Перспективной танцевальной паре Ксения Монько – Кириллу Халявину в прошлом сезоне не удалось пробиться в олимпийскую команду и выступить на Играх в Сочи. Для фигуристов, которые мечтали о домашней Олимпиаде не один год, это могло бы стать сильным психологическим ударом. Однако, к счастью, этого не произошло. Напротив, неудача по-хорошему только разозлила спортсменов.

О том, как удалось пережить непростой момент в карьере, насколько мотивировало это на дальнейшую работу и каковы планы на предстоящий сезон Ксения и Кирилл рассказали сайту ФФККР.

Ребята, вы, наверняка, очень хотели поехать в Сочи. Как пережили то, что не попали в олимпийскую команду?

Ксения: Мы действительно очень хотели поехать на Олимпиаду. И когда стало понятно, что не попадаем туда, конечно, расстроились. Было чувство разочарования, но, как ни странно, не такое сильное, как я думала. В начале сезона мне казалось, что если мы не отберемся на Олимпийские игры, то это все – конец, и я больше никогда не буду заниматься спортом.

А когда это случилось в реальности, то сразу как-то собралась, подумала: «Ну, не поехали на Олимпиаду. Значит, где-то что-то не доделали. Значит, еще не готовы. Будем работать и через четыре года появиться еще один шанс, которым надо воспользоваться».

Кирилл: Мы постоянно думали об Олимпиаде. Можно сказать, жили мыслями о ней. В олимпийском сезоне было запланировано много стартов, чтобы судьи обратили на нас внимание, запомнили, оценили программы. Мы всегда очень серьезно готовимся к сезону, а к олимпийскому вдвойне. Обидно, конечно, что не отобрались на зимние Игры. Но что об этом говорить.

Смотрели олимпийские выступления фигуристов?

Ксения: Во время Олимпиады мы были в Северной Корее с показательными выступлениями. В прямом эфире Олимпийские игры там почти не показывали, а интернет не работал. Помню, посмотрели урывками произвольный танец, короткий не видели. О результатах узнавали в основном из местных новостей. Знали, что Женя Плющенко снялся, что Катя Боброва и Дима Соловьев стали пятыми...

В какой-то степени, то, что мы не сидели, прилипнув к телевизорам, и к лучшему. Во всяком случае, не так сильно нервничали.

Кирилл: Честно говоря, нам очень помогло, что во время Олимпийских игр мы были там, где не показывали соревнований. Кто и как откатался, посмотрели потом спокойно, без лишних эмоций, профессиональным взглядом. Сделали для себя выводы, и перевернули страницу, потому что нельзя жить одним стартом всю жизнь. Это будет не движение вперед, а остановка.

Вашу пару называют очень талантливой и перспективной. И не первый сезон ждут качественного скачка, прорыва. Однако из года в год повторяется один и тот же сценарий: великолепная готовность на контрольных прокатах, предсезонные старты, первая неудача и спад. Почему так происходит?

Ксения: Может, потому, что все от нас чего-то ждут? Я тоже постоянно от себя чего-то ждала. Думала: «Вот выйду сейчас, откатаюсь так классно, на все сто!» А не получалось.

В этом сезоне решила, что надо менять настрой. Ничего не жду. Просто тренируюсь, но тренируюсь так, чтобы самой нравилось, чтобы от работы получать  удовольствие.

Вы правильно заметили, что перед началом предыдущих сезонов про нашу пару на контрольных прокатах многие говорили: «Ой, они так здорово готовы! В этом сезоне точно «выстрелят». Однако после первых же неудач мы почему-то останавливались, достигали какого-то потолка и упирались в него.

Вывод? Может, надо притормозить, не так резво стартовать?

Ксения: Не думаю, что нужно искусственно тормозить. Просто на протяжении сезона не надо останавливаться. Возможно, наши промахи происходили потому, что мы быстро сдавались. Не получилось на старте, становились грустными, где-то даже опускали руки. А надо было не обращать внимание. Не получилось сейчас, значит, получится в следующий раз. Наоборот, необходимо было еще больше работать.

Кирилл: Мне кажется, что в олимпийском сезоне у нас было очень много стартов, поэтому и тяжело было себя сохранить.

Ксения: Конечно, быть в постоянном напряжении, готовиться в таком сложном режиме очень непросто. Ведь мы выступали фактически через неделю. Возвращались домой, недели полторы отдыхали (но отдых, сами понимаете, какой) и снова стартовали.

Кирилл: До Нового года мы выступили на 7 или 8 турнирах, в то время, как другие ребята на 2-3.

Ксения: На Универсиаду приехали как выжатые лимоны.

Кирилл: Это правда. После Оберстдорфа поехали во Францию на турнир категории «Б». Потом неделя дома и снова в Париж. (Кстати, можно было в Москву не возвращаться). После Парижа был этап Гран-при «CupofRussia», а перед домашней публикой всегда ответственно выступать.

До этого в Париже мы откатались очень неплохо. Собрали хорошие отзывы от представителей нашей Федерации, которые присутствовали на Гран-при, судей, тренеры нас похвалили. Затем в Москве за прокат произвольной программы, наконец, набрали 90 баллов. Очень плотно по результатам подошли к американцам Чок – Бейтс и нашим Рязановой – Ткаченко.

Но каждый старт, каким бы ни был его итог, хороший или плохой, отбирает много эмоциональных сил. Поэтому после всех этих соревнований мы были внутренне опустошены. Нужно было время, чтобы восстановиться, но в плане значилась Универсиада. Старт в Италии получился очень тяжелым. Во всех отношениях. Это касалось и расписания соревнований, и подготовки. На протяжении недели нам удалось потренироваться там всего три дня и то по 20 минут.

Ксения: Расписание было неправильным и неудобным. Все сразу пошло не так.

Кирилл: Нельзя сказать, что мы не пытались бороться за призовые места. Но если быть реалистами, то у нас просто не было сил. Мы были в таком разобранном состоянии, поэтому и выступили на Универсиаде неважно.

Как бы там ни было, но сезон закончился для вас рано.

Кирилл: Да, соревнования закончились рано, но мы значились запасными на чемпионаты Европы, мира, поэтому должны были поддерживать форму. Так что нельзя сказать, что мы не тренировались . Когда узнали о травме Димы Соловьева, то в любой момент готовы были вылететь в Японию, чтобы заменить ребят.

После чемпионата мира поехали в шоу?

Ксения: Нет, мы сразу стали ставить программы. Начали с произвольного танца, потому что достаточно быстро определились с музыкой. Для короткого взяли оригинальное фламенко и классический пасодобль в исполнении оркестра.

Кирилл: Произвольный танец поставили на классическую музыку известного немецкого и английского композитора в современной обработке. Работа близится к концу. Хотя еще не завершена, концепция программы дорабатывается.

Работать над новыми постановками мы начали раньше, чем в прошлом сезоне. Сделали все абсолютно новые поддержки. И уж точно в этот раз не будет ничего из того, что мы делали раньше. Во всяком случае, сейчас стоим перед дилеммой, какие выбрать. Новые поддержки сделали с «запасом».

Очень хотим продемонстрировать в новых программах мощное, широкое катание. Нельзя сказать, что до нас этого не делал и не делает никто. Но делают только танцоры ТОП уровня. Такое катание присуще даже не всем ведущим парам,  а исключительно элите. На Олимпиаде в Сочи, на мой взгляд, его продемонстрировали только Мэрил Дэвис – Чарли Уайт, которые и стали олимпийскими чемпионами. Эта пара каталась очень мощно, с максимальными движениями…

Вот и нам хочется, чтобы наше катание было таким, чтобы программы смотрелись идеально, интересно, чтобы один элемент плавно перетекал в другой, чтобы была раскрыта тема, чтобы люди говорили, что мы не просто хорошая пара, а такая, чьи выступления запоминаются, цепляют.

Ваш тренер Александр Жулин считает, что вашей паре по силам войти в элиту. И для этого нужно только желание и стремление. Согласны?

Кирилл: Пока мы находимся в таком статусе, когда из трех стартов в начале сезона надо чисто и без ошибок откатать не один, не два, а все три. Если все наши программы будут звенеть, если у нас все получится, если будет чувствоваться серьезный настрой, то тогда и можно будет сказать, что мы ворвались в элиту. У нас нет права на ошибку, мы не можем «косякнуть».

Что мешает чисто кататься? Слишком большая ответственность, которую вы взваливаете на себя, неверие в свои силы?

Кирилл: Если бы мы не верили в себя, то и не катались. Мне кажется, наоборот: иногда нам мешает очень сильное желание. Но если есть такое желание, то это уже хорошо.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Юлия КОМАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки