Центры, где развивается российское парное катание, можно легко сосчитать по пальцам одной руки. Фактически, их всего три. Это Москва, Санкт-Петербург и Пермь. Однако в последнее время Пермь и Питер могут поменяться очередностью, потому что в городе на Неве, кроме Юко Кавагути – Александра Смирнова, сильных пар почти не осталось. А что же Пермь?

О своих учениках, помощниках и проблемах, которые остро стоят на повестке дня, рассказала тренер Валентина Тюкова.

Валентина Федоровна, сколько пар тренируется в вашей группе?

Шесть. Это молодые ребята. Самые старшие из них Маша Выгалова – Егор Закроев, которые выступают последний сезон на юниорском уровне. Дальше Анастасия Губанова – Алексей Синцов. Если ничего не изменится в правилах ИСУ, то эта пара еще пару лет покатается в юниорах. Анастасия Полуянова – Степан Коротков. Из-за возраста партнерши фигуристы пока не могут выступать на юниорских этапах серии, хотя ребята готовы.  Две из трех перечисленных пар входят в основной состав нашей юниорской сборной, Полуянова и Коротков значатся в резерве.

Помимо озвученных фамилий, тренируются у нас и другие спортсмены: Александра Евсюкова – Дмитрий Сопот, Аполлинария Панфилова – Максим Селькин и Елена Иванова – Тагир Хакимов. Не исключено, что Евсюкова и Сопот смогут претендовать на попадание на Юношеские зимние олимпийские игры. Ребята делают тройной подкрут, тройной выброс, прыгают дупелек. Перспективная пара.

Давайте подробнее расскажем о трех ваших парах, тем более, что о юниорском катании не так много пишут.

Маша Выгалова – Егор Закроев – уже достаточно опытные спортсмены. Бронзовые призеры юниорского чемпионата мира. В этом сезоне программы им ставили Петр Чернышев (короткую) и Ольга Воложинская (произвольную). Программы получились интересные. Опыт сотрудничества с Петей, по отзывам самих ребят, им очень много дал. Как и поездка на две недели в США к Ольге Воложинской. Ребята здорово поработали, посмотрели, как тренируются спортсмены за океаном. Приобрели уверенность, некий лоск, что, естественно, сразу сказалось на их катании.

Сильная сторона дуэта Выгалова – Закроев в парных элементах: исполнении тодеса, вращений, поддержек…  Единственное, что в последнее время несколько беспокоит – проблема с прыжками у Маши.

Причин несколько. Во-первых, фигуристка подросла. Во-вторых, сказываются травмы. Я имею в виду голеностоп и сильный ушиб копчика. Скорее всего, из-за падения (а по большому счету серьезных падений до этого у Маши не случалось) появился страх. Девочка стала осторожничать на прыжках, хотя раньше дупель и тулуп получались чисто. Но надеемся, что со временем все наладится. Маша восстановится.

С этой парой очень плотно работает тренер нашей группы Павел Слюсаренко. Практически все время Паша проводит с Машей и Егором на льду или в зале. Шлифует каждую деталь, показывает, объясняет. И результат, я думаю, заметен.

Анастасия Губанова – Алексея Синцов?

Хорошие ребятки. Парень из Кирова, девочка из Медногорска. Пришла к нам в группу с одним акселем, который был «закручен и заверчен», но сейчас уже делает двойные прыжки. Этим фигуристам пока не хватает мощного и скоростного катания. Хотя по технике еще в прошлом сезоне они делали все элементы 4-го уровня и обыгрывали многих спортсменов, даже без дупля, за счет парных элементов -- тройного подкрута, выброса. А по второй оценке заметно уступали, так как изначально не получили никакой базы. Ни крюков, ни выкрюков, ни скольжения.

А когда прикажете этим заниматься, если нужно работать над парными элементами, а льда катастрофически не хватает, на что наша местная федерация фигурного катания просто закрывала глаза? Слава богу, что сейчас проблема со льдом решена. Спасибо, очень помог наш министр спорта Пермского края Павел Александрович Лях. Выделили лед в «Нефтяннике». Теперь можем тренироваться столько, сколько нужно. Есть зал. Словом, нам создали хорошие условия для работы.

Сколько в вашей группе пермских ребят?

Две девочки – Маша Выгалова и Анастасия Полуянова. Остальные приезжие.

Местные ребята не идут в парное катание?

В парное катание приходят, как правило, из одиночного. А одиночников нам коллеги из «Орленка» (а это еще одна школа в Перми) не передают.

Почему?

В первую очередь, это связано с финансами. Меньше учеников, меньше зарплата тренеров. Вот и приходится разыскивать партнеров по другим городам.

Давайте закончим рассказ о паре Анастасия Полуянова – Степан Коротков, а затем поговорим на эту тему.

Настя Полуянова – Степан Коротков уже в следующем году смогут выступать на этапах Гран-при. В арсенале этой пары – дупель, тройной выброс, тройной подкрут. Сейчас ребята работают над тройным сальховом. Так что, если все получится, то по прыжкам они будут выглядеть стабильнее, чем Губанова – Синцов. Но посмотрим.

Вы сказали, что в вашей группе только две спортсменки из Перми. А где живут остальные?

Снимаем для них две квартиры. В одной присматривает мама одного из спортсменов, в другой -- бабушка. И снова повторю слова благодарности: если бы не наш министр спорта, то пришлось туго. Павел Александрович вник в суть проблемы по поводу жилья и быстро ее решил.

Правда, о чем еще хотелось бы сказать – о стипендиях для перспективных ребят. Не все спортсмены могут сразу попасть в число призеров. Для этого необходимо время. Но талантливых фигуристов надо чем-то удерживать, даже такими, казалось бы, простыми вещами, как деньги на проезд, мелкие расходы. Родители не каждому способны помогать.

О какой сумме идет речь?

Порядка пяти тысяч рублей в месяц. Понятно, что наши ведущие юниоры Выгалова – Закроев получают другие деньги, Губанова – Синцов тоже не жалуются. В данной ситуации речь идет о перспективных парах, которые еще не добились результатов, но стараются. И может быть, местным властям стоит поддержать такие дуэты, если мы хотим развивать в Перми парное катание.

Жизнь показывает, что сломать и потерять гораздо проще, чем построить и запустить в работу.

Конечно, яркий пример тому Москва и Санкт-Петербург. В Москве создают условия, и спортсмены приезжают. А из Питера почему-то уезжают? На сегодняшний момент в северной столице фактически не осталось сильных пар. А ведь казалось, что традиции Санкт-Петербурга незыблемы. Честно говоря, мне очень не хотелось, чтобы и наш центр в Перми постигла та же учесть.

А что нужно, чтобы пермский центр стал вровень со столичными?

Прежде всего, нужны специалисты. Хореографы, постановщики, чтобы шлифовать программы, наводить «столичный лоск». Я не в первый раз поднимаю эту тему, но ничего не меняется. Тренерам в Москве и Питере в этом отношении проще. Много театров, телевизионных шоу, есть кого пригласить.

Но ведь и в Перми имеется свой знаменитый театр.

Но у нас не очень ладится работа. Во-первых, хореограф-постановщик должен быть из мира фигурного катания, как Петр Чернышев, Илья Авербух, Ольга Воложинская и другие. Ведь мало знать основы танца, хореографии, надо понимать специфику нашего вида спорта, чтобы перенести все движения на лед, поставить программы, которые были бы удобны для спортсменов и укладывались в рамки правил ИСУ. Во-вторых, зарплата хореографа составляет 15 тысяч рублей с вычетами. На руки чуть больше 12 тысяч. Кто из творческих людей согласится ездить к нам на тренировки через весь город за эти суммы?

Спасибо, что есть Оля Воложинская. Хорошо, что в этом сезоне очень помог Петя Чернышев. Но, согласитесь, что эпизодической работы явно недостаточно.

Мы стараемся привлекать всех, кого возможно. Например, при любой оказии приглашаем Сашу Попова, который катался с Ариной Ушаковой, а сейчас занят в шоу, других ребят. Прекрасно понимаем, что нужны молодые специалисты, новые идеи, свежий взгляд…

К слову, было бы неплохо отправить пермских ребят на «стажировку» к нашим известным танцевальным тренерам – Игорю Шпильбанду, Марине Зуевой, чтобы поработать над скольжением, танцевальными элементами. Этим летом Маша и Егор вместе с Пашей съездили на две недели в США, и то, что ребята впитали в себя, уже ощущается в их катании.

И наконец, нам очень нужен медицинский центр с физио и массажным кабинетом, где можно было проводить восстановительные процедуры. Сейчас, кроме бани, у нас ничего другого для восстановления спортсменов нет. Ведь ребята выступают на высоком уровне. Много работают, им необходимо восполнять затраченные силы. Это позволит избежать многих травм. А у нас только врачи, которые в случае необходимости могут оказать первую медицинскую помощь. Но этого недостаточно, если хотим двигаться и развиваться.

Ваши требования вполне обоснованы. Но я бы хотела вернуться к началу нашего разговора и поговорить о прыжках, точнее о базовой подготовке фигуристов, которые приходят к вам в школу.

Как ни печально, но приходится констатировать, что начинающие фигуристы, которые приходят к нам, имеют очень слабую базовую подготовку. И это вам скажет любой профессиональный тренер.

Дети почти не владеют двойными прыжками. Камень преткновения лутц с неправильного ребра. У фигуристов нет никакого элементарного представления об основах катания – крюки, выкрюки и так далее. Все это мимо. Вот и приходиться форсировать упущенное, параллельно обучая фигуристов парным элементам. А совместить это очень сложно.

Мои замечания, прежде всего, относятся к удаленным от Москвы городам – Уфа, Ачинск, Медногорск, Кемерово… И можно понять, почему так происходит. Ребята там тренируются в основном на открытом льду. А попробуй на морозе, покатайся?

Выход?

Вернуться к апробированной практике. Чаще проводить сборы в Новогорске, ведь в Москве есть и опытные тренеры, и хореографы, которые всегда могут подсказать очень важные вещи, научить. Спасибо Виктору Николаевичу Кудрявцеву, который активно помогал нашим ребятам на прокатах. Его консультации бесценны. Но этого мало. Что такое 3-4 дня? Надо проводить полноценные ледовые занятия. Кстати, об этом говорят все тренеры с мест.

Подготовила Ольга ЕРМОЛИНА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки