на плече, потом он травмировал ногу. И когда Саша мне какие-то вещи говорил, я его не понимала. А теперь понимаю. И это нас сближает.

-- Кто поддерживал тебя в сложное время?

-- Мама. Сначала она приехала ко мне, потому что я не могла поехать в Японию. Саша и Тамара Николаевна поддерживали. Но мама, конечно, больше. Когда стало возможно, я полетела в Японию на 10 дней. В Японии начала проходить реабилитацию, но долго я там оставаться не могла. Все-таки здесь были Саша, Тамара Николаевна. Япония далеко, меня тянуло обратно. Вернулась и восстанавливалась уже в России.

IMG 0482

-- Как настраивалась на первые соревнования?

-- Как обычно. Когда у нас были первые показательные, я волновалась, потому что ноги не чувствовала. Сказала себе: нужно просто стоять. А на соревнованиях уже было так, как раньше.

-- Саша сказал, что временами ты не чувствуешь ноги, как ты справляешься?

-- А по-другому никак. Но пока моя нога еще не полностью готова к соревнованиям.

-- Какие цели ставишь перед собой?

-- Будут соревнования, будем кататься. Просто надо идти. Надо накатать произвольную программу. Хочется выброс четверной восстановить. Это и будет наше возвращение. А с тройным выбросом – чего-то не хватает. Но надо с этим пока смириться, потому что заставлять себя много еще нельзя.

-- Есть страх снова травмироваться?

-- Страх есть от того, что не чувствуешь ноги, а хочется соревноваться, и много тренироваться нельзя. Дилемма. Самое сложное – восстановиться психологически. Надо терпеть. Это сложнее, чем элементы делать.

-- Ты очень спокойная, и думаю, что это тебе во многом помогло так быстро восстановиться.

 19

-- Спокойная. Это помогает.

-- Может быть, тебе тоже со временем начать тренировать как Саша?

-- Детей могу тренировать. А взрослых спортсменов – не знаю. Сейчас мне нужно самой восстановиться. Саша переключается с наших тренировок на работу с ребятами – это хорошо. А мне нужно время и терпение.

-- После такой травмы, как у тебя, люди восстанавливаются полтора года, а ты уже соревнуешься. Что говорили тебе врачи?

-- Когда я сказала врачу, что хочу продолжать кататься, он ответил: «Если есть желание, то можешь кататься». И я ему поверила.

-- Сейчас меньше тренируешься?

-- Даже больше, чем раньше. Я делаю упражнения, чтобы восстановиться быстрее, закачать ногу. Сама чувствую и знаю, что это мне надо.

-- Наверное, тебе много пишут болельщики?

-- После операции много писали. От японских болельщиков было много писем. Я очень благодарна всем, но хочу быстрее забыть о травме, о том, что было. Приятно, что в России меня воспринимают как свою, как русскую спортсменку. Даже в такой тяжелый момент меня все поддерживали.

-- То есть почувствовала себя на сто процентов здесь своей?

-- Да. Это приятно. Но от всего этого пока накапливается усталость. А мне еще немного хочется покоя.

Татьяна ФЛАДЕ
Фото автора и Михаила ШАРОВА, Натальи ПОНАРИНОЙ и Юлии КОМАРОВОЙ (архив)

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки