Прошлый сезон для фигуристов-юниоров Дарьи Морозовой и Михаила Жирнова с самого начала не задался. Танцоры заболели после летнего сбора, долго восстанавливались, вынуждены были наверстывать упущенное, что помешало полностью раскрыть потенциал. В нынешнем сезоне сценарий подготовки абсолютно иной.

О сборе в Италии, Зазеркалье, космической силе, замерзшей луже и желании партнера поступить во ВГИК в интервью Дарьи Морозовой и Михаила Жирнова сайту ФФККР.

Чем отличалась подготовка к этому сезону?

Дарья: Мы впервые были на сборе в Италии, неподалеку от Пизы, в горах. Тренировались на высоте. Много занимались общефизической подготовкой.

Михаил: В прошлом году мы вернулись со сбора в Латвии и заболели. Когда восстановились, то надо было накатывать программы, догонять. Сейчас подходим к началу сезону в хорошей форме, и думаем, что дальше все пойдет по нарастающей.

На сборе в Италии кто занимался с вами ОФП?

Дарья: Очень хороший специалист из Питера Михаил Евгеньевич Воинов.

Михаил: У него все четко было распланировано, расписано. Неподалеку от гостиницы, где мы жили, находится озеро. После ледовых тренировок мы делали пробежки до него, а это довольно приличное расстояние. Затем у озера занимались…

Дарья: У каждого спортсмена была своя программа тренировок.

Михаил: Когда у меня заболела нога, то я отдельно от других тренировался, чтобы быстрее восстановиться.

Поехали на сбор с уже поставленными программами?

Дарья: Произвольную программу поставили в конце сезона, в мае, в Москве. А короткий танец в Италии.

Михаил: Мы ждали, когда выйдут новые разъяснения по короткому танцу, чтобы грамотно поставить и не переделывать ее потом.

Дарья: Короткий танец у нас – самба, румба, самба.

Михаил: Что за музыка, если честно, мы не знаем. Ее подбирали тренеры Ирина Владимировна Жук и Александр Васильевич Свинин. В нашей группе есть такой обычай что ли: тренеры до самого последнего момента держат в секрете выбранную ими музыку для программы. Дают ее послушать перед постановкой. Но нам сразу понравился этот музыкальный вариант. Да и вообще самба и румба мне больше по душе, чем свинг и квикстеп. В латинских танцах можно «зажечь», показать какие-то выразительные движения. Я не люблю «статичные» танцы.

А произвольный?

Дарья: Тему и музыкальное сопровождение для произвольного танца продумывали вместе с тренерами. Миша предложил взять музыку из фильма «Зеркала». Первые две части – находка Миши, а третью подсказал наш тренер.

Михаил: Идея программы родилась у меня давно. Я услышал эту музыку, и она меня чем-то зацепила. Можно сказать, что основная тема программы взята из фильма.

Дарья: Но это наше видение. Я – некая сила, которая живет в Зазеркалье. Моя цель – затянуть людей в свой зеркальный мир. И Миша, он же герой, в этом смысле не исключение.  

Михаил: Почувствовав присутствие такой силы, я начинаю ее бояться и сопротивляться.

Дарья: В медленной второй части наши герои пытаются противостоять друг другу, между ними завязываются некие отношения. Но затем герой понимает, что если он сейчас не вырвется отсюда, то пропал. Начинается борьба. Сила еще больше затягивает молодого человека в Зазеркалье…

Михаил: Но я вырываюсь, не даю себя заманить.

Дарья: Финал: каждый остается жить в своем мире.

Идея, понятно, ваша, а кто ставил программы?

Дарья: Обе программы – короткую и произвольную поставила наш тренер Ирина Владимировна Жук. В плане хореографии очень много помогла и помогает наш хореограф Алена Игоревна Самарская.

Михаил: К началу августа программа не может быть идеальной, потому что еще не так много времени прошло с момента постановки, да и по ходу что-то добавляется. Думаю, что к концу сезона мы ее накатаем. Каждому жесту придадим смысл.

Дарья: Мы поедем на второй этап Гран-при, так что есть еще время, чтобы исправить недочеты.

Михаил: Наша задача попасть в финал Гран-при. В прошлом году мы стали бронзовыми призерами этапов в Минске и Таллинне, и этого не хватило для поездки в Японию.

Дарья: Конечно, конкуренция будет высокая, но со всеми соперниками можно бороться.

О вашей паре знают не так много. Расскажите, пожалуйста, о себе: что, где, когда?

Михаил: Родился я в Подмосковье, в Железнодорожном. В нашей семье не было профессиональных спортсменов, но родителям, особенно маме, очень нравилось фигурное катание. Первым моим катком стала замерзшая лужа во дворе. Но на этом мы не остановились. Три раза в неделю ездили в Москву на «Стадион юных пионеров». Электричка, метро, трамвай… Туда и обратно. На дорогу уходило очень много времени, но маму это не останавливало.

Через некоторое время из СЮПа перешли на каток в Новокосино к Надежде Владимировне Кондулинской. В тот момент у нее была сильная группа. Там катались Лена Ильиных, Ваня Букин, Вова Морозов… На новом месте перспектив было больше. Да и каток находился ближе к дому. Мне ведь нужно было совместить школу и занятия фигурным катанием. Вот и мотался туда – сюда. Уставал. Даже плакал, умолял маму бросить. Обидно было, что другие ребята гуляют, отдыхают после уроков, а у меня – школа – каток.

Но мама была непреклонной?

Михаил: Да и я больше капризничал. По большому счету, не думал бросать тренировки, ведь столько уже отзанимался.

Поначалу, как все, был одиночником. Но с прыжками не заладилось, и знакомые подсказали перейти в танцы к Ларисе Владимировне Филиной на Ходынку. Понравилось. С моей прежней партнершей Жанной Боковой мы даже поехали и выступили на «Кумпарсите». Но Жанна вскоре меня переросла. И мне пришлось снова искать нового тренера и партнера. Так я оказался в группе Светланы Львовны Алексеевой. И с этого начинается наша история с Дашей.

Дарья: В это же время я тоже осталась одна, и мы с Мишей встали в пару. До Миши у меня был в танцах партнер, но мы с ним даже не выступали.

До перехода в танцы я занималась одиночным катанием. Начинала в ЦСКА у Оксаны Владимировны Ляшневской. Тренировалась упорно, но с прыжками была проблема. Однажды мама Аделины Сотниковой посоветовала попробоваться в танцах у Светланы Львовны Алексееевой.

Михаил: У Светланы Львовны тогда тренировались сильные пары: Боброва – Соловьев, Синицина – Жиганшин. Группа была большая. И с нами, молодыми, больше работала Светлана Евгеньевна Ляпина. Когда тренеры разошлись по разным каткам, то мы остались с ней. Но так случилось, что у Светланы Евгеньевны было мало льда.

Дарья: Но она дружила с Ириной Владимировной Жук, у которой мы в итоге и оказались.

Кстати, Миша рассказывал о том, как пришел в фигурное катание, как добирался до катка. Мне тоже приходилось на тренировки ездить на разных  маршрутках. Возила меня бабушка, потому что мама работала.

Михаил: А меня потом дедушка стал возить. Утром завозил на каток. Ехал на работу. После тренировки забирал. Отвозил домой.

Дарья: Большое спасибо нашим родным, бабушкам, мамам, дедушкам, которые нам так помогали, верили в нас. Конечно, мы и сами хотели заниматься спортом, но одного желания мало. Если бы не помощь родных, то сами мы не справились.

Какие соревнования вспоминаются чаще всего?

Михаил: Первенство России в Новогорске. Это было года два назад. Мы очень здорово откатали короткий танец, а в произвольном упали два раза.

Дарья: Побили рекорд по количеству дидакшн. У нас их было пять.

Михаил: Тяжело переживали, потому что готовы были классно. И, видимо, от этого стремления прыгнуть выше головы, все так и произошло. Помню, я споткнулся в произвольном танце. Запаниковал. А впереди еще поддержки…

Из-за того, что мы плохо выступили, теоретически не попадали на следующий год в сборную. Оставался единственный шанс: надо было побеждать в финале Кубка России. И мы это сделали. Собрались, проехали чисто. Обрадовались, что смогли пересилить себя.

Дарья: Не бывает побед без поражений.

Михаил: Без трудностей вообще теряется вкус побед.

Знаете, я вспоминаю еще один случай, когда мы с Дашей поехали на первые серьезные соревнования в Самару. Давно это было. Мы тренировались тогда у Светланы Львовны. Я очень нервничал перед выступлениями. Заранее сложил все вещи. Собрался…

Дворец в Самаре находился внизу. И чтобы вернуться в гостиницу, надо было подниматься в гору. Гостиница располагалась не близко от катка. Так вот: сижу я в раздевалке. Подходит Елена Владимировна Кустарова, спрашивает: «Готов?» Я киваю, открываю чемодан, а коньков нет. Из-за волнения и напряжения я забыл их в номере гостиницы на подоконнике.

Побежал обратно. Вверх, вниз…  Успел. Зашнуровал коньки и на лед. Тогда мы с Дашей заняли третье место. Сам организовал себе проблемы.

Миша, у тебя в ухе серьга. Талисман?

Михаил: Я с детства любил выделяться. Нравилось все необычное. Ухо проколол в 14 лет, а потом поехали как-то с мамой в Турцию, я увидел эту сережку. Сказал, хочу. Мама согласилась.

Маленький я вообще с длинной косичкой ходил. Как у джедаев. Даже на соревнованиях с ней выступал.

Выходит, ты – артистическая натура.

Михаил: Мама старалась меня всесторонне развивать. Я и на танцы ходил, и футболом занимался. У нас в городе был районный танцевальный коллектив. Там я и научился степу, народным танцам, классике… В танцах у меня круто получалось. Семь лет прозанимался. Это помогло преодолеть «боязнь сцены». До сих пор к публике очень хорошо отношусь. Зрителей люблю. А выступления – это как соревнования.

Где сейчас учитесь?

Дарья: Я в колледже при нашем катке. Мы попали в первый набор. Будем получать спортивное образование.

Михаил: А я студент МГПУ – Московского государственного педагогического университета. В нашем институте учится еще Сергей Мозгов. Руслан Жиганшин его окончил.

Вообще-то, я всегда мечтал поступить во ВГИК на режиссерский факультет или что-то такое связанное с постановочной работой. Но поскольку занимаюсь спортом, то мне нужно получить высшее спортивное образование. А дальше посмотрим.

Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки