Российская спортивная пара Евгения Тарасова – Владимир Морозов впервые в карьере стали бронзовыми призерами чемпионата мира. На этом турнире спортсмены боролись не только с соперниками, но и форс-мажором, случившемся на тренировке в день проката короткой программы. О том, как все было, спортсмены рассказали на следующий день после соревнований.

-- Ребята, поздравляю с бронзой, которая для вас, наверное, дороже золота. Когда было принято решение, что, несмотря на травму Жени, вы будете выступать?

Владимир: После того, что случилось на тренировке, у меня в голове было много разных мыслей. Сначала показалось, что этот чемпионат для нас, не начавшись, закончился, потому что я видел рану в разрезе, там реально торчала кость. Рана оказалась очень глубокой. И, наверное, случилось чудо, что мы смогли прокататься. Но Женя сразу сказала, что сможет. Хотя до последнего момента мы не знали, будем ли выступать. Как выйдем, как Женя будет чувствовать, как нога, какие ощущения, сможет – не сможет. Все решалось на последней шестиминутке.

-- Как произошло падение? Сейчас появляются разные версии и фантазии.

Владимир: Во-первых, видео есть в интернете. Тот, кто не верит, может посмотреть. Действительно, было падение на тренировке. Это никакой не пиар и не утка. Если интересно, мы можем даже фото загрузить в интернет. Всякие домыслы не делают чести людям, которые не верят фактам.

-- Если восстановить события: в конце дорожки шагов у Жени поехала нога…

Евгения: Да, я упала в конце дорожки шагов. В этот момент Вова уже повернулся спиной, не видел меня и перелетел через меня. Первое, что я подумала, встанет ли Вова? Потому что он летел назад, на спину. И когда он упал, я смотрю на него, думаю, встанет или нет? Вроде встал. Все нормально. Я тоже начала вставать. Посмотрела на ногу, а она разрезана. Мы сразу ушли со льда…

CJ0I3146

-- Что было потом?

Евгения: Меня привели в медицинский кабинет, сказали, что надо зашивать. Сначала я просто лежала, врачи все приготавливали. Был наш врач команды Филипп Шветский и финский хирург, другие специалисты. Когда закончилась тренировка, к нам пришел технический специалист ИСУ, объяснил, что должен находиться и наблюдать за всем процессом. Там были наши тренеры, врачи, все…

-- Слава богу, что ничего серьезного.

Евгения: Порез около надкостницы, а там кожа да кости, мышц нет. Если бы была задета мышца, то мы бы снялись. Мышцу, скорее всего, разрезало бы.

-- Володя, как ты вел себя в этой ситуации?

Владимир: Я старался поддерживать Женю и принял бы любое ее решение, какое бы она не приняла. Не показывал волнения. Если Женя сказала, что будем выступать, то я старался быть для нее опорой. Но, конечно, волновался. Сильно. Стрессовая ситуация. Большой перерыв между тренировками. Старт был вечером. За это время вертелось много разных мыслей в голове. Старался разгрузить, как мог, напряженную обстановку. Спрашивал постоянно у Жени, как самочувствие? Потому что в первые три часа действует обезболивающее, ничего не чувствуешь. Но потом действие препаратов проходит, и непонятно, какими будут ощущения. Нога, естественно, опухла. Непонятной была ситуация. Не знаю… очень было сложно. Я просто старался поддерживать Женю, и думал: будь что будет. До последнего момента, повторяю, мы не знали, будем ли выступать.

-- Наверное, на этом чемпионате ты катался с партнершей как с хрустальной вазой?

Владимир: Конечно. Много каких-то элементов, хватов, поддержек, маленьких переходов, где рукой берешься именно за то место, где были наложены швы. Таким концентрированным я не был никогда, лишний раз старался не задеть шов, переделывал, перебирал какие-то свои движения, хваты. Это отвлекает. Ты не можешь концентрироваться только на программе. Концентрируешься на травме. Психологически это было довольно сложно.

-- Как чувствовали себя после проката?

Владимир: После произвольной программы чувствовал себя легко. Эта программа далась мне легче, чем короткая. Женя сказала, что в произвольной она очень устала, из сил выбилась после всех этих стрессовых переживаний. А мне произвольная далась легко. И я потом в шутку сказал, что могу еще раз ее прокатать.

IMG 2357

-- Женя, а ты?

Евгения: В короткой меня подстегивало то, что все только случилось, вроде обезболивающие вкололи, и я сама сказала, что хочу кататься. Я понимала, насколько это рискованно, выходить с травмой, ведь непонятно, что будет. Но раз сказала, то выбора уже не было. Надо идти и делать элементы, которые задуманы. Тяжело было морально в день выступления, потому что мы ждали целый день, до самого конца пребывали в неведении. Я-то хоть понимала, чувствовала, как нога себя ведет. А Володя просто сидел, ждал, и не знал, что дальше. Ему ожидание тяжелее далось. Но справились.

-- Ошибку на поддержке в произвольной программе, чем можно объяснить? Вы на этом же элементе травмировались перед чемпионатом Европы.

Владимир: После Остравы эта поддержка была отработана. Просто здесь немного не совпали в ритм, но я продолжил ее делать, может, наверху не очень комфортно себя чувствовала партнерша, и я не стал опускать руку. Но намеков на срыв, на падение не было. Не получили только свои уровни за этот элемент.

-- Неправильно сказать, что после травмы, случившейся перед Остравой, относительно этой поддержки появился страх и неуверенность?

Владимир: Нет. После Остравы много раз эту поддержку повторяли, делали, никаких проблем.

-- Что за история с «тейпом» на льду, из-за которого вам сняли балл в произвольной программе?

Владимир: Честно говоря, не знаем. Мы катались первыми, и перед нашим выходом, когда народ с шестиминутки уходил, у кого-то из спортсменов, а, возможно, с трибуны что-то упало на лед. Мы катались первыми, и нам поставили дидакшен.

Евгения: Это не деталь от наших костюмов или что-то такое.

Владимир: Кроме того, что мы получили минус балл, эта деталь еще и очень сильно отвлекала в программе. На белом ярко видно, если что-то постороннее лежит. И дополнительно постоянно отвлекаешься, чтобы не наехать на нее в элементе.

CS0I6909

-- Вы не будете участвовать здесь в показательных выступлениях?

Евгения: Да, на старте я каталась на обезболивающих, чуть ли не на тройной дозе, а нога становится хуже. На третий день она опухает больше. И швы. Через две недели на командный чемпионат мира ехать, так что лучше поберечься сейчас.

Володя: У Жени синяк во всю ногу, от колена.

Евгения: Лучше последить за здоровьем. Думаю, успеем восстановиться к командному чемпионату. Не из таких передряг вылезали.

-- Вопрос, который задают часто, но в вашей ситуации сейчас он очень актуален: что вы узнали о себе такого, чего не знали раньше?

Владимир: Это было испытание, и мы смогли его преодолеть, показали себя бойцами, что можем со всеми трудностями справиться.

Но если абстрагироваться, этот чемпионат мира и бронзовые медали – первые в нашей карьере – отличный результат. И вообще, весь этот сезон складывался удачно. Мы двигались вверх, улучшали свои результаты. Финал Гран-при выиграли, чемпионат Европы, на мире взяли бронзу. Считаю, что мы идем семимильными шагами, если корректно так заявить. И прогрессируем не только в плане мастерства, но с точки зрения выдержки, опыта выступлений на соревнованиях.

-- Спасибо, ребята. Удачи! Берегите себя!

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Юлия КОМАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки