Этот материал с ребятами мы построили по принципу ассоциаций. Называю цифру, а они рассказывают о том, что первое всплывает в памяти. У нас не было строгой последовательности, под конец беседы, ради шутки прозвучало слово миллион, которое затем трансформировалось в 181. Ровно столько роз Ваня подарил Саше.

На этой неделе Александра Степанова – Иван Букин выступят на своем втором этапе серии Гран-при в Гренобле. Бронзовые призеры чемпионата Европы в танцах на льду откровенно о себе, о тренерах, программах и крепкой дружбе.

Цифра 1

Иван: Вспоминаю юниорский этап Гран-при в Куршевеле, где мы завоевали наши первые медали на международном уровне. Мы были тогда так рады!

Было очень тяжело, потому что высота. И как раз только тогда поменяли правила – сделали из обязательного и оригинального танцев короткий. Мы первыми выезжали на Гран-при с Женей Косыгиной и Колей Морошкиным. Можно сказать, на нас «испытывали» «шорт дэнс».

Соревнования проходили в красивом месте. Очень было классно. Во время соревнований мы с Сашей еще и опоздали на автобус, бежали, чтобы успеть на тренировку.

Александра: Мы не опоздали. Автобус просто не приехал к нашей гостинице, и мы бегом спускались с чемоданами к нему напрямик.

Иван: Бежали по горам рано утром. Роса, туманчик. Весело было!

Александра: Это была наша первая победа на Гран-при. Она запомнилась. Победителям дарили такие огромные колокольчики. Потом мы их заматывали туалетной бумагой, скотчем, чтобы не гремели в аэропорту. Они были такие огромные, никуда не засунешь. Пришлось нести в руках. Колокольчики на таком широком жестком ремне.

Иван: Ремень из грубой кожи. А у моего папы как раз целая коллекция таких колоколов. В своем время им дарили. И мы добавили в эту коллекцию мой. Он самый маленький. Остальные вообще огромные. Но мой колокол коллекцию дополнил.

20171

Александра: А у меня цифра 1 ассоциируется с первой встречей с Ваней. Вспоминаю, как мы с мамой приехали в Москву. Вообще ничего не знали. Для нас все было незнакомо. Пока ждали Ваниных родителей, сидели в «Макдональдсе». И вот они приехали, Ваня на заднем сидении в машине. Стесняется. Даже не вышел. А мама у Вани такая приятная, разговорчивая, сразу подошла, начала что-то рассказывать, как будто мы сто лет знакомы. И наша первая тренировка с Ваней. Он подъехал, спрашивает: «Ну что? Как дела?» Мы за руку взялись, начали пробовать что-то, кататься. Это было забавно! Когда мальчик с девочкой встают в первый раз в пару, не знают, что делать…

Иван: Да, в тот первый раз из машины я так и не вышел. Ждал, переживал. Ко мне девочка из Питера приехала! До этого я видел Сашку по видео. К нам в гости приезжал Игорь Бич, привез диск, где Саша катается. Мы всей семьей сидели, смотрели. И все говорили: «Да, классная девочка! Берем!»

Александра: А какое видео?

Иван: Где ты сзади на поклоне после проката. На первую тренировку Сашка пришла в красной кофточке. А я такой весь заросший…

Александра: Ваня «мелированный», в брекетах. Это было так смешно. Фотографии сохранились. У меня там такие глазенки, худенькая, смешная… Так это было давно…

Цифра 2

Александра: У нас всегда было два тренера – Ирина Владимировна (Жук – прим.) и Александр Васильевич (Свинин – прим.). С 2011 года мы только с ними, не думали и не пробовали никуда уходить. Эти два человека нас растят, нас очень любят, и мы их очень любим. Мы все как одна семья.

IMG 6170

Иван: Они как инь и янь. Очень дополняют друг друга. Александр Васильевич - спокойный, рассудительный. А Ирина Владимировна – эмоциональная, резкая. И они вносят и то, и другое в нас.

Александра: Бывают моменты, когда нужно успокоить или, наоборот, пинка дать. И в разных ситуациях они идеальны. Иногда думаешь: «Ну чего она злится?», а потом понимаешь, что все было правильно. Я не знаю других людей, которые так могут дополнять друг друга. Они как две половинки одного целого.

Цифра 3

Александра: Это папа, мама и я. Обычная семья, где любят спорт. Папа бегал на коньках, был конькобежцем. Подавал надежды, но из-за травмы рано закончил. Мама увлекалась волейболом. Причем, в юниорской команде играла с Натальей Алимовой.

Но поначалу никто не думал отдавать меня в спорт ради спортивной карьеры. Помню, как меня спросили, хочу ли я заниматься фигурным катанием? У нас в Питере, где я живу, рядом с домом, есть детская железная дорога. Там учатся дети на машинистов. Как-то с мамой переходили через рельсы, и она задала мне этот вопрос. Конечно, я ответила – хочу. Правда, до этого я уже ходила на каток. Коньки у меня были «Скороход» бежевого цвета. На массовое катание меня не взяли, потому что там уже были свои группы. Но приметила тренер и пригласила в «Юбилейный». Это была Валентина Михайловна Чеботарева. Так я и стала тренироваться у нее. А однажды мама разговорилась с воспитательницей в моем детском саду, и та рассказала, что в группе есть еще один мальчик, который тоже ходит на фигурное катание. Предложила спросить у его мамы, у какого тренера он тренируется. Этим мальчиком был Миша Коляда. И оказалось, что мы попали в ту же группу и к тому же тренеру.

prokaty9

Иван: Моя цифра 3 – это бабушка (мама моей мамы) и родители. Когда я был совсем маленький, бабушка много занималась со мной, много в меня вложила. Родители ведь уезжали постоянно. Гастроли по полгода, по году. Мы виделись, конечно. Иногда они меня с собой забирали. Но фактически с родителями я не жил.

Бабуля очень много энергии и сил тратила на меня. Я был бешеный ребенок. Не мог сидеть на месте, мне нужно было постоянно чем-то заниматься. Я ходил на плавание, фигурное катание, в школу, и при этом мало ел, и бабуля постоянно заставляла меня кушать. А вечером не могла уложить. Я все время бесился, прыгал на диване. Бабушке приходилось сложно со мной. Но она справлялась. Могла дать подзатыльник, чтобы успокоился. Огромное спасибо ей за все.

Александра: Я иногда ставлю себя на место своих родителей, и даже не представляю, как можно так жертвовать ради детей. Разъехаться на два города. Мама отправилась со мной в Москву. И в первое время, когда мы снимали квартиру здесь, нашу в Питере пришлось сдавать, нужны были деньги. И год папа жил на даче, где туалет на улице, нет водопровода, отопление – печка…

Денег на все уходило немало. Нам повезло, что сначала приютили Ванины родители. Мы жили у них. Потом нужно было справляться самим. Я, конечно, маме с папой очень благодарна.

Иван: А я вспоминаю, как родители брали меня с собой на гастроли. Это был крутой период моей жизни. Мне было 2-2,5 года. Я ездил и в Америку, и во Францию, и в Италию, по СНГ. Было классно, весело. Есть дети актеров, которые выросли за кулисами, а я за бортиком катка. Я видел все шоу, даже участвовал. Игорь Бобрин предложил мне сыграть роль мальчика в «Алисе в стране чудес». Я помню, как махал рукой, Игорь выносил меня на лед. Полный зал! Зрители аплодировали! Это было здорово! Родители сделали мое детство счастливым! Спасибо им.

2017

Сейчас мы выросли, стали взрослыми, но мама с папой по-прежнему меня очень поддерживают, помогают. Они всегда находят правильные слова. Особенно сейчас, когда такой сложный период, когда нужно работать, переступать через себя, через неудачи, какие-то моменты, когда не все получается, и мне подчас трудно самому все это переварить. И родители очень выручают, верят. Это очень помогает. Они успокаивают, какие-то свои истории рассказывают. И сразу как-то спокойно становится. Они умеют правильно настроить и направить.

Александра: Кстати, мне дедушка придумал прозвище – Шуруп. Когда я родилась, меня туго пеленали, из-за чего двигаться я не могла, только головой крутила. Однажды пришел дедушка, а он был столяр, увидел, как я головой верчу, и сказал: «Да это же шуруп». Так с тех пор и пошло. Мама мне недавно эту историю рассказала. До этого я думала, что Шуруп – это что-то созвучное с моим именем Саша, Шура.

Цифра 4

Александра: Четыре… Наш УОР 4. Сколько мы уже на этом катке? Лет шесть? Мы перешли на этот каток, когда еще были Яна Хохлова, Сережа Новицкий, Катя Рублева с Иваном Шефером… Короче, группа была тогда большая, из тех ребят остались только мы с Ваней. Помню, как мы все сидели в раздевалке – девочки: я, Яна, Катя, еще Катя Пушкаш…

 MG 5043

Иван: Друг на друге сидели. Мальчиков человек десять, столько же девочек. Плотненько.

Александра: Кто-то закончил, многие стали тренерами, Ваня Волобуев работает с нами сейчас. Катя Пушкаш с Джоном Гурейро уехали потом тренироваться в Америку. Для наших тренеров это был удар, конечно. На тот момент эта пара была нашей первой парой в группе, в ребят много вкладывали. И тут их отъезд. На первом старте, где выступали и Катя с Джоном, мы их обыграли. И пусть так нехорошо говорить, но для меня это было счастье, что мы с нашими тренерами добились победы.

Иван: Мы были рады, что поддержали наших тренеров.

Александра: А УОР №4 – это наш дом. За все эти годы у нас поменялось столько руководителей, что даже не знаем, чего ждать.

Иван: Тем не менее у нас все стабильно. Светлана Петровна Кандыба делает все, чтобы мы тренировались, чтобы все изменения нас не касались, чтобы мы продолжали работать.

Александра: У нас всегда есть лед, зал, хорошие условия. Это заслуга наших тренеров, Светланы Петровны и Федерации, конечно. Руководители Федерации всегда откликаются на наши просьбы, помогают.

Цифра 5

Иван: В 5 лет меня отдали в фигурное катание. Я ничего не выбирал. Это было волевое решение бабушки. Раз родители катаются, то и ты будешь кататься. При этом папа не хотел, чтобы я занимался фигурным катанием, склонялся к плаванию. У меня с плаванием все шло отлично. Уже в четыре года я был в старшей группе, всех «старшиков» обгонял. Обожал плавание. А фигурное катание не любил. Но бабушка сказала, что я буду фигуристом, и насильно полтора года водила меня на каток. Доходило до того, что я разворачивался, а она «пендалями» загоняла меня обратно. Я упирался двумя руками в борт, а она на лед выпихивала. До такой степени я не хотел. Было холодно, рано, неприятно, некомфортно. Но в какой-то момент, когда я выехал на первый старт, у меня все поменялось. Я получил удовольствие, занял второе или третье место. Это было что-то невообразимое. В первый раз на старте я прыгнул двойной лутц. До этого ни разу не получалось.

Stepanova Bukin FD 1

С пяти до семи лет я не хотел заниматься фигурным катанием, потом втянулся, понравилось. А после перешел в танцы, и мне стало гораздо интереснее. Танцы мне ближе по эмоциям. Тут можно показать историю. И потом ты катаешься с девочкой – это классно! Наверное, сказалось мое «актерское» детство. Мне нравилось, что танцы чем-то напоминают шоу, спектакль. Ну и если честно, я прыгал плохо. Это тоже причина, почему из одиночного ушел.

Я должен сказать спасибо своему первому тренеру Андрею Сергеевичу Олехову. Суперский дядька. Когда я попал к нему, вообще не умел кататься. Был как кривая сосулька на льду. Не толкаться, ничего не мог. Только скользить. И он меня вытащил, поставил, научил…

Цифра 13

Иван: 13! 2013 год – юниорский чемпионат мира в Милане.

Александра: Да! Я помню, как было холодно. Надувные шатры возле катка, где мы разминались. Пушка, которая выдувала теплый воздух, и мы грелись возле нее. Да и то ее включили, когда начались официальные тренировки.

Иван: Мы думали, приехали в Милан! Столько готовились, настраивались.

Александра: До этого мы побывали на финале Гран-при в Сочи. А там было все так классно организовано. С такими же эмоциями приехали в Милан на юниорский мир, и когда увидели бетонные сиденья на катке, входные двери, которые не закрывались, хотя на улице было холодно, два человека на трибуне…

Иван: Как сейчас помню, мы выходим на произвольный танец, а в зале два человека где-то в углу, да и то, наверное, чьи-то родители.

Александра: Мы ждали своего выхода, катались после Габриэллы и Гийома (Пападакис – Сизерон – прим.) и вдруг слышу, музыка у них выключается в середине программы. Я понять не могу, что произошло. Мы слышали, что партнерша травмировалась, разминаясь на «суше», но что случилось во время проката, не знали. Им дали 3 минуты, после чего они докатались.

Иван: Тогда еще не снимали баллы за остановку программы.

Александра: А после французов на лед вышли мы и выиграли!

Иван: Правда, сорвали поддержечку тогда. Та победа воспринималась как выдох. После проката мы были иссушены, все эмоции и силы оставили на льду и могли только выдохнуть: «Наконец-то». Радость пришла потом. Когда осознали… Да, путь к тому золоту был очень долгим.

Цифра 15

Иван: О! 2015 год. Чемпионат Европы в Стокгольме. Это был первый наш чемпионат Европы!

Александра: Было так прикольно. Зал красный. Как в театре. Мне было так уютно.

 MG 2901

Иван: Очень красивый «kiss&cry». Он был выложен кубиками льда. Помню, мы вышли на первую тренировку, лед замечательный. Классно там откатались. Программы у нас были мой любимый пасодобль и Элинор Ригби «Биттлз».

Мы стали четвертыми после короткого танца. Для первого раза, для нас, дебютантов чемпионата Европы, это был нереальный результат. Были очень заряжены, радостными вышли на произвольную программу. И когда потом увидели баллы (а получили под 97, для нас это была заоблачная сумма) и внизу стояло 1-е место, я даже не врубился сначала, что это означает. А потом понял, что Лена с Русланом уже выступили (Ильиных – Жиганшин – прим.), и мы будем в тройке. Меня так захлестнуло! Мы – третьи! Я не мог поверить! Тренеры тоже сразу не поняли! До Сашки не сразу дошло! А потом такой всплеск радости! Я все награждение не мог успокоиться!

Александра: Да, Ванька все повторял: «Саш, Саш, ты прикинь, мы – третьи!»

Иван: Да! Обалдеть! Это был что-то невероятное!

Цифра 17

Александра: Раз продолжать, то 2017 год. Давай расскажем о наших программах этого сезона. Они нам очень по душе. Произвольная особенно. В ней нам реально получается кайфовать. Если сравнивать с прошлогодним танго, там немножечко другие были эмоции, постановка. А тут как-то проникаешь в программу, легкость, и так хочется все это показать. Вроде бы на этапе Гран-при в Москве получилось раскрыть. Но останавливаться, конечно, не будем.

Знаете, обычно после выступления фанаты пишут какие-то слова поддержки: «Спасибо! Молодцы! Вы - лучшие!» или что-то в этом духе. А после этого Гран-при я получила огромные послания, где раскладывалось все по полочкам, то есть люди нашу программу восприняли как спектакль! Одна девушка написала, что, «несмотря на сложности нашей жизни, когда смотришь на ваш танец, то обо всем забываешь!» Я была в шоке! Так приятно, что ты можешь дарить людям радость!

YK9C9466

Нас часто спрашивают: для кого вы катаетесь, для зрителей, для судей? А смысл кататься для судей? Мы катаемся в первую очередь для себя в плане результата, а судьи смотрят и оценивают наше катание. И если судьи воспринимают наше выступление как спектакль, переживают происходящее на льду вместе с нами, то очень хорошо! И, конечно, если зрителям нравится программа, они смотрят на нее с замиранием сердца, это круто!

Иван: Когда столько людей оценивают твою работу аплодисментами, криками, то понимаешь, что на самом деле сделал это хорошо! Прокат в Москве – это некая точка отсчета, от которой мы хотим отталкиваться и двигаться дальше. Это не предел для нас. Мы это знаем. Будем еще больше работать. Это даже не обсуждается. В этих программах мы так много внимания уделяли мелочам – звуки в музыке, акценты, фишки. Мы хотели все это подчеркнуть. Это, наверное, наша первая программа, где мы настолько дотошно разбирали каждый из кусков. Это про произвольный танец.

В коротком мы много работали с ребятами-бальниками. Это на самом деле интересно. Латина – такой танец, где можно кайфовать. Быстрые, медленные движения, где одно вытекает из другого.

Александра: И выбор музыки для короткого танца был неожиданным. У нас была другая сначала, но однажды на тренировке наш педагог по бальным танцам включила «Chandelier» в исполнении Sia. Нас не предупреждали, что, мол, ребята послушайте. Да и эта песня, честно говоря, меня достала, потому что, когда музыка становится популярной, то ее крутят везде. А тут она вдруг понравилась. Я смотрю на Ваню, ребят, все ездят, кивают, всем нравится. И я подумала: «Вау! Круто! А может, рискнуть, подъехать, спросить?» И тут тренеры говорят, что музыка красивая. Мы с Ваней первыми не полезли что-то предлагать, но в итоге все сложилось.

YK9C3990

Иван: Но вариант с Sia оказался однозначно лучше, чем предыдущий. Та музыка была красивая, но чего-то не хватало. Хотя короткий был уже поставлен. Мы потом его немного переделали – тормозы, растанцовки под Sia. И на соревнованиях мы так хотели все то, что сделали, показать, потому что работали очень много. И на турнире в Финляндии получился короткий танец, а произвольный не очень.

Александра: Мы очень сильно расстроились, потому что и на контрольных прокатах произвольный танец не катали. А так хотели! В Финляндии, кстати, вообще не волновались. Не помню, когда такое было. Я думала: «Сейчас выйду на лед и с таким удовольствием прокатаюсь!» Но что-то пошло не так. Затыки какие-то вылезли. То поддержка, то твиззл, то споткнулись… Словом, не сложилось. Но потом поговорили с тренерами, сделали выводы и начали работать заново.

Цифра 18

Иван: В 18 лет я получил водительские права. Я так ждал этого дня рождения, часы считал. Родители очень рано начали меня учить водить машину. Мама сажала на коленочки, показывала, как рулить. С восьми лет мне разрешали ездить по даче. Мама давала ключи, и я загонял машину в гараж. И когда 16 сентября мне исполнилось 18, я сразу помчался сдавать на права. Помню, 30 декабря, прямо перед Новым годом, пришел получать документы. А там все закрывалось на 10 дней, праздники на носу, и тетеньке так не хотелось возиться с моими правами. Она запихнула их, закатала, и мое водительское удостоверение получилось неровным – волной. Но мне было по барабану. Главное, что оно у меня есть! В первое время день и ночь катался, лишь бы куда-нибудь ездить. Первая машина у меня была Suzuki Swift. Черный, тонированный, даже черные колпаки на колесах… Я так на ней рассекал!

bukin1

А теперь только BMW. Любовь навсегда. Я ездил на разных машинах, но когда пересел на BMW, то почувствовал разницу. Для меня это больше, чем машина. И комфорт, и удовольствие от вождения. Там есть все, что надо, разве что сама не ездит, когда хочется спать…

Цифра 19

Александра: 19! Я родилась 19 августа. На 10-летие папа подарил мне белую игрушечную собачку, которая реагировала на всякие звуки. Можно было похлопать, и она катилась к тебе. Лапки якобы двигались, но под ними стояли колесики. Гавкала, когда ее гладили. Маленькой, я думала, что собачка очень умная, а на самом деле под шерсткой стояли датчики, при прикосновении к которым раздавались звуки. Собака реально была очень крутая. Я всегда мечтала о каком-то животном. И у меня дома всегда жили хомячки, я просила родителей, чтобы был хоть кто-то из зверюшек. А тут такой подарок – собака как живая!

А через 10 лет, когда мне исполнилось 20, я завела настоящего лабрадора. Зовут его Плутон. Он уже два года со мной. Такой классный! Такие глаза! Сидит, смотрит, и думаешь: все понимает. Когда я дома, он просто лежит, спит. Как только начинаю собираться, он ходит хвостиком. Я в ванну, он за мной. Я в коридор и он туда, ляжет в ноги. Пойду на кухню, сделать кофе, и он следом. А потом сядет у двери, сделает вид, что не двигается. Я ему: «Плутон, отойди». Ни с места. Приходится открывать дверь, перешагивать через него, а он даже головы не повернет. Кстати, есть фотка, когда мама смотрит наше выступление по телевизору, и Платон рядом наблюдает…

Цифра 181

Александра: 181 розу мне Ваня подарил в Корее. Он был тогда в меня влюблен. Это такая веселая история. Сначала я влюбилась в Ваню, а когда у меня чувства остыли, то он влюбился. Мы были на шоу в Корее. И Ваня в моей комнате зажег много-много маленьких свечей. Весь номер был в свечечках. Он скупил их во всех ближайших магазинчиках. И подарил мне 181 розу!

Иван: Мне было 14 лет. Все утро мы ездили, искали цветы, с цветами почему-то была проблема.

20173

Александра: И вот представьте: я вхожу, а номер весь в свечах и огромный букет роз! И Ваня стоит. А я ничего не могу сказать. В тот момент мне было так его жалко. Но в итоге все сложилось хорошо. У нас отличные дружеские отношения. Недавно на пресс-конференции во время «Cup Of Russia» нас спросили, можно ли кататься в паре, конфликтуя друг с другом?

Иван: Мы ответили, что это единичные случаи.

Александра: Когда мы с Ваней устаем, теряем эту дружескую связь, то мне становится сложно. Я не представляю, как могут быть другие отношения между партнерами. За 11 лет мы ссорились серьезно один раз. Дружим с детства. Бегали детьми, дрались, придумывали что-то, играли...

Иван: Строили стену из снега, потом бросали снежки. Прыгали в сугробы с крыши. Помню, в ту зиму столько снега навалило, и он был такой мягкий. Мы накидали огромную снежную кучу, почти до самой крыши, а потом все вместе прыгали в нее. Сашка, я, мама моя прыгала. Она у меня такая!

Александра: В этой стене мы потом проковыряли дырочки, чтобы было видно, кто из дома выходит. Было так забавно, что мы из своего укрытия за всеми наблюдаем, а нас никто не видит. Мы сделали кресло из снега, холодильник. И я сказала: «Вань, принесли что-нибудь попить, потом в наш холодильник поставим».

Иван: И я сбегал и принес кока-колу.

Александра: Ржачно было! Весело! И так до сих пор. Мы понимаем друг друга, чувствуем, доверяем, поддерживаем.

Иван: Мы как брат с сестрой. И это очень помогает.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Натальи ПРЕОБРАЖЕНСКОЙ, Юлии КОМАРОВОЙ и Михаила ШАРОВА (архив)

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки