После олимпийского сезона серебряный призер чемпионата мира в Ницце Алена Леонова вернулась в Санкт-Петербург и стала тренироваться в группе Евгения Рукавицына. О работе с новым тренером и о новых программах фигуристка рассказала сайту ФФККР.

Алена, нет спортсмена, который не мечтал бы выступить на Олимпиаде, и ты, наверняка, очень хотела поехать в Сочи. После того, как не отобралась в команду, не закрадывались мысли, а может, все, пора переключиться на что-то другое?

Нет, напротив. То, что я не поехала на Олимпиаду, меня только завело, еще больше мотивировало. Я сразу решила, что нужно продолжать, кататься до следующей Олимпиады в Корее. Мыслей о том, чтобы закончить, бросить спорт, даже не возникало. Да, я была расстроена, что не попала в олимпийскую команду. Но заставила себя об этом не думать. Сразу задалась другой целью и начала работать.

Есть внутренняя уверенность, что еще не все сделала в спорте?

Да. Я считаю, что у меня еще много сил, энергии и позитива. Слышала много историй, когда люди «досрочно» уходили из спорта, а потом об этом жалели.

По окончании сезона ты решила поменять тренера, стала тренироваться у Евгения Рукавицына. Почему не у Аллы Пятовой, с которой работала раньше?

Когда я вернулась в свой родной Санкт-Петербург, то много беседовала с Аллой Яковлевной. Мы сошлись во мнении, что будет лучше, если я стану тренироваться у Евгения Владимировича, а Алла Яковлевна продолжит меня консультировать, помогать. Мы остались с ней в очень хороших отношениях. Так что все в порядке.

С чего началась ваша работа с Рукавицыным?

Пришла и сразу начала все менять.

Села на жесточайшую диету?

Нет, я не специально худела. Просто на сборах так получилось, что очень много работали, мало кушала. Не могу сказать, что от этого сходила с ума. Нормально питалась: завтрак, обед, ужин. На ужин кефирчик. Но я привыкла к такому меню. Мне это было несложно. Я не срывалась, не было истерик. Все очень легко. Вес начал сам уходить. Особых усилий к этому я не прикладывала, как, например, раньше.

Тогда за счет чего?

Мне кажется, это произошло вследствие более интенсивной работы. На сборах мы действительно сделали много. Тренировки забирали столько сил и энергии, что и даже есть не хотелось. Да и в моральном плане я успокоилась, потому что знала, что с такой подготовкой, к прокатам подойду в хорошей форме.

У каждого тренера есть свои особенности в работе. С чего начали с Евгением Владимировичем?

Первое, что мне сказал тренер: «Я буду настойчиво менять твое ребро на лутце». Лутц -- это мой камень преткновения. На протяжении сезона мне только пару раз специалисты засчитывали нормальное ребро. Во всех остальных случаях это был не лутц, а флип. А в группе Рукавицына на меня очень жестко насели с этим вопросом. Много работали, старались, и прогресс очевиден. На прокатах в Новогорске все оценили проделанную нами работу. Ребро уже нормальное, прыжок похож на лутц, и только коварный и придирчивый судья может разглядеть что-то не то.

Из-за того, что похудела, и прыгать стало легко.

Так и есть. Я сама загорелась работой, благодаря переменам. Хочется еще и еще. Очень комфортно себя чувствую в новой группе, как будто дома.

Несмотря на то, что у нас много спортсменов, и среди них такие, как Костя Меньшов, мне уделяется достаточно внимания. И не только мне. С нами тренируется Маша Артемьева, которая в этом сезоне впервые поедет на этап Гран-при. С ней много работают. Мы даже разделили лед по времени, чтобы всем всего хватало.

Помимо Евгения Владимировича, мне помогает и тренер по ОФП, и наш хореограф – Ольга Германовна Глинка и другие специалисты. Так что все нормально.

Что скажешь о новых программах? Короткая на тему «Чаплина», и ты там, наверное, цветочница?

Нет. Не цветочница. Чарли Чаплин. Пусть для всех это будет сюрпризом. Вместе с Евгением Владимировичем и Ольгой Германовной мы долго думали над созданием нового образа. Хотели сделать что-то другое, чтобы меня никто не узнал, чтобы я поменялась полностью. И тогда я рассказала о своей идее, которая сидела у меня в голове еще с прошлого сезона. Но тогда не получилось. Наверное, слишком долго думала. Да и сомневалась, что не то, что не потяну задуманную роль, я, естественно, ее сыграла бы здорово. Просто была не уверена, а как на это отреагирует публика?

Интересно, а что сказал Рукавицын, когда ты ему озвучила свое предложение?

Поначалу он тоже не был уверен, сказал, что это будет в той же струе, а он хотел немного другого. Но когда начали ставить программу, и он тоже принимал в этом участие, то так загорелся! После первого дня постановки восторженно сказал: «Ребята, а мне нравится!»

Самое главное, что в этой программе я все равно поменялась. В «Пиратах» была соблазнительной, женщиной-вамп, а здесь другой образ. В нем есть что-то мое, но другое – непосредственное, детское, наивное. Программа получилась очень душевная.

А произвольная?

С произвольной программой у меня своя история. Ставила мне ее Ольга Воложинская. Мы долго выбирали музыку. Разных танго я прослушала штук, наверное, сто. Общались с Ольгой по почте: я отправляла то, что мне нравится, она присылала свою музыку. Но остановились на трех композициях: Asi Se Baila El Tango – Vero Verdier, Otono Porteno – Ensamble Nuevo Tango, Felicia – Carlos Morel. Причем, сначала Ольга мне прислала другой вариант. Мне он не очень понравился. Тогда она сделала еще один, отправила, а у меня не открылось письмо. Что делать? Ольга через день прилетит в Питер, а я не знаю, что за музыка! Связалась с ней. Она была в пути, сказала, что не может повторно письмо отправить. Так что музыку я услышала только в день постановки.

И когда Ольга включила, то мне безумно понравилось. Я сразу увидела себя в этой программе. Мы придумали историю о покинутой женщине, которая тяжело переживает расставание с любимым. Во второй части программы даже слышен звук разбитого фужера. Все эти страдания, переживания на тему, как он мог, какая я хорошая, а он плохой – в медленной части программы. А потом героиня приходит в себя. Машет рукой на всех и вся. И, уверенная в себе, начинает жизнь заново. В конце звучит такая жизнеутверждающая музыка.

Ольга Воложинская не только тебе в этом сезоне ставила программы.

Да, я знаю. Мне очень нравится с ней работать. Я видела, что и ей со мной. Мы начали сотрудничать давно. Ольга мне ставила еще «Чикаго», где я – ведьма. Но потом был перерыв. Мы не общались. А когда возникла необходимость, я ей позвонила, и Ольга сразу откликнулась. Я так благодарна ей за это, за помощь!

В общем, программы получились разные. Мне очень нравятся. Я считаю, что в этих программах что-то новое. Что в короткой -- новые кусочки, наработки, что в произвольной. Танго реально еще не пробовала. И неплохо. В новых программах есть что-то мое и не мое. А кто сказал, что надо непременно отказываться от того, что здорово получается?

Ольга ЕРМОЛИНА
Фото Ольга ТИМОХОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки