В ближайшее время серебряному призеру олимпийского командного турнира, бронзовому призеру чемпионатов мира и Европы Михаилу Коляде предстоит выдержать еще один «экзамен» -- защитить магистерскую диссертацию по теме многооборотный прыжков.

Об этом, итогах олимпийского сезона, новых программах, одну из которых поставил Стефан Ламбьель, фигурист рассказал в интервью Татьяне Фладе.

-- Миша, что сложнее – выступать на соревнованиях или писать диссертацию?

-- Работать над диссертацией, конечно, сложно, нервно, но не могу сказать, что это тяжелее, чем выступать на чемпионате мира или Олимпийских играх. Понятно, что спортсмены привыкают к физическим нагрузкам, а тут нагрузки умственные. Особенно сложно настраиваться на такую работу, когда долго ей не занимаешься, а нужно садиться, открывать учебники, вникать. Мне необходимо время, чтобы «влиться в струю», а потом процесс пойдет нормально. Тем более, если предварительная подготовка проведена, есть база. Магистерскую работу я «построил» на своем дипломе, который тоже писал о многооборотных прыжках. Усилил, дополнил, что-то переделал…

Нет, писать не тяжелее, чем соревноваться. Все-таки подготовка к чемпионату мира продолжается целый год, а на диссертацию уходит значительно меньше времени. Хотя, конечно, тему нужно рассмотреть со всех сторон, рассказать подробно, объяснить. Получается более 80 страниц, и это не предел.

MK52018

-- Думаю, что защита пройдет нормально.

-- Я тоже так думаю. Все преодолимо. Но это нужно сделать, потому что раз начал, то следует довести до конца. Вообще, образование, институт – это очень серьезно, особенно в нашей стране. Без диплома в дальнейшем сложно найти хорошую работу. Ведь я же не буду кататься до 50 лет, надо думать о будущем – учиться, защищать диплом, писать диссертацию. Я придерживаюсь мнения, что лучше это сделать вовремя, потому что с годами сложнее настроиться, заставить себя сесть за учебники, переключиться на учебу.

-- Желаю удачи. Но давай вернемся немного назад. Как ты оцениваешь свою бронзу чемпионата мира в Милане? Многие фигуристы после Олимпиады пропускали этот турнир.

-- В любом случае, чемпионат мира остается чемпионатом мира. И даже если кто-то не приехал, это не отменяет того, что это очень крупные соревнования. Для меня это был очень хороший и положительный опыт и задел на следующий олимпийский цикл.

-- Во время таких соревнований или после них специалисты дают тебе советы?

-- В Милане после соревнований подошел Филипп Канделоро. Было приятно, на самом деле. Я давал интервью, поворачиваюсь, а он рядом стоит, поздравил, пару советов дал по расстановке прыжков. Я поблагодарил, сказал: попробую. Это здорово, когда люди подходят к тебе с добрыми намерениями.

-- Многие спортсмены прекрасно справляются со всеми элементами на тренировках, а на старте не всегда получается. Ты и сам часто об этом говорил, объяснял, что проблема не в физическом состоянии, а в голове. Как исправить?

-- Мой преподаватель в институте имени Лесгафта Владимир Александрович Апарин говорил, что для того, чтобы прыжки получались на соревнованиях, нужно чисто прыгать 11 из 10. То есть спортсмен должен быть настолько уверенным, чтобы стабильно выполнять прыжок в любом состоянии, в любое время и при любых обстоятельствах. Тогда не возникнет проблем и на старте. Мы, конечно, много работаем на тренировках, но, видимо, такая уверенность пока не пришла.

Если говорить в целом о прошлом сезоне, то по отдельным выступлениям, естественно, у меня к себе есть вопросы и надо делать соответствующие выводы, чтобы таких прокатов и таких ошибок не повторялось. Надо стараться все это свести к минимуму, так как если подобные промахи в начале сезона еще простительны, то на пике сезона, ответственных и важных стартах, допускать их нельзя.

MK8

-- Расскажи, как ты съездил в начале июня к Стефану Ламбьелю?

-- Прекрасно. Это была лучшая неделя за последние месяцы, потому что я немного отвлекся от учебы. Правда, я взял с собой компьютер, чтобы что-то писать, но все равно голова была больше занята другим.

В этот раз с погодой повезло. В прошлом году в Швейцарии было под 30, очень жарко, просто невыносимо. Я не переношу такую жару, поэтому реально спасались на катке. Сейчас же было вполне комфортно – 16-20 градусов, временами шел дождик. Все было классно. Тренер Валентина Михайловна (Чеботарева – прим.) и Стася Константинова, которые поехали к Стефану в первый раз, были в восторге, все очень понравилось. Мы на самом деле плодотворно поработали в хорошей компании.

-- В этом году Стефан поставил тебе короткую программу полностью?

-- Да. Надо сказать, очень быстро поставили. Работали так много и так увлеченно, что не заметили, как время пролетело. В какой-то момент я даже спросил Стефана: «А сколько времени прошло?» И он тоже задумался: «Не помню, два, три дня…»  Мы так все втянулись в процесс, что потеряли счет времени. Все увлеклись, вдохновились, и как-то очень быстро пошло. У меня часто бывает: когда чем-то увлекаешься -- время летит. И это касается не только фигурного катания, но и учебы. Сел, сосредоточился, озарило, и 2-3 часа пролетают незаметно. А случается: не идет, вымучиваешь что-то из себя, так долго и нудно..

Со Стефаном мы идейно вместе собрались, и сразу стало получаться. Думаю, программа будет интересной. Хотя сейчас, конечно, еще рано об этом говорить. Программа «не в ногах», надо ее накатывать. В принципе, на коньках-то сложно стоять, а тут еще предстоит делать незнакомые шаги. Но глаза боятся – ноги делают. Так что, надеюсь, к контрольным прокатам все будет хорошо.

MK22018

-- Когда вы работали со Стефаном, ты что-то предлагал или инициатива была полностью у него?

-- Какие-то шажочки, переходы я предлагал. Но в основном, конечно, идеи были Стефана. Я не возражал, потому что доверяю ему. Он очень хорошо скользит, у него сразу имелось общее представление, какой должна быть программа. И я с ним соглашался, потому что видел, как он это делает, с какой энергией, подачей, и мне самому хотелось также.

Стефан мне всегда нравился как спортсмен. Недавно пересматривал старые записи разных фигуристов, в том числе Стефана. Анализировал для себя, как, что, какая расстановка элементов в программе, интересные переходы подмечал. Как говорится: век живи – век учись. В Швейцарии я учился у Стефана, нюансы отмечал, шаги на раскатке он мне интересные показал… Все это опыт, который набирается не сразу. Опыт не приходит с неба. Все это сразу не запомнишь. Годами нужно отрабатывать.

-- Записывал что-то для себя?

-- Нет, Стефан снимал на телефон. Он предлагал, я пробовал, снимали, смотрели – хорошо – оставляли.

-- Музыку для короткой программы кто предложил?

-- Стефан. Я приехал в Швейцарию со своими вариантами. Мы послушали, но, видимо, то ли Стефан меня не увидел в этих программах, то ли он не совсем понял предложенную нами музыку. Не знаю. Первую тренировку мы просто слушали разные мелодии, ездили по льду, представляли, обдумывали, а потом, в перерыве, сели в раздевалке, он стал ставить свои музыкальные отрывки, переключать: «Вот это, а может, это…» Я послушал его вариант – мне понравилось. Подумал: почему не взять? На следующий день Стефан уже пришел с «порезанной», готовой музыкой для программы, и мы начали работать. Все произошло очень быстро. Если честно, я не ожидал. Стефан меня даже похвалил, что я быстро соображаю, хотя на самом деле это не так. Прежде чем начать, мне надо все обдумать, переварить информацию, чтобы все улеглось в голове, понять, как руки работают, как ноги…

-- Но, может, это только тебе так кажется, а у Стефана есть возможность сравнить с другими учениками?

-- Возможно. Но я очень доволен работой с ним. Теперь дело за «малым» -- отработать прыжки, дорожки, вращения…

-- Произвольную программу вы поставили до этого, в апреле, в конце сезона. Что ты можешь о ней сказать?

-- Про произвольную программу могу сказать, что это будет очень известная, очень мощная музыка. В классическом направлении.

MK7

-- Твоя была идея взять эту музыка?

-- Да. Мне она давно нравилась. Думаю, должно получиться хорошо. Потому что ... я не знаю, я чувствую эту музыку, она мне очень нравится, и, думаю, мне удастся вжиться в роль, хотя я не похож на того персонажа, которого буду представлять.

-- Ты не хочешь рассказать подробнее об этом или предпочитаешь держать в секрете?

-- Как-то так сложилось, что все до прокатов молчат.

-- Не все.

-- Не все? Но мне пока как-то не очень хочется разглашать. Наверное, нравится сохранять интригу.  

-- В конце июня ваша группа отправилась на сбор в Латвию. Ты присоединишься к ребятам позже. Хорошее место сбора?

-- Да, мы каждый год ездим в город Валмиера. Это уже «насиженное место». Мы там были много раз. Я подсчитал, что в этом году у меня седьмая поездка.

-- Приелось?

-- Нет. За последнее время я был на сборах в разных странах -- Америке, Японии, есть возможность сравнить. В Латвии с размещением, транспортом, едой, льдом, тренировками проблем нет, а что еще нужно? На сборе там мы работаем «до потери пульса», поскольку закладываем основную базу на весь сезон, от которой потом отталкиваемся. Июль – август идет накатывание новых программ, собираем все крупицы в одно целое. В Латвии действительно проделывается огромный объем тренировочной работы, кроссы… Тяжело.

MK9

Но в этот раз я был очень рад, что поеду, потому что в сравнении с диссертацией все это мне ближе. Понятно, что учебу надо закончить. Как поется в детской песне: «Неприятность эту мы переживем». И после можно будет полностью отдаться работе на льду. А так 10 лет в школе и 6 лет в институте – это много. Да и то мне повезло, что в свое время, когда переходил в другую школу, после третьего класса оказался сразу в пятом. Тогда новую систему ввели – вместо 10 лет школьники стали учиться 11, и школы работали по разным программам. Так что я «проскочил». Теперь -- диссертация. Последний рывок. Он самый тяжелый, но его нужно сделать.

-- В июле ты планируешь поехать в США к Рафаэлю Арутюняну. Почему именно к нему?

-- Во-первых, потому, что он третий год подряд считается лучшим тренером в США. Это о многом говорит. Во-вторых, в группе Арутюняна тренируется действующий чемпион мира, и мне было бы интересно «поспаринговать». К тому же, интересно посмотреть, как построена система подготовки, почерпнуть информацию, которую я еще не знаю. Словом, поеду «по обмену опытом». Надеюсь, в Калифорнии понравится. Океан, горы рядом, солнце, витамины… Посмотрю, как люди живут. В любом случае, это будет полезно.

-- Каким тебе представляется новый сезон? Какие планы?

-- Планы как обычно. Контрольные прокаты. В этом году они пройдут в Москве, в «Мегаспорте», на публике. Потом, наверное, выступлю на двух «Челленджерах». Скорее всего, в Финляндии и Братиславе. Этапы Гран-при. Если все сложится хорошо, то чемпионаты Европы и мира. С тренером будем пробовать разные варианты. На одном старте с одними прыжками, на другом – с другими. Посмотрим, как лучше. Конгресс ИСУ принял новые поправки, к ним нужно адаптироваться. Можно сказать, что предстоит такой «пристрелочный» сезон. Сложный, но интересный.

-- Спасибо, Миша, удачи.

Татьяна ФЛАДЕ, Санкт-Петербург

Фото Татьяны ФЛАДЕ  и Юлии КОМАРОВОЙ

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки