Новости
Лина ФЕДОРОВА – Максим МИРОШКИН: «В нашей паре нет главного»

 

Это интервью с Линой Федоровой и Максимом Мирошкиным состоялось на следующий день после того, как фигуристы завоевали бронзу на первенстве мира в Милане.

 

-- Ребята, почему на награждении у вас был такой взъерошенный вид. Не верили, что стали третьими?

М.М. – Нет. Я не улыбался, потому что с утра зубы не чистил. Шучу.

Л.Ф. – А я и правда не ожидала, что мы займем одно из трех мест. Короткую программу откатали не очень хорошо. Да и в произвольной соперники в последней разминке могли нас с легкостью обыграть. Так что не исключено, что оказались бы на четвертом или пятом месте.

Мы очень довольны результатом. Будем надеяться, что в следующий раз завоюем золото. Но загадывать не стоит. Надо просто тренироваться все лучше и лучше.

-- Как вы полагаете, третье место в Милане соответствовало уровню вашей готовности?

М.М. – Мне кажется, мы были намного лучше готовы к юниорскому финалу Гран-при.

-- Почему?

М.М. – В финале Гран-при вместе с юниорами выступали мастера, и по уровню те соревнования были выше, значительнее что ли, чем первенство мира.

Л.Ф. – А я считаю, что к чемпионату мира мы были подготовлены достаточно хорошо. И могли бы лучше откатать короткую программу. Но это первый для нас чемпионат мира. Будем стараться и тренироваться.

М.М. – Вы вот скажите, мы доставили вам удовольствие своим катанием?

-- Признаюсь, мне ваша пара нравится.

М.М. – Этого мы и добиваемся, чтобы свои катанием доставить удовольствие не только себе, но и зрителям.

-- О юниорском спорте пишут не так много. Расскажите, что вас привело в фигурное катание?

М.М. – Точнее, кто? Бабушки.

Л.Ф. – Да, меня привела бабушка, когда мне было 4 года. В тот момент никто и не думал, что занятия фигурным катанием перерастут в профессиональное увлечение. Просто рядом с домом, а я живу в Москве, была спортивная школа, вот мы и пошли покататься. Но после первого же урока я сказала, что мне очень понравилось. Хочу серьезно этим заниматься.

-- Так сразу поняла, что это будет твое дело?

Л.Ф. – Да, так сразу.

М.М. – Лина – девушка целеустремленная.

-- Максим, а ты?

М.М. – Я тоже оказался в фигурном катании благодаря бабушке. Но остался в этом виде спорта совершенно случайно. Походил два года, а потом в Екатеринбурге лед «закрыли». Меня отдали в хоккейную секцию к тренеру, который был другом нашей семьи. Там я занимался года полтора, пока тренер не уехал работать в Канаду. Полгода никуда не ходил. И мама сказала: «А может опять в фигурное катание?»

Но мое возвращение откладывалось из-за переездов. Мы уехали в Нижний Тагил. На новом месте я было пошел в секцию по фигурному катанию. Но вскоре мы вернулись в Екатеринбург, и вот тут все завертелось по новой. Моим первым тренером была Елена Александровна Шестакова. Тренировался я и у Павла Алексеевича Ковтуна – папы Максима Ковтуна. Очень хорошие тренеры.

-- Наверняка, вы поначалу планировали выступать в одиночном катании?

Л.Ф. – В одиночном катании моя карьера не сложилась. Не было достаточного набора элементов, и мне ничего не оставалось, как переходить в парное катание. Но все это благодаря моему первому тренеру Анне Евгеньевне Патрикеевой.

М.М. – А я последнего не верил, что перейду в парное катание. Конечно, мне нравилось поднимать девочек. Даже, когда не умел этого делать, все равно пробовал. Но встать в пару… Правда, когда предложили, то согласился.

-- Что подумали, когда увидели друг друга впервые?

М.М. – Лина подумала, что я толстый.

Л.Ф. – Неправда. Мы ездили с тренером на подкатки на каток, где тренировался Максим. Я его и раньше видела. Потом, когда узнала, что он станет моим партнером, была очень рада.

-- Как распределяются роли в вашей паре? Кто главный?

М.М. – В паре главное равенство. Да, Лина?

-- Максим, тем не менее, ты производишь впечатление очень надежного партнера.

М.М. – Надежного, но не главного. В нашей паре нет первого. Не скрою, мне очень важно, как реагирует на какие-то вещи Лина. Наблюдая за ее реакцией, можно много чего нового открыть.

-- Со стороны кажется, что Лина предпочитает держать эмоции при себе.

М.М. – Это она на людях молчит. Если бы вы знали ее года два назад и общались каждый день…

Л.Ф. – Это рабочие моменты, которые случаются со всеми на тренировках. Иногда между нами возникают споры, но мы быстро договариваемся и стараемся не ссориться.

-- Вы общаетесь друг с другом вне катка?

Л.Ф. – Если долго не видимся, то постоянно созваниваемся, списываемся, перебрасываемся СМС.

М.М. – Мы по телефону можем часами разговаривать. Даже сериалы обсуждаем. Звоним друг другу во время рекламы: «А ты это видела?» У нас дружеские отношения, как у брата с сестрой.

-- Что можете сказать о вашем тренере Владиславе Жовниорском?

Л.Ф. – Очень хороший тренер. Спокойный. Никогда не взрывается, даже если какой-то элемент не получился. Все очень толково объясняет, в чем ошибка, что мы сделали не так. Мы пытаемся исправить.

М.М. – Мы с Владиславом Владимировичем работаем уже четвертый год. И я очень благодарен нашему тренеру за все. Не знаю, как он нас терпит? Когда-нибудь, наверное, взорвется, потому что Лина --темпераментный человек, я тоже. А тренер замечательный. Мы его очень любим.

-- Вы тренируетесь в группе Нины Михайловны Мозер вместе с другими сильными парами. Это помогает?

М.М. – Конечно. Глядя на того же Максима Транькова, мы смотрим и учимся.

Л.Ф. – То, что мы катаемся на одном льду с Татьяной Волосожар – Максимом Траньковым, большая удача. Мы многому учимся у них. Они нам дают советы, что-то исправляют, помогают. Это огромный опыт для нас.

-- Понятно, что ваша жизнь – это тренировки, выступления, сборы… Но что, помимо спорта?

М.М. – Я собираю флаги. Привожу из тех стран, где я был. Вешаю дома.

-- Много флагов?

М.М. – Не так много, как хотелось, но десять наберется.

Л.Ф. – Я очень увлекаюсь музыкой. Коллекционирую диски. Привожу магниты из разных стран. У меня целая коллекция.

-- У вас есть братья, сестры? Может, они тоже занимаются фигурным катанием?

М.М. – У меня есть младший брат. Миша. Ему 15 лет. Он пробовал себя в фигурном катании. Вышел на лед, пару раз упал, плюнул и сказал: «Пусть Максим катается».

Л.Ф. – Моя шестилетняя сестра Лана очень хочет заниматься фигурным катанием. Но мама сказала, что ей вторая головная боль не нужна. Лана увлекается музыкой. Играет на пианино, поет. И еще мы ходим с ней на массовое катание. Ей очень нравится.

-- Что будете делать в ближайшее время?

М.М. – Сезон еще не закончен. У нас старт в Люксембурге.

Л.Ф. – А потом мы дней десять отдохнем, и будем тренироваться, набирать форму, чтобы готовить наиболее сложные элементы и показывать их на соревнованиях.

-- Такая жизнь не напрягает?

Л.Ф. – Наоборот, нравится.

М.М. – Я смотрю на своих ровесников, большинство зациклены на чем-то одном. Сидят безвылазно в Москве, во дворе, перетирают между собой какие-то незначительные темы. Ездят раз в год на море с родителями. Никакого адреналина. А Лина, к примеру, в свои 15 лет уже полмира посмотрела. Многие из ее сверстников даже в соседний город поехать не могут. Не то, что нам с партнершей, есть что вспомнить: «А помнишь, в Милане такой-то музей…»

Л.Ф. – Когда я болею и вынуждена дома сидеть, то начинаю скучать. Не представляю своей жизни без фигурного катания. Все разговоры, все истории, все мысли про фигурное катание. Как поехать дальше на сборы, на соревнования, что будем делать, какие программы ставить. Все это очень увлекательно. Сейчас закончим сезон, немного передохнем и на сбор. Не могу дождаться.

 

Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА

{"mname":"news","id":"494"}{"bodyclass":"view","nowtpl":"main.tpl"}