Впервые в истории российского фигурного катания команда «Парадиз» из Санкт-Петербурга завоевала бронзовые медали чемпионата мира по синхронному катанию в канадском Гамильтоне. Каким непростым оказался путь к этим долгожданным наградам рассказывает тренер команды Ирина Яковлева.

Ирина Александровна, к этому успеху ваша команда шла не один год.

Действительно, к этому успеху мы шли очень долго. В этом году исполнилось 20 лет команде «Парадиз». Учитывая то, что синхронное фигурное катание у нас стало развиваться позже, чем в других странах, ворваться в мировую элиту было очень сложно, не имея поддержки в судейском корпусе, технической бригаде.

Только первый год как в России появился технический специалист международного уровня по синхронному катанию Ульяна Чиркова из Екатеринбурга. До этого все это время мы имели представительство в лице одного судьи Игоря Образцова. Не надо объяснять, что в такой ситуации непросто соперничать с другими командами, которые уже завоевали авторитет и рейтинг в синхронном фигурном катании.

Насколько весомую роль в синхронном катании играет судейская поддержка?

Фигурное катание вообще достаточно субъективный вид спорта. Тем более, если речь идет о танцах на льду, синхронном фигурном катании. Какие-то вещи каждый специалист видит по-своему, и, естественно, если вы имеете сильных представителей в судейских бригадах, то они пытаются, прежде всего, оказать поддержку своим спортсменам.

Например?

Например, то, что считалось у других команд инновацией, нам порой засчитывалось как запрещенные элементы. Такое было и не раз, и с этим ничего не поделаешь. Но мы все равно шли к своей цели, не обращая ни на что внимания.

Что было самым сложным на этом чемпионате?

Справиться с ответственностью. Но это относится ко всем крупным стартам. Когда команда попадает в группу лидеров, в ТОП-5, то она автоматически лишается права на ошибку, что оказывает на спортсменов очень сильное психологическое давление.

CCVy1gIUEAAeI1R

Чтобы подняться на пьедестал, необходимо катать программы без ошибок. Но, к сожалению, на протяжении ряда лет с нами постоянно случались либо мелкие помарки, либо досадные огрехи. Вспоминаю, как три года назад мы выиграли малую золотую медаль на чемпионате мира в шведском Гетеборге. Тогда мы были очень близки к  победе, но из-за падения одной спортсменки в произвольной программе, потеряли два балла, что лишило нас не просто подиума, а откинуло на пятое место. После соревнований многие с сожалением говорили, что мы потеряли большую золотую медаль, что это досадно, но...

Говоря о трудностях этого чемпионата мира, следует отметить, что перелет в Канаду получился очень сложным, разница во времени составляла 7 часов, плюс нестандартные ледовые площадки, которые на 4 метра уже, чем в Европе. Нам пришлось заранее перестраиваться, огораживать каток веревкой, чтобы почувствовать новые размеры. А это непросто. Одному фигуристу сложно перестроиться на новый размер, а тут 16 спортсменам.

Словом, перед чемпионатом мира в Гамильтоне возникла масса моментов, которые оптимизма не вселяли. Самое главное, что наш российский судья по жеребьевке не попал в судейскую бригаду на этот турнир. Было понятно, что другие команды будут стараться воспользоваться появившимися преимуществами. Тем объективнее итоговый результат.

Не могу обижаться на судейскую бригаду. В этот раз судейство на чемпионате мира было достаточно объективным. Никто никого сознательно не топил.

Иными словами, несмотря на то, что «Парадиз» на прошлых чемпионатах мира был близок к пьедесталу, эта бронза оказалась неожиданностью?

Учитывая все вышесказанное, мы ехали на этот чемпионат мира с задачей сохранить прошлогоднюю позицию. И честно говоря, не думали, что нашей команде позволят подняться на пьедестал. Во-первых, потому что мы выступали за океаном, в Канаде. Не секрет, что фактор своего поля дает хозяевам некие плюсы перед соперниками. Настороженность вызывала и техническая бригада, в которую входили контролеры из Швеции, Финляндии и Канады, что в принципе, вероятно, и отразилось на результатах после короткой программы. В первую тройку вошли сборные Канады, Финляндии и Швеции.

В короткой программе мы допустили помарки и были пятыми. Но тут свою негативную роль сыграл порядковый номер: мы выходили на лед последними, когда накал страстей уже зашкаливал. Давили высокие результаты команд, выступавших до нас. Кататься в такой ситуации было очень ответственно и нервозно. Необходимо было сохранить правильный настрой, не перегореть, не сдаться заранее. Слава богу, что девочки собрались и показали мастерство, не думая о местах, о медалях. Ну а в произвольной программе все сложилось для нас удачно.

Чем вы объясните такой разрыв в баллах бронзовых призеров от первых двух мест?

В фигурном катании очень важно завоевать авторитет, рейтинг, который затем будет работать на команду. Мы долгое время находились ПРИ подиуме, участвовали в этой борьбе и никто нас за уши не тянул. Но, видимо, пока мы не зарекомендовали себя, не утвердились так прочно, как другие законодатели моды в синхронном катании. Но это не говорит об уровне мастерства. Скорее, это инерция прошлых лет, некая страховка, судейский консерватизм, если хотите. Видимо, по старинке присутствует момент, когда люди страхуются, не могут перейти определенную черту, поставить оценки за катание без оглядки, что можно выпасть из судейского коридора.

Однако применительно к этому чемпионату мира можно признать, что уровень ведущих команд за последнее время очень сильно вырос. Появились интересные программы, с сюжетом; спортсмены катаются на высоких скоростях, исполняют сложные элементы, и это возводит синхронное катание на коньках в разряд самых зрелищных видов спорта.

Как вы пришли в синхронное катание и насколько сложно подбирать спортсменок в команды по синхронному катанию?

По специальности я балетсмейстер. Этой специальности училась в Ленинградской консерватории. Четверть века проработала в балете, после чего переключилась на фигурное катание.

Кстати, к этому сезону мы сделали очень удачные программы. Особенно произвольную программу на музыку Бородина «Половецкие пляски». Многие коллеги из других команд подходили ко мне и отмечали эту работу, что приятно.

А с чего все начиналось? С трудностей. Поначалу было безумно сложно сформировать команду. Наша «Парадиз» создавалась в Санкт-Петербурге на базе Академии фигурного катания. Брали фигуристок, которых отчисляли из питерской ДЮСШ. В те годы было много спортсменок, которые по возрастным данным не показывали того, что от них требовалось. И тогда директор школы Татьяна Анатольевна Меньшикова обратилась ко мне с предложением сделать команду по синхронному катанию, чтобы девочки, которые не подошли для индивидуального спорта, могли продолжить карьеру.

Сначала нужно было набирать 24 спортсменки, потом 20. Подыскать подходящих кандидаток было чрезвычайно сложно. В последующие годы уже не было больших отчислений из Академии, да и тренеры, возможно, невольно формировали негативное отношение к нашему виду. Для некоторых это был «устрашающий» элемент воздействия, мол, плохо тренируешься, пойдешь в синхронное катание. Понятно, что при таком отношении желающих перейти в нашу команду было не так много.

Для сравнения в Хельсинки существует 4 сильнейшие команды по синхронному фигурному катанию, в Канаде -- больше 400. Популярность синхронного катания в Северной Америке, Скандинавии, Финляндии настолько высока, что детей приводят именно в синхронное катание, поэтому, начиная с новисов, там представлены все категории спортсменов. Понятно, что весь наработанный технический багаж, соревновательный опыт, который получают фигуристы за эти годы, играет ключевую роль при переходе на взрослый уровень.

paradis

Слышала, что в зарубежных командах даже сильные одиночницы переходят в синхронное катание?

Это так, но не каждая сильная одиночница подойдет для синхронного катания. Сильные спортсменки по характеру индивидуалы, не все смогут перестроить свою психологию под командный вид. А в синхронном катании очень важно, чтобы все были причесаны под одну гребенку, чтобы двигались, дышали в унисон. Плюс особенности техники, некие специфические вещи. Паре скататься сложно. На это нужно минимум года три. А тут скатать 16 фигуристов, с разными характерами, нервной системой, уровнем подготовки…

Почти каждый год в командах происходит ротация, и найти замену ушедшим очень нелегко. Подготовленные кадры брать фактически неоткуда. Значит, параллельно с обучением спортсменки, чтобы она была на одном уровне с остальным коллективом, надо еще и команду подтягивать наверх. А помимо техники есть и психологический настрой. Для начинающих спортсменов выступить на чемпионате России – огромный психологический стресс, чего уже говорить о чемпионате мира?

Как вам кажется, интерес к синхронному фигурному катанию в России растет?

Если судить по чемпионатам России, то, несомненно, наш вид фигурного катания развивается. Появляются новые команды в регионах -- команды новисов, юниоров. Это создаст конкуренцию, будет двигать наше синхронное катание вперед, даст возможность командам подбирать спортсменок не только технически подготовленных, но и психологически устойчивых, потому что спортивный характер никто не отменял. 

О том, что ситуация потихоньку меняется, говорит тот факт, что некоторое время назад в Питере появились свои команды новисов, юниоров, но пока их уровень недостаточен для того, чтобы спортсменки пополняли команду мастеров. Это дело не одного дня, нужно время. Поэтому на конкурсной основе мы берем фигуристок из других городов. На протяжении нескольких лет нашу команду пополняли спортсменки из Екатеринбурга. Девочки приезжают в Санкт-Петербург, поступают в институт имени Лесгафта и приходят к нам в «Парадиз». Так в этом году появились четыре спортсменки из Екатеринбурга, где нет своей взрослой команды. Просматривались девочки из Тольятти, Самары… Это обоюдный интерес. Девочки, у которых нет возможности продолжать спортивную карьеру, получают такой шанс у нас.

Изменится ли отношение к виду в связи с вашим успехом?

Думаю, что завоеванная нашей командой «бронза» заставит более внимательно и уважительно относится к нашему виду фигурного катания. Не секрет, что сейчас многие команды существуют в основном за счет энтузиазма. Хотя в последнее время сдвиги определенные намечаются. Появилась поддержка со стороны нашей федерации, региональных властей, спортивных школ, но по сравнению с тем, какая помощь оказывается другим видам фигурного катания, это, конечно, другая история. Это касается и сборов, и финансов, и льда для тренировок.

Как вы полагаете, у синхронного катания есть шанс войти в олимпийскую программу?

Очень на это надеемся. Ждем. Да и не только мы. Наши зарубежные коллеги хотят того же. Популярность синхронного катания в мире растет. Посмотрите, что творилось на чемпионате мира в Канаде. Яблоку негде было упасть. Против такого аргумента сложно возразить. Так что надеемся, что рано или поздно синхронное катание на коньках станет олимпийским видом спорта.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото со страницы Фейсбука команды «Парадиз»

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки