Фигуристка Александра Трусова выиграла юниорский финал Гран-при. После соревнований фигуристка рассказала о том, с чего началось для нее фигурное катание, о тренерах, прыжках, детской мечте, большой и дружной семье и группе, в которой тренируется спортсменка.

-- Саша, поздравляем с победой. Довольны?

-- Я расстроилась, что не прыгнула четверной сальхов. Но в целом довольна, что выиграла этот финал Гран-при. Постараюсь сделать его на первенстве России.

-- Наверное, твои тренеры и родители очень рады.

-- Да, тренеры поздравили меня. Но есть над чем работать.

-- Какие дальнейшие планы?

-- До Нового года больше не будет стартов. Я буду учить тройной сальхов и четверной тулуп и улучшать свое катание.

-- Есть идеал спортсмена, на которого ты равняешься?

-- Я равняюсь на Женю Медведеву. У нее очень сильный характер. Но стараюсь оставаться собой.

-- С чего началось для меня фигурное катание? -- Саша смотрит на меня удивленным взглядом. – Ну и вопросы вы задаете. Я не помню. Мама рассказывала, что, когда мне было 4 года, то на день рождения, 23 июня, мне подарили ролики. И я на этих роликах все время каталась. Даже когда не каталась, все равно не снимала, а сидела в них, играла, ела и даже пыталась в них спать. Поэтому меня и решили отдать в фигурное катание.

На первой тренировке мы учились падать. Потом кататься. Со мной рядом папа сначала ходил по катку. Замерз весь. Потом его мама и бабушка подменяли. Я просто не хотела оставаться одна. Вот родители и ходили за мной по льду. А позже сидели за бортиком, смотрели, как я тренируюсь.

Папа у меня мастер спорта по трем видам борьбы – дзюдо, самбо и рукопашный бой. У папы и его папа был спортсменом в молодости. Поэтому папа и хотел, чтобы я занималась спортом.

-- Ты начала заниматься фигурным катанием в Рязани. Расскажи, какой там каток.

D16B2794

-- Дворец спорта «Олимпийский» -- большой и хороший каток с большими трибунами. Он был открыт, как раз когда я собралась заниматься фигурным катанием. Через некоторое время рядом построили еще один. Но он был больше для хоккея.

В Рязани я занималась с 4 лет. Мой первый тренер Ольга Михайловна Шевцова. Она говорила, что нужно научиться любить фигурное катание. И я его полюбила. Три года я каталась у Ольги Михайловны, а потом сказали, что больше нельзя, по возрасту надо переходить к другому тренеру. И я перешла к Ларисе Николаевне Мелковой. А когда мне исполнилось 9 лет, то мы всей семьей переехали в Москву, потому что паре это нужно было по работе.

-- Так ты оказалась на катке «Хрустальный» в «Самбо-70».

-- Да. Но сначала не в группе Этери Георгиевны (Тутберидзе – прим.), а у Александра Сергеевича Волкова. Три года я прозанималась у него, там начала прыгать тройные прыжки. Хореографом в группе была Мартин, жена Александра Сергеевича, она ставила мне программы. У него еще две дочки Алекса и Камилла. Мы дружили, вместе отмечали праздники, Хэллоуин, в гости ходили, гуляли

Потом я тренировалась у Анны Владимировны Царевой. Но недолго. Мне очень хотелось тренироваться в группе с Женей Медведевой, Полиной Цурской и Алиной Загитовой, всегда иметь хороший пример перед глазами.. Так я и оказалась в группе Этери Георгиевны.

-- А сама хотела стать чемпионкой?

-- Конечно. Еще в Рязани я спросила папу, можно ли мне будет перестать рано вставать на тренировки, когда я стану олимпийской чемпионкой? Мне было тогда лет пять-шесть. А когда смотрела Олимпиаду в Сочи, то точно решила, что буду над этим работать.

-- Легко привыкала к новым тренерам?

-- К тренерам – да, а вот к новым условиям – нет. У нас в Рязани был только лед. А тут, в Москве, и лед, и ОФП, и хореография, разминки, заминки… На ОФП сначала сложно было, уставала. Но ничего. Потом даже лучше становилось после всех тренировок.

-- А как тебя приняли старшие девочки в группе?

-- Мы и раньше виделись на катке. А когда я в их раздевалку пришла, то они меня сразу стали расспрашивать, сами что-то рассказывали. Никто в нашей группе не зазнается, а после очередных стартов продолжают работать. Я могу к любому подойти, спросить, узнать, если чего-то не понимаю. Летом на сборе в Новогорске мы с Женей в одном номере жили!

D16B3668

-- Что нравится тебе в характере Жени Медведевой?

-- Она очень сильная и трудолюбивая. Если что-то не получается, она будет делать, делать и делать, пока не добьется своего. Очень сильный характер.

-- У тебя такой же?

-- Надеюсь.

-- За что ты полюбила фигурное катание?

-- За прыжки. Прыжки мне нравятся больше всего. Все! Сначала выучила одинарные. Потом аксель в полтора оборота. Потом двойные. Аксель в два с половиной оборота. Все тройные. Аксель в три с половиной оборота делать учусь, но четверной сальхов получается лучше.

-- Ты же пробовала тройной аксель.

-- Пробовала, но не выезжала. В первый раз попробовала лет в 10-11, когда еще у Александра Сергеевича была. Потом у Этери Георгиевны пыталась. Но после мы решили выучить четверной сальхов, и в апреле я его сделала. У меня никогда не было страха перед прыжками. Наоборот, появляется даже какой-то азарт. Пойти и сделать.

-- В этом сезоне ты впервые сделала четверной на Гран-при в Австралии. Обрадовалась?

-- Конечно. Я же выиграла. Но до сих пор не до конца понимаю. Мне кажется, что это обычные соревнования.

-- То есть?

-- Если выиграю Олимпийские игры – это да, а этап Гран-при… Но все равно, конечно, рада.

-- Запомнилась поездка в Австралию?

-- Мы очень долго туда летели, но это не испортило мне впечатлений. Мы с Егором Рухиным, он тоже выступал там, по самолету ходили, разговаривали, играли в какие можно игры. А что еще делать? Пять часов до Дубая, а потом еще до Брисбена. Обратно у нас было две пересадки, три самолета.

Я в первый раз так далеко летела. А когда оказалась на месте, то все так необычно. Международный старт. Первый в моей жизни. На тренировках зрители. И когда я прыгала, они хлопали, особенно если выезжала четверной. На соревнованиях были болельщики. Хоть трибуны и маленькие, но все места оказались забиты. Все смотрели, как мы катаемся. Мне очень понравилось.

D16B4591

У нас был один день перерыва между короткой и произвольной программой, и мы в этот день поехали в коала парк. Там я подержала коалу на руках. Очень миленькая. Еще покормила кенгуру. В парке огромная поляна, где кенгуру бегают. И рядом корм продают. Покупаешь, идешь и кормишь. Я в первый раз так близко видела кенгуру. И попугаи были. Им еду наливали в кормушку, а ты потом брал кормушку, и попугали все садились на тебя. Много-много…

-- После Австралии на втором этапе Гран-при было легче кататься?

-- Конечно. В Минске в первый раз устроили для фигуристов гала-концерт – показательные выступления. Прикольно! Репетировали, репетировали, а вышли не с той стороны, с какой нужно было. Я должна была на лед последней выходить, но там как-то все смешалось, и мне говорят: «Давай, Саш, езжай». Ну, я первой и поехала. Показала всё, что могу.

-- Программы этого сезона нравятся?

-- Да. Поставил их Даниил Маркович Глейхенгауз. Он мне уже второй год программы ставит. Короткая немножко похожа на прошлогоднюю. Как и в прошлом году, у меня черное платье для короткой программы. Катаюсь под музыку «Big Spender», в стиле Великого Гэтсби. Все движения как в старых фильмах. А произвольная – Вивальди «Времена года». Мне нравится эта музыка. Но в первую очередь моя задача - кататься чисто.

-- Твоя сегодняшняя жизнь – фигурное катание и учеба?

-- Нет. Мы отдыхать ездим всей семьей. У меня еще два брата. Егору 8 лет, он учится во втором классе, а Ване 3 годика.

-- Ваня в детский сад ходит?

-- В детский сад у нас не ходит никто.

-- И ты не ходила?

-- Ходила. Неделю ходила, месяц болела. Поэтому практически не ходила. И все остальные после меня не ходили. Дома с бабушкой оставались. Потому что мама все время со мной. Мама все знает про фигурное катание. Все ошибки, все элементы, всё.

-- А папа?

-- Папа – просто очень хороший папа. И потому что сам спортсмен, то меня понимает. Один раз я пришла к нему, говорю: «Пап, я программу не докатываю, устаю». А он: «Это хорошо, когда устаешь. Потренируешься, потренируешься и после уставать перестанешь».

Папа не знает, как называются прыжки, он просто смотрит соревнования. После Минска говорит: «Вот, Саш, ты как я. Упала – сразу вскочила. Правильно. Нельзя на льду долго лежать. Упал – вскочил».

D16B2361

-- Братья не сильно достают?

-- Смотря кто и когда. С Егором у нас меньше разница в возрасте, но я с ним больше ссорюсь. А маленький Ваня – миленький – с ним меньше. Когда большая семья – это хорошо. Я всегда всем привожу подарки. Братьям всегда что-то покупаю. То паука здоровенного, то гориллу, то динозавра. Когда в семье только папа, мама и ребенок, им, наверное, так скучно. Ну что они делают? Непонятно.

-- А вы?

-- Мы… В выходной можем пойти в аквапарк, еще куда-нибудь. В Рязань поехать, у нас там много родственников. В гости пойти. В лес за грибами. На велосипеде показаться. Просто погулять. У нас не принято сидеть дома.

-- Другими словами, без дела не сидишь.

-- Не сижу. Дел у меня много.

-- В твоей жизни было уже много соревнований. Какие запомнились больше всего?

-- Первенство России среди юниров. А в этом сезоне - Гран-при в Австралии и Минске. Мне нравится, когда есть с кем соревноваться. Когда много сильных соперниц, среди которых есть девочки сильнее меня, радости от победы больше.

-- Спасибо, Саша.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Михаила ШАРОВА (архив) и Ута КЕЙСУКЭ

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки