Танцевальный дуэт Арина Ушакова – Максим Некрасов завоевали бронзу на чемпионате мира среди юниоров в Софии. Уже дома, через несколько дней после возвращения домой, перед первой тренировкой, в интервью сайту ФФККР спортсмены рассказали о том, как прошли соревнования, каким был для них этот сезон и с чего начинался их путь в спортивные танцы.

-- Арина, на пресс-конференции в Софии после произвольного танца ты сказала, что в начале сезона вы поставили перед собой цель отобраться на мировое первенство и завоевать медали. То есть ехали в Софию за наградами?

Арина: Мы ехали на чемпионат мира, прежде всего, откатать чисто обе программы. Понимали, что при чистых прокатах можем быть в призах.

-- На чем основывалась эта уверенность?

Арина: На наших выступлениях в сезоне, какие баллы получали. Это давало надежду, что на чемпионате мира все возможно. Тем более, что разница между лидирующими танцевальными парами, которые выступали на разных стартах, составляла сотые баллы. Это означало, что все возможно, что ситуация по ходу соревнований может меняться. Надо только делать свое и чисто кататься.

D16B7673small

Максим: И когда в Софии мы вышли на лед, то поняли, что можно и нужно бороться.

-- После короткого танца американская пара Кристина Каррейра – Энтони Пономаренко занимала 6-е место, а они были в числе основных претендентов на медали первенства. О чем подумали в этот момент? Мы в призах?

Арина: Нет. Я понимала, что они сильные соперники, на прошлом юниорском чемпионате мира были в тройке, что ребята давно выступают и при чистом прокате произвольной программы могут подняться выше и быть в призах.

Максим: И расслабляться после малой медали за «шорт» мы не собирались.

-- В этом сезоне вы дебютировали на чемпионате мира. До этого участвовали в юниорском финале Гран-при. В Болгарии после Японии не так было волнительно стартовать?

Максим: Меня юниорский чемпионат мира не удивил. Япония, если честно, поразила больше. Чемпионат мира лично для меня прошел спокойнее.

Арина: В Нагое все было торжественно. Может, потому, что там вместе с юниорами выступали и взрослые спортсмены. Зрителей было много. Японцы большие фанаты фигурного катания. А на чемпионат мира мы приехали -- все как-то спокойнее. Ощущение, будто мы выступаем на обычном турнире. Иногда я выходила на тренировку, каталась и вдруг в голове: «Это же чемпионат мира! Круто!» Но потом все быстро улетучивалось -- все, как обычно.

-- Может быть, такая «домашняя» атмосфера и помогла?

Арина: Наверное, не сказать, чтобы мы слишком нервничали.

-- Как отреагировали тренеры на ваше выступление?

Арина: Поздравили. Людмила Михайловна и Алексей Юрьевич (Горшковы – прим.) работали и жили в Софии. Еще один наш тренер Максим Сергеевич Болотин тогда катался у Горшковых, и тоже проводил много времени с ними на сборах в Болгарии.

Максим: Я застал то время, когда мы ездили на сборы в Болгарию. Там, можно сказать, прошла половина моего детства.

Арина: Много лет прошло, многое поменялось, но наши тренеры до сих пор считают Болгарию своим домом. Людмила Михайловна так и сказала: тут все наше, и у нас все получится.

D16B8210small

-- За что можете похвалить себя, за что покритиковать на чемпионате мира?

Максим: Можно было в коротком танце получше Ча-Ча-Ча проехать, а в произвольном дорожку шагов. Мы за дорожку получили второй уровень, а могли на третий сделать.

Арина: Мы немного сдерживали себя. Но, я считаю, что обе программы проехали практически на максимуме. Если судить по тренировкам, то, возможно, в будущем надо больше внимания уделять хореографии, танцевальности. Чтобы, когда мы катались, судьи оценивали не только нашу технику, но и наш танец. Хотя программы у нас яркие.

-- Программы действительно интересные, и ваша пара отличается от остальных. Как рождались эти программы, расскажите.

Арина: Мы очень долго выбирали музыку для произвольного танца. Сначала остановились на одном варианте. Но вскоре Алексей Юрьевич принес другую музыку, сказал: «Давайте попробуем. Не пойдет, возьмем еще что-то». В итоге мы остановились на мюзикле «Nine». С первых же секунд поняли, что нам эта музыка подходит по выразительности, эмоциональности. В этой программе мне, например, можно попробовать себя в разных образах. Это интересно.

Конечно, программу нам ставил Алексей Юрьевич. Но мы очень много работали с хореографами – Еленой Станиславовной Масленниковой, Натальей Евгеньевной Яновской, которая присутствовала на всех тренировках, что-то подправляла, подсказывала. Нам помогали многие специалисты -- по народным, бальным танцам, хип-хопу… Можно сказать, эту программу мы пропустили через себя. И мне так грустно с ней расставаться, я ее очень полюбила. В самые первые дни, когда нам дали музыку, я ходила на тренировки и постоянно ее слушала, представляла, какой мне надо быть, какие эмоции показывать. С самого начала работа над этой программой меня захватила.

Максим: А мне обе наши программы нравятся. В произвольной я изображаю режиссера. Такого у меня еще не было. А короткий танец скомпонован из четырех музыкальных частей.

Арина: Алексей Юрьевич принес нам две музыки Ча-Ча-Ча. Мы под одну начали кататься, привыкли, все нравилось. И вдруг он предложил попробовать другую. Мы с Максом встали в ступор. Но попробовали. Потом выбрали все-таки ту, что уже катали, потому что первый вариант нам в душу засел.

Музыку румбы принес Максим. Он нашел обработку мелодии с битом. А мелодию сальсы Алексей Юрьевич подобрал. Так все и сложилось.

D16B6911small

-- Много работаете? В 8 утра пришли, в 8 вечера ушли?

Максим: Можно и так сказать.

Арина: Днем у нас есть перерыв. Я стараюсь днем поспать, чтобы нормально вечером тренироваться.

Максим: У нас утром тренировка до часа дня. Потом, кто домой идет, кто в школу. В 5 вечера возвращаемся и до 8 на катке.

-- Каждый день в школу ходите?

Арина: Не каждый. Я учусь в 9-м классе. Буду сдавать досрочно ОГЭ. Если вместе со всеми, то не успею отдохнуть и вовремя на сбор вернуться. А отдохнуть надо, чтобы с новыми силами начать новый сезон.

Максим: А я 11-й класс заканчиваю. И на этой неделе уже первый экзамен.

Арина: После чемпионата мира в школе меня поздравили. Сказали: «Приходи с медалью». Видео наших выступлений на чемпионате мира ученикам показали. Подарили цветы мне и моей маме. Приятно. У меня очень хороший классный руководитель Татьяна Юрьевна Костикова. Она переживает, всегда поддерживает меня. Это очень важно. Но я не люблю, когда оказываюсь в центре внимания, потому что если бы Олимпийские игры выиграли – это одно. А так, третье место на юниорском чемпионате мира – это только начало нашего пути.

-- А как начался, кстати, ваш путь в спорт?

Арина: Мне было годика три, когда папа взял меня на массовое катание. В какой-то момент ему надоело возиться со мной на льду, он сам хотел покататься, а я ползала, мешала, и папа увидел группу детей, с которыми занимался тренер. Через некоторое время меня привели в группу, родители попросили, чтобы тренеры меня посмотрели. Набор уже прошел, но взяли. Помню, дети уже катались, а я просто вдоль бортика ходила, была хуже всех. Но с каждым занятием каталась все лучше и лучше, стало получаться. И через какое-то время детишки остались в этой группе, а меня в старшую перевели.

Сначала я, конечно, не очень понимала, зачем мне нужны эти тренировки. Я ведь еще теннисом занималась. Но постепенно фигурное катание вытеснило теннис. Хотя, если честно, я теннисисткой хотела быть. А фигурное катание не очень нравилось. Но с возрастом все поменялось. Поняла, что больше люблю лед, каток. Может быть, стала ездить на соревнования, пошли результаты.

Максим: Меня мама привела в фигурное катание, чтобы просто научился стоять на коньках. Сначала занимался в группе здоровья, а потом резко перешел в спортивную. Был в одиночном катании у Натальи Борисовны Лебедевой. Четыре года прозанимался, но начали учить тройные прыжки, и у меня не пошло. И тогда Людмила Михайловна Горшкова предложила перейти к ним, в танцы. В первый день я не пришел – думал, а на второй пришел. До Арины у меня были и другие партнерши. Трех поменял.

IMG2387

-- Арина, ты ведь в Челябинске начинала тренироваться?

Арина: Да, с четырех лет занималась одиночным катанием. Но потом мы поехали с нашей группой на сбор в Йошкар-Олу. Там с нами работали Алексей Урманов и Сергей Чемоданов. И Чемоданов предложил мне попробовать в танцах. Мы подумали, подумали и решились. Переехали всей семьей – родители, мы с братом. Папе давно предлагали перебраться в Москву по работе, и он бы рано или поздно это сделал, а тут грех было не воспользоваться ситуацией.

В 12 лет я приехала в Москву, до этого каталась только в одиночном, не знала, что такое килиан, вальсовая позиция… Недолго тренировалась в Дмитрове у Елены Гараниной и Валерия Спиридонова, с другим партнером. Мы даже на двух стартах выступили. Причем, я каталась тогда в ботинках для одиночного катания…

-- Поясните для непрофессионалов, чем отличаются коньки для одиночного катания от тех, что предназначены для танцев на льду?

Максим: Ботинки для одиночного катания тверже и лезвия длиннее. У одиночников и парников лезвия с острыми зубцами, у танцоров они закругленные.

Арина: Танцевальные ботинки не такие высокие, как у одиночников. Лезвие «одиночных коньков» выступает сзади каблука сантиметра на 3, есть и другие тонкости – ширина лезвия, например.

...Так вот через три недели после первых тренировок мы с моим партнером, я на «одиночных» коньках, поехали на 5-й этап Кубка России… Все для меня было новым.

Потом, в Дмитрове, я еще у Яны Хохловой пробовалась. Она нам с Максимом нашу первую программу ставила -- «Чикаго», растанцовки… Но в итоге мы стали тренироваться у Алексея Юрьевича Горшкова в Одинцове.

D16B6986small

-- Тяжело было переходить из одиночного катания в танцы?

Арина: Если честно, мне было тяжело. В одиночном ты сама отвечаешь за себя. А тут надо все делать с партнером. Непривычно как-то. Не могу сказать, что мы быстро с Максимом поладили. Перед нашей первой встречей мне сказали, что у мальчика длинные волосы. Но, слава Богу, что Максим к тому моменту постригся. И я подумала: «Пронесло».

В первый сезон мы не стремились на призовые места. Наша задача была обратить на себя внимание. Мы были 5-ми, 10-ми. Только один раз оказались в тройке на турнире Панина в Питере. А во второй сезон после контрольных прокатов мы получили этап Гран-при. И я поняла, что нужно сделать все, чтобы хорошо выступить, потому что если попадем в тройку, то нам дадут и второй Гран-при. Но в финал мы не отобрались. И на этот сезон, сделав выводы по прошлому году, почувствовав, что мы все можем, надо только приложить усилия, стали больше тренироваться. Побеждает не тот, у кого больше таланта и способностей, а тот, кто очень хочет добиться цели и работает для этого.

Максим: Этот сезон у нас самый удачный, потому что на всех стартах мы чисто катались. Возможно, по технике уровни были не те, но явных ошибок и срывов мы не допускали.

Арина: Надеюсь, мы уже знаем, как настраивать себя на соревнования и выходить на старт. Когда много катаешь программ на тренировках, то без разницы, есть ли люди на трибунах или нет. Наоборот, даже хорошо, когда много зрителей, есть для кого кататься.

-- Видно, Арина, ты -- девушка целеустремленная.

Арина: Да, если я поставила цель, то всегда иду к ней. Может, из-за моего характера меня кто-то не любит. Но я всегда говорю все открыто в глаза. Не стану осуждать человека за его спиной. Предпочитаю то, что мне не нравится, высказывать в лицо. И как бы потом это ни обсуждали, чтобы ни говорили, мне все равно. Надо дело делать, а не болтать.

На самом деле я очень люблю выступать. Многие боятся соревнований, говорят, что лучше тренироваться, чем стартовать. Но если не стартовать, то зачем тренироваться? Я, наоборот, люблю соревнования. Хоть каждый день бы ездила. Это непередаваемое ощущение, когда выходишь на лед, слушаешь потом оценки. Классно, если круто прокатаешь обе программы. От всего этого получаешь огромное наслаждение.

-- В Софии вы сказали, что вам очень нравится канадский дуэт Тесса Вирчу – Скотт Мойр. Почему?

Арина: Мы были на финале Гран-при в Японии, и Тесса со Скоттом мне очень понравились. Не только по катанию, а чисто по-человечески. Они очень дружелюбные, подойдут, спросят, поговорят. Мне нравится, что они могут показать разные стили, хоть вальс, хоть танго, хоть румбу… Все.

-- А французская пара Габриэлла Пападакис – Гийом Сизерон?

Арина: И та, и другая пара -- обе великие. И дай Бог, нам всем дорасти до такого уровня. Но мне больше нравятся канадцы. Они более энергичные. Французы тоже талантливые. Но мне кажется, что у французов программы похожи. Возможно, это их стиль. Но у нас такой вид спорта, что надо меняться, пробовать что-то новое.

Максим: Согласен.

-- Спасибо, ребята, успехов.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Михаила ШАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки