Олимпийские чемпионы в командных соревнованиях, бронзовые призеры чемпионата мира в танцах на льду Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев после Олимпиады в Сочи не участвовали в соревнованиях. Фигуристы пропустили почти полтора года, причиной тому стала травма партнера и последующая операция на левой ноге. Врачи прогнозировали, что на восстановление потребуется месяца полтора. В реальной жизни на это ушел весь сезон. Только в конце апреля Дмитрий Соловьев смог кататься без боли.

О том, что пережили спортсмены за прошедшие месяцы, о новом и старом коротком танце, «Анне Карениной», марафонах и благотворительности, уроках английского и планах на будущее в интервью Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева.

На этой неделе мы встретились с фигуристами на катке в «Олимпийском», где шла постановочная работа над новым коротким танцем. С этой темы в перерыве между тренировками и началось наше интервью со спортсменами.

Ребята, мы рады, что вы на льду и слухи, что вашей пары не будет, оказались преувеличенными.

Екатерина: Сейчас, слава богу, все в порядке. Занимаемся постановкой новой короткой программы. Делаем работу не тяп-ляп, а основательно, чтобы программа вышла красивой, сложной и удобной. Работаем уже достаточно долго, но впереди непочатый край и надо все успеть. Хотя контрольные прокаты состоятся в сентябре, но времени остается не так много.

bobrova1

Как выбирали музыку для короткой программы?

Екатерина: Когда узнали, что в этом сезоне обязательным танцем будет равенсбургский вальс, то, не сговариваясь, выбрали «Маскарад» Хачатуряна.

Дмитрий: Другие варианты даже не рассматривали, потому что это музыка из серии «до мурашек». Однажды мне кто-то сказал, что если при звуках музыки у тебя побежали мурашки, то под нее и надо ставить программу. «Маскарад» -- тот самый случай.

Екатерина: А вот по поводу второй части возникли споры. Мы долго думали, что взять? «Маскарад» -- это драма, и веселую польку или фокстрот к вальсу не присоединишь. Оставался марш. Мы перебрали много вариантов. Пробовали даже «Прощание славянки». Иностранцы воспринимали бы эту музыку просто как торжественную, а наши люди улавливали в ней более глубокий смысл, связь с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. Но когда мы скомпоновали два музыкальных отрывка, то поняли, что «Маскарад» и «Прощание славянки» не воспринимаются на слух как единое целое. Да и какую программу можно было под эту музыку поставить?

И вот однажды вечером мне позвонил Александр Жулин, сказал, что его осенило, попросил, чтобы послушала марш Монтекки и Капулетти из балета «Ромео и Джультетта» Сергея Прокофьева.

Дмитрий: Вроде бы эти два произведения про разные эпохи, но они очень точно совпадали по «тональности».  

Екатерина: Наш хореограф Сергей Петухов поначалу был категорически против. Говорил, что это нельзя соединить, что непонятно, какую историю можно придумать. Но когда мы начали ставить, то шаг за шагом программа стала вырисовываться. Пока всю историю мы не придумали, но уже знаем, что хотим.

Дмитрий: Постановочная работа пошла очень быстро. Слава богу, что сейчас я могу кататься до упора, выдерживаю по 3-4 тренировки на льду. Так что короткий танец успеем поставить до отпуска.

Произвольную программу оставите?

Дмитрий: «Анну Каренину» оставляем. Немного подкорректируем, подработаем, дорожку поменяем. Но в целом танец есть. Мы его уже не раз катали. В прошлом году показывали на прокатах в Новогорске, и программа всем специалистам понравилась.

Екатерина: Мне очень многие писали, что хотят увидеть нашу «Каренину», потому что в прошлом сезоне не удалось ее показать. Очень жаль, что мы не сможем прокатать свою «Кармен». Мы так много работали над этим коротким танцем, где потрясающая задумка, идея, много интересных фишек, красивые костюмы.

Дмитрий: Нам безумно нравилась музыка, постановка. В «Кармен» сочеталось все. Может, мы покажем этот танец на показательных.

Почему нет?

Екатерина: «Кармен» и так слишком много в фигурном катании. И каково будет зрителям смотреть еще и показательный номер под эту музыку? Хотя, кто знает.

Но открою небольшой секрет. Я попросила сделать фотосессию в костюмах для этой программы. Костюмы потрясающие, два шикарных платья. Мне очень хочется, чтобы меня увидели в этих нарядах. Обязательно выложу фото на своих страничках в интернете, чтобы хотя бы так запечатлеть нашу «Кармен».

Почему эта программа вам так дорога?

Екатерина: Потому что очень много сил было отдано. Помню, как в первый раз пришел Саша Жулин и сказал: «Катя, быть тебе Кармен». И что я испытала в тот момент, какая это была ответственность и насколько сложная задача. Ведь внешность блондинки мало вязалась с образом цыганки. Для меня это был некий вызов. Очень хотелось, чтобы моя Кармен не стала «проходной», а запомнилась надолго. Мне кажется, это удалось. Поэтому и обидно, что программу никто не увидит.

bobrova3

Вы сказали, что работаете основательно над новым коротким танцем. Для этого пригласили Геннадия Аккермана?

Екатерина: Геннадий Германович прекрасный специалист по обязательным танцам. Он занимался с нами, когда мы катались в группе Светланы Львовны Алексеевой и Елены Кустаровой. Так что мы все говорим на одном языке. Но в любом случае, чем больше разных мнений и профессиональных советов, тем лучше. Особенно после пропуска сезона.

Как вы пережили непростое время?

Екатерина: Мне было очень тяжело, потому что несколько месяцев находилась в подвешенном состоянии. Сначала ждала возвращения Димы, должна была держаться в форме, чтобы взять на себя роль локомотива и на первых порах тянуть партнера за собой.

Когда стало понятно, что сезон придется пропустить, то погоревала, но заставила себя собраться с мыслями и переключиться на следующий сезон. Очень много времени проводила на льду и в зале. Много работала с нашим хореографом Сергеем Петуховым. Брала мастер-классы у разных специалистов, хотя никто не этом не настаивал. Подтягивала физику. Занималась. Понимала, что мне это нужно.

Но наступил следующий этап. Нога у Димы продолжала болеть. Мы не знали, что будет дальше с нашей парой, сможем ли мы кататься? Менять партнера, когда мы столько лет вместе выступали на высоком уровне? Я не очень представляла, как такое возможно. Хотя перед глазами был пример других наших пар.

Не скрою, бывали моменты, когда мною овладевало отчаяние. Обычно это случалось после того, как Дима приходил на тренировку, начинал кататься, а у него «подламывалось» колено. Он уходил, пропускал неделю. И это повторялось много раз. Вот это состояние неопределенности было, пожалуй, самым тяжелым… Я очень хотела кататься. У меня было море нереализованных планов, амбиции. Здоровье мне позволяло. Но что делать, если партнер не в состоянии кататься вместе с тобой? Ответа на этот вопрос я не находила.

Дима, в чем была причина длительного восстановления?

Дмитрий: Сейчас, наверное, все понимают, что нужно было для начала проконсультироваться с немецкими врачами, которые набили руку на операциях с мениском. Тогда бы, скорее всего, не пришлось пропускать сезон. Но что об этом говорить…

Операцию мне сделали 26 сентября. Пообещали, что к чемпионату России буду в форме. Однако за пять месяцев улучшений не наступило, скорее, наоборот. Я ходил от одного реабилитолога к другому, но толку было мало. Одни отправляли на лед и рекомендовали наращивать нагрузки. В результате левая нога стала больше по объему, но боль не исчезала. Другие специалисты рекомендовали не кататься. И в какой-то момент я уже перестал понимать, что мне делать? В голову лезли разные мысли, а удастся ли вообще восстановиться или эта боль будет меня постоянно преследовать?

bobrova4

Почему раньше не поехали в Мюнхен?

Дмитрий: Потому что верил нашим врачам. Позже, когда встал вопрос о немецкой клинике, то все заговорили о повторной операции. Я спросил, а почему вы думаете, что операция нужна? Для начала надо просто проконсультироваться. Спасибо, что мне помогли заместитель министра спорта Юрий Дмитриевич Нагорных, руководители нашей Федерации фигурного катания Александр Георгиевич Горшков и Александр Ильич Коган. Я прошел обследование в Германии. Операция не потребовалась. Мне сказали, что нужно просто отдохнуть, сделать перерыв в тренировках на 2-3 недели, чтобы в колене скопилось достаточное количество необходимой жидкости. В принципе, в Германии мне показали те же самые упражнения, что я и делал, только методика немного отличалась. После возвращения из Мюнхена все встало на свои места. Проблема оказалась намного проще, чем предполагали.

Вы допускали мысль, что Катя может заняться поисками нового партнера?

Дмитрий: Допускал. И, кстати, я бы понял ее и не обиделся. Кате пришлось тяжелее всего, потому что несколько месяцев она пребывала в растерянности. То мы готовимся, вроде бы я доезжаю кусками произвольную программу. То вдруг сажусь на ногу, и она «проваливается» – отказывает… Никто не понимал, сколько это будет продолжаться, и закончиться ли когда-нибудь? Поэтому я очень признателен Кате, что она меня дождалась. Это еще больше настраивает и мотивирует на работу.

Знаете, за это время я столько всего передумал. И пришел к выводу, что, наверное, все так и должно было быть. Если это произошло, значит, нам было необходимо пройти через эти испытания. Трудности делают человека сильнее.

soloviev1

Кто помог в эти сложные моменты?

Дмитрий: Катя, Саша Жулин, Олег Волков, Сергей Петухов… Все те люди, которые окружают нас, кто за нас болеет. Мама, конечно, очень поддерживала. Но я не все ей рассказывал. Чаще успокаивал, говорил, что все идет своим чередом. Женя Плющенко помог. Он дал такой заряд, так мотивировал! У него ведь тоже были травмы, болячки, да еще какие! Женька подсказал телефоны специалистов, которые в свое время ему помогли. Но и, конечно, существенную помощь оказали руководители нашего спорта и федерации.

Помимо тренировок, чем еще занимались?

Дмитрий: Весь этот год моя жизнь укладывалась в схему: лед, ОФП, реабилитация, мама… и по новой. Иногда ненадолго отвлекался. Соглашался на предложение Женьки поиграть в страйкбол. Но куда мне с ногой. Похромал немного и вернулся к привычному уже распорядку. У меня не возникало вопросов, почему все происходит именно так, почему мне нужно уделять больше внимания маме. Просто знал, что надо.

Как чувствует себя Марина Владимировна?

Дмитрий: Мама тяжело болела, но сейчас ее состояние более-менее стабилизировалось. В свое время мама помогала мне во всем, отдавала последние копейки, чтобы я занимался фигурным катанием. И сейчас пришла моя очередь помогать ей, делать так, чтобы мама радовалась и улыбалась.

Таким сыном можно гордиться.

Дмитрий: Я не делаю ничего особенного.

Катя, судя по фотографиям в фейсбуке, вы увлеклись экстримом?

Екатерина: После недавних моих марафонов друзья признались, что всегда считали меня ненормальной, но не настолько. Видимо, в этом сезоне мне недоставало адреналина, потому и согласилась на подобные вещи. Например, мне было интересно понять, каково это пробежать по полигону 10 км с 60 препятствиями? Для военных – это просто зарядка, а для остальных – серьезное испытание. Поначалу мы хотели отважиться на эксперимент, когда станет теплее. Но тут узнали, что наши друзья бегут, и согласились с ними за компанию.

Из 60 препятствий многие были связаны с водой. А в тот день температура выше 10 градусов не поднималась, да и дождик накрапывал. Условия спартанские. На втором препятствии я угодила в воду, одежда промокла, а впереди почти 10 км бежать. Честно говоря, думала, что больше устану. Но на адреналине, эмоциях не заметила, как время пронеслось. Правда, после того, как мы финишировали, вдруг почувствовала, что меня трясет. На улице холод. Я в мокрой одежде. Слава богу, что не заболела. Но удовольствие получила огромное!

У вас традиция бегать марафоны в дождь и в холод?

Екатерина: Так совпало, что и благотворительный марафон, организованный Натальей Водяновой, мы тоже бежали в плохую погоду. Но я рада, что сделала доброе дело, помогла заработать деньги для детей. Я никогда не отказываюсь участвовать в таких мероприятиях, если время позволяет. Сама много занимаюсь благотворительностью.

К сожалению, в последнее время убеждаешься, что помощь больным и нуждающимся должна быть адресной, потому что в интернете развелось много мошенников, которые играют на человеческих чувствах. Это порождает недоверие людей, а это самое страшное.

kbobrova1

Соскучились по соревнованиям?

Дмитрий: Я соскучился до такой степени, что готов был по потолку бегать. Правда, в этом году соревнования не смотрел. Не мог. Знал результаты, кто как выступал; знал программы, музыку, даже поддержки, поскольку их активно обсуждали. Но во время чемпионата Европы посмотрел только Юко и Сашу Смирнова. Порадовался за них. На чемпионате мира видел выступления наших ребят. Остальных смотреть не стал. Знал, что от просмотра соперников заведусь, выйду на лед и начну форсировать подготовку, после чего промучаюсь с коленом.

Теперь, конечно, все изменилось. Наконец, я увидел огонек в глазах Кати, заинтересованность тренеров. Если бы вы знали, как долго я этого ждал.

Екатерина: Я, напротив, внимательно следила за соревнованиями, и для себя выделила новую группу фигуристов, с которыми работают канадские тренеры Мари-Франс Дюбрей и Патрис Лозон. Практически все их пары взмыли в этом сезоне.

То, что в новом олимпийском цикле произойдет смена лидеров, можно было предположить, но никто не ожидал, что первые места станет занимать французская пара Габриэлла Пападакис – Гийом Сизерон, которые на прошлом чемпионате мира были 13-ми, а на чемпионате Европы – 15-ми. Но это как раз и мотивирует, потому что заставляет верить, что у каждого есть шанс. Надо только работать.

Канадцы Дюбрей – Лозон нравились мне всегда. У этой пары были интересные программы, поддержки. Новые поддержки – это была их тема. Плюс надо учесть тренерские амбиции и момент нереализованности в спорте. Думаю, когда они вернулись в фигурное катание в качестве тренеров, то свой опыт, идеи, которые сами не воплотили, постарались реализовать в учениках.

Конечно, им будет сложно в следующем сезоне, потому что много молодых перспективных пар перешли к ним в группу. Да еще чемпионы мира французы. Во всех учеников надо вкладываться. Посмотрим, что из этого получится. Возможно, такой тренерский коллектив, в котором еще и Роман Хагенауэр, вытянет всех.

Какие планы на предстоящий сезон?

Екатерина: Поскольку мы не выступали полтора года и последним нашим стартом были Олимпийские игры в Сочи, то, скорее всего, мы получил только один этап Гран-при. Конечно, ситуация может по всякому сложиться, но с одним этапом мы не попадем в финал Гран-при. Значит, надо набирать рейтинговые очки на других международных турнирах. Возможно, поедем в Финляндию, Словакию, к нам на «Челлендж» в Саранск… Правда, перед международными стартами хотелось бы выступить на внутренних соревнованиях, но календарь не совсем удобный. Прокаты сборной запланированы на 12-13 сентября, а через неделю этап Кубка России в Самаре. Получается, что мы должны вернуться из Сочи и сразу ехать туда. Но, с другой стороны, мы ведь профессиональные спортсмены.

Будем думать с тренерами, как лучше поступить? Может, за июль «вычистим» программы, за август накатаем и вперед. Не мы первые. Лиза Туктамышева в этом сезоне проехала почти по всем соревнованиям. Другие примеры есть: Юко и Саша, пропустившие олимпийский сезон из-за травмы. Да и мы сами это проходили, когда меняли тренера. Нашу пару тогда практически похоронили, а мы взяли и вышли на новый уровень.

zhulinskie1

Дмитрий: Нам нужно как можно больше стартов, чтобы набрать рейтинг. В зависимости от Гран-при будем выстраивать схему, где стартовать. После длительного перерыва надо напомнить о себе, вспомнить забытые ощущения. В субботу уходим в отпуск. Возвращаемся на лед через две недели, а в конце июня отправимся на сбор.

Как проведете отпуск?

Дмитрий: Еще не решил. Может, останусь в Москве. Может, куда-то поеду. Но в любом случае, постараюсь больше плавать, как следует отдохнуть, чтобы в новом сезоне с новыми силами приступить к работе.

Екатерина: В воскресенье я улетаю в Лондон учиться. Очень хочу подтянуть английский язык, чтобы иметь возможность без нашей Татьяны Фладе отвечать на вопросы, давать интервью. Мне предлагали много разных вариантов: Оксфорд, Кембридж, Мальта, Америка… Но я выбрала Лондон. Город, к сожалению, не увижу, потому что времени на это не будет. Лечу одна, чтобы испытать эффект полного погружения в языковую среду. Выбрала ускоренный интенсивный недельный курс. Базовый английский у меня имеется.

Иностранный язык надо непременно знать. Не исключаю, что после завершения спортивной карьеры займусь судейством. Я и сейчас внимательно читаю правила, изучаю их. Мне это интересно. Иногда даже спорю с Сашей Жулиным, доказывая свою правоту.

После Лондона на 10 дней отправлюсь на море поплавать, погреться на солнце, проветрить голову. Хочется просто лежать, отдыхать и не думать ни о чем. Хотя соревнований в этом году не было, но морально я очень устала.

Новый цвет волос оставите?

Екатерина: Оставлю, потому что все знакомые говорят, что мне так хорошо. Думала над оттенком рыжего, но в итоге остановилась на более естественном – каштановом. Казалось бы, ничего такого, но я абсолютно иначе чувствую себя. Ощущаю так, как и должна ощущать – более уверенной, сильной, яркой… Пусть новый имидж станет первым шагом на новом этапе нашей жизни.

Подготовили Ольга ЕРМОЛИНА и Татьяна ФЛАДЕ
Фото Юлии КОМАРОВОЙ, Ольги ТИМОХОВОЙ, Татьяны ФЛАДЕ и из личного архива спортсменов

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки