Фигуристка Анастасия Тараканова о фигурном катании, занятиях плаванием, первых соревнованиях, своей семье, тренерах, этапах Гран-при и упорном характере.

-- Настя, ты из Волгограда, где сильная школа по плаванию. Почему фигурное катание, а не плавание?

-- В детстве у меня была сильная аллергия, и врачи сказали, что нужно заниматься спортом. Лучше всего фигурным катанием или плаванием. И поначалу родители меня водили и туда, и туда. В Волгограде, где мы жили, хорошая школа плавания. Но мне больше по душе пришлось фигурное катание. Хотя плаванием я продолжаю заниматься до сих пор. Это для спины хорошо, для позвоночника, для расслабления. Каждые выходные мы с папой ходим в фитнесс-клуб. Плаваем, занимаемся на тренажерах. Но сейчас это в помощь фигурному катанию, потому что фигурное катание я очень люблю.

-- Начинала ты заниматься фигурным катанием тоже в Волгограде?

-- Да. Моим первым тренером была Людмила Леонидовна Пучкова. Она очень хороший тренер, знала, что кому из спортсменов нужно. Всем составляла свои планы занятий на льду, по ОФП.

Но в то время я совмещала плавание и фигурное катание, а так как папа сам плаванием занимался, то он видел во мне больше пловца, поэтому через какое-то время посчитал, что фигурное катание – это не мое, и мы ушли из группы.

-- Но ты захотела вернуться.

-- Через месяц я сказала родителям, что хочу обратно на каток, потому что плаванием мне было интересно заниматься до тех пор, пока не поменялся тренер. Первым тренером в нашей группе был мужчина -- веселый, постоянно что-то придумывал, играл с нами, устраивал соревнования между ребятами. А затем пришла тренер-женщина, и тренировки стали неинтересными, даже надоедливыми. Плаваешь и плаваешь от бортика к бортику и все.

Когда я вернулась на каток, то Людмила Леонидовна меня не взяла. Точнее, взяла бы, но у нее не было уверенности, что подобное не повторится, и я ее понимаю. Поэтому я стала тренироваться у Ирины Сергеевны Аксёновой. С ней я выиграла первую медаль. Но на своих первых соревнованиях я, скорее, испытала разочарование.

D16B0675

-- Почему?

-- Помню, что к тем соревнованиям готовили мальчиков, но за четыре дня до старта сообщили, что выступать нужно мне. Программу поставили в зале, на полу, я ее несколько раз повторила, но в первый раз катала на льду только на соревнованиях! Так как память у меня тогда была как у рыбки Дори, то забыла сделать элемент. Вместо сальхова исполнила вальсовую тройку. Но мне самой очень понравилось выступать. Думала, все сделала! Меня вызвали на награждение, и я решила, что дадут медаль. Но в итоге простояла рядом с пьедесталом, медальки не досталось, наградили призом как самую юную участницу, вручили пакетик со сладостями и игрушками. Я очень удивилась, не поняла, что произошло, стала спрашивать у всех: «А где моя медалька?»

-- Сколько тебе было лет?

-- Лет пять. И представляете, нечто похожее случилось со мной и на соревнованиях по плаванию. Мы плавали тогда в открытом бассейне, и я была самой юной из участниц турнира. Заняла 5-е место. Меня также вызвали на награждение. И снова я оказалась в сторонке. Дали игрушку, книгу-раскраску. И все. Думаю: как же так? Другой вид спорта и похожая история. Но ко мне подошли все, стали успокаивать, объяснять, что я здесь самая маленькая и таких спортсменов «порвала» - опередила.

Переманивали меня в плавание. Но я осталась в фигурном катании. Мне это больше по душе, потому что я люблю танцевать, люблю музыку, слышу и чувствую ее. Люблю движение, скольжение. В детстве, как только включали музыку, я начинала фантазировать, импровизировать, любила танцевать.

-- Родители ради продолжения твоей спортивной карьеры переехали в Москву?

-- Нет. У папы было хорошее предложение по работе. Сначала он в Москву переехал, а через месяц, как только устроился, мы с мамой приехали к нему. Жили сначала в Крылатском. Занималась я у Ирины Михайловны Климовой. Она вывела меня на хороший уровень. Я научилась прыгать двойные, добавилось хорошее скольжение. Раньше каталась как ребенок, как Буратино, а тут появилась мощь в катании. Я чувствовала, что это мой тренер, у которого именно тот подход, который мне нужен. С Ириной Михайловной мы общаемся до сих пор, дружим с ее дочерью Катей. Встречаемся, общаемся, даже Новый год как-то вместе отмечали. Но это сейчас.

А тогда так вышло, что Ирина Михайловна вынуждена была уйти. Если бы она перешла на другой каток, я бы пошла за ней. Но она ушла в никуда. Так я оказалась у Марии Викторовны Бутырской. С ней я выполнила второй и первый юношеский разряд, второй спортивный, обучилась каскаду 2-2, на подходе был дупель и тройной тулуп. К новому тренеру Светлане Владимировне Пановой я переходила именно с таким прыжковым набором. Мария Викторовна была хороший тренер, знала, как выводить меня на старт. Но мне не хватало качественного скольжения. Можно сказать, оно потерялось, потому что основной упор делался на прыжки, вращения, элементы. Это можно понять, потому что раньше не так катались, как сейчас. В общем, второй оценкой я стала проигрывать соперницам, поэтому и перешла к Светлане Пановой.

У нее я тренировалась 4 года. Светлана Владимировна – тот человек, который подарил мне много всего, вложил в меня душу. Четыре года – это долго. Во многом благодаря Светлане Владимировне я вышла на уровень юниорских Гран-при. Я очень благодарна тренеру за все! Но из-за того, что в школе, где мы тогда работали, не было полноценных условий для тренировок, я вынуждена была искать другого тренера.

Сегодня для достижения высоких результатов одного льда, ледовых тренировок недостаточно. А у нас в «Снежных барсах» не было ни «классики», ни зала, ни ОФП. Вышли со льда, сразу выгоняют, потому что помещение и лед нужны хоккеистам. В итоге я поняла, что нужно быть там, где условия приемлемые, где тренер строгий. И в этом плане мне больше всего нравилась Этери Георгиевна Тутберидзе. Я видела, как она выводила спортсменов на лед. Чувствовала, что это именно то, что нужно.

-- Сложно тренироваться в группе, где много сильных спортсменов?

-- Наоборот. Это хорошо, когда есть на кого ориентироваться. Когда Маша Сотскова перешла в ЦСКА, то я, по сути, осталась одна, то есть каталась с маленькими детишками. Они тянулись за мной, а мне тянуться было не за кем. А тут Женя Медведева, Алина Загитова, Полина Цурская… У всех есть изюминка, свои плюсы. И я на них смотрю, учусь, пытаюсь взять, что могу, что мне нужно. Еще Саша Трусова меня все время подбадривает. Аня Щербакова вместе тренируется. В такой обстановке я знаю, куда идти дальше. Так что, наоборот, когда есть за кем тянуться, это классно.

IMG 0679

Другое дело, что всегда нужно оставаться самим собой, не подражать кому-то. Но, глядя на девочек, я понимаю, что и мне нужно работать и работать. И учиться чему-то новому. Когда Саша Трусова прыгнула в Австралии четверной сальхов, я была безумно рада за нее, потому что она молодец, умница. Потому что она работала и добилась своего. Я поняла, что мне нужно тоже приложить много сил, чтобы кататься чисто. Учиться, добавлять в мощи, в скольжении, во всем. Ведь мы же работаем не только на сегодняшний результат. Мы создаем свое будущее. Трудимся, чтобы, когда придет время, побеждать на чемпионатах мира по взрослым, как сейчас это делает Женя Медведева. И хорошо, что в группе есть спортсмены, которые являются примером для тебя. Хорошо, что есть тренеры, которые всегда помогут.

-- В этом сезоне ты впервые участвовала в этапах Гран-при. Как оцениваешь свои выступления?

-- На Гран-при в Австрии выступила хорошо, а на втором в Хорватии не вышло. Настрой был, что надо. Но на первом прыжке ударилась головой. Вышла с прыжка хорошо, но в конце руки расцепились и упала. Испуг. Стресс. Перепутала вращения… Но это тоже опыт. Буду работать, чтобы в дальнейшем таких ошибок не повторять.

-- Программы у тебя интересные.

-- Мне очень нравятся. Я чувствую себя в этих программах как рыба в воде. Не пытаюсь что-то изобразить. Катаю то, что было в моей жизни, саму себя.

-- Например.

-- Например, папа у меня весь день на работе, а когда возвращается домой, каждый вечер расспрашивает, как я тренировалась, какие новости. Иногда бывает, что я ему говорю, а он не понимает. И это отражено в моей короткой программе. Я объясняю что-то тысячу раз, а меня не слышат. Я нервничаю. И мой прыжок как возглас: «Ну как же, ты не слышишь меня?» Дальше я пытаюсь показать те чувства, которые переживаю. И когда в конце подмигиваю глазом – это значит, что все получилось. Я добилась своего. Меня поняли. Музыка Людовико Эйнауди очень подходит для такой программы.

А произвольная – очень сильная музыка «Сарабанда» в исполнении группы «Глобус». Такая церковная музыка. Мы каждые выходные с родителями ходим в церковь. И вот это ощущение, что я в храме, молюсь -- это и стараюсь передать в своей программе. Это первая часть и дорожка. А дальше музыка становится еще мощней, и в нее я вкладываю все свои переживания, слезы, радость, эмоции. Вспоминаю все хорошее и плохое. И за счет вот этой силы все передаю.

-- Знаешь, это чувствуется. При чистых прокатах от твоих программ исходит эта энергетика. Но эмоции не сбивают?

-- Я стараюсь себя контролировать. Хотя действительно эмоции сильные, из-за этого катание становится мощным, но иногда это мешает до конца проконтролировать прыжки. Но я стараюсь оставаться уравновешенной.

-- Ты очень хорошо говоришь, интересно рассуждаешь. Откуда это?

-- Когда я еще тренировалась в «Снежных барсах», то классный руководитель в моей школе как-то заметил: «Посмотри, Настя, как дети красиво говорят». И мне самой захотелось также. Тогда я начала писать сочинения. Просто для себя. По картинкам или по какой-то теме. Домашнее задание сделаю, потом сочинение пишу. Мне нравилось это делать, потому что я развивала свое воображение, и с речью все стало в порядке.

-- Учишься сейчас в «Самбо-70»?

-- Нет. В обычной школе, рядом с домом. Мне нужно, чтобы учителя были требовательными. В моей школе не делают поблажек на то, что я спортсменка. И это, наоборот, меня подталкивает к тому, чтобы учиться.

-- То есть не ищешь легких путей?

-- Нет.

-- В кого такой характер?

-- В папу больше. Папа всегда мечтал быть военным летчиком-истребителем и стал. Закончил легендарную «качу» – подполковник авиации в отставке. Благодаря упорству, достиг своей цели. Мама раньше занималась легкой атлетикой, бегом с барьерами. Но потом ушла из спорта. А когда родилась я, стала заниматься домом.

D16B0644

-- Ты одна в семье?

-- У меня еще есть старший брат Слава. Он меня старше на 17 лет. Живет с семьей в Волгограде. С братом мы общаемся почти каждый день. Он интересуется фигурным катанием. Отслеживает все соревнования. Помогает, поддерживает. Я скучаю по нему. Обидно, что мало видимся.

У брата еще есть сынишка Андрей. Мой племянник. Брат присылает видео, и я вижу, как Андрей растет на глазах, меняется. Он уже такой взрослый. А я за три года только пару раз его видела. Соревнования, сборы, не успеваю.

-- Ты сказала, что родители у тебя упорные, а ты сама?

-- У меня тоже есть упорство. Если я допустила ошибку на тренировке, то не стану наматывать круги, обдумывать, а сразу бегу и ее исправляю. Не жду, когда скажет тренер, стараюсь все делать сама. И не один раз прыгаю, и не один прыжок, а со связками или полностью программу без музыки пройду. Вот это мне нравится.

Другое дело, когда что-то и часто не получается, тогда начинаю расстраиваться. Плачу. Вот от этой черты хотела бы избавиться. Потому что когда плачешь, вроде бы и легче потом становится, но энергии много теряешь, мышцы вязкими становятся. Да и при других спортсменах делать этого не стоит. Поэтому я тоже начала себя контролировать, стараюсь держать в руках. Когда чувствую, что подходит, сейчас все выплеснется, подхожу к тренерам, спрашиваю, можно выйти? И выхожу, чтобы осмыслить, прийти в себя. Надеюсь, что с возрастом это уйдет.

-- Конечно, уйдет. Чем любишь заниматься помимо спорта?

-- Рукодельничать. Люблю вязать, вышивать, плести, что-то свое придумывать. Клей, бисер, нитки – всегда под рукой. Люблю делать поделки, игрушки, фенечки. Племяннику вязала шарфики, шапочки. Это меня успокаивает.

-- Настя, ты отобралась в финал Гран-при. Что это для тебя значит?

-- На этот сезон у меня была цель отобраться в финал Гран-при и попасть на юниорский чемпионат мира. Одну задачу я выполнила. Дальше надо работать, доказывать, что все могу, умею кататься чисто и уверенно. На финале Гран-при будет много сильных спортсменов. Но моя задача сделать свое. Выходить и делать. А там, как решат судьи.

-- Удачи, Настя.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Михаила ШАРОВА и Ута КЕЙСУКЭ

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки