Спортивная пара Аполлинария Панфилова – Дмитрий Рылов завоевали серебро на своем дебютном чемпионате мира среди юниоров в хорватском Загребе. В этом сезоне спортсмены из Перми – ученики Павла Слюсаренко и Валентины Тюковой -- отобрались в финал Гран-при, стали бронзовыми призерами в Ванкувере, были третьими на первенстве России в Перми. Тем не менее второе место в Загребе, по признанию самих ребят, явилось для них приятной неожиданностью.

О первом чемпионате мира, о том, с чего для каждого партнера начинался путь в фигурное катание, о непохожих характерах, текущем сезоне и увлечениях вне спорта – русском рэпе и профессии визажиста -- ребята рассказали в интервью после соревнований.

 Он: «Меня хотели отдать в бокс или борьбу, но мама была против»

Д. -- Мне было лет пять, как-то вечером смотрел по телевизору шоу «Танцы со звездами». И залип. Сказал маме, что хочу также. Вообще, папа и все хотели отдать меня в бокс или в борьбу, но мама была против. Она не горела желанием, чтобы я ходил с синяками, поэтому сразу записала меня в самую обычную группу фигурного катания. У нас, в Кирове. Тренировался я там до 14 лет. Участвовал в соревнованиях, ездил на этапы Кубка России, где занимал 20-е места. А потом перешел в парное катание.

VP4 7361

-- Значит, тебя заметили?

Д. – Наверное. Показывался я в четырех школах – в Москве у Сергея Доброскокова и Натальи Павловой, в Питере – у Тамары Москвиной, потом в Перми. Меня брали везде, но не везде были условия, чтобы я мог тренироваться, учиться и жить в этом городе. Единственное место, где все это было – Пермь, поэтому я и уехал туда.

-- Сколько тебе было лет?

Д. – 14 лет. Первый год было очень сложно, потому что другие ребята были старше меня, им лет по 18-19. Мы снимали квартиру на 3-4 человек. Сначала с Катей Борисовой и Степой Коротковым.

-- А кто вам готовил еду?

Д. – Сами. Денег особо не было, покупали в магазине еду быстрого приготовления, разогревали в микроволновке.

-- Жил на «Дошираке»?

Д. – Типа этого. Год я можно сказать на «Дошираке» сидел. Это потом, когда прошло года два, и я начал получать зарплату, призовые за Гран-при, то все наладилось.

-- Родители не говорили: возвращайся?

Д. – Они предлагали, потому что в первый год результатов у меня не было, а родители так устроены, что им нужно все сразу – здесь и сейчас. Но я не хотел возвращаться. Мне нравилось фигурное катание.

-- Парное катание сразу привлекло?

Д. – Три месяца я катался в паре с девочкой, которой, как я понимаю, не очень это все нравилось. И я каждый день молился, чтобы нас «расставили», чтобы наша пара распалась. И через 3 месяца партнерша уехала, а потом появилась Полина.

 Она: «Я занималась танцами, но однажды меня привели на каток, и очень захотелось кататься»

А. – Поначалу я занималась бальными танцами. У меня две старшие сестры танцами увлекались. И не знаю, почему, возможно, меня однажды просто привели на каток, и я сказала маме, что хочу кататься.

VP11050Родители не хотели меня отдавать в фигурное катание, потому что считали, это травмоопасно. Танцы на льду -- куда ни шло. Но танцев в Перми нет, поэтому я занялась одиночным катанием. Там не пошло, и в группу Тюковых меня сначала взяли по договоренности.

-- По блату?

А. – На просмотр. Потому что на тот момент у меня ничего не было, кроме огромного желания. Одинарный аксель и два двойных прыжка. А мне уже было 9 лет. Но как-то постепенно пошло. Появились партнеры – Самойлов, Селькин. С Максимом мы катались какое-то время до того, как я получила травму и выбыла на несколько месяцев. Пока лечилась и восстанавливалась, Селькина поставили с другой девочкой.

-- А что за травма?

А. -- Упала неудачно, мышца надорвалась, потом заболела спина. Долго не каталась. А потом появился Дима. Павел Сергеевич Слюсаренко сказал: попробуйте, поделайте что-нибудь вместе. Меня это не очень обрадовало, ведь я считала себя уже опытной парницей. Тренеры говорили, ищем партнера, ищем.. И вдруг Дима... 

Они: «Через полтора сезона нашли общий язык»

-- Сразу поладили?

Д.—У нас характеры полные противоположности.

А. – Но через полтора сезона нашли общий язык.

PRGP18

-- А до этого?

Д. – Очень часто ссорились. Просто так – по пустякам.

А. – Кто-то что-то сказал: он зацепился за слово, я зацепилась. Но нас не выгоняли со льда.

Д. – Меня один раз, а тебя ни разу.

-- То есть, много энергии тратили попусту?

А. – Можно и так сказать. Просто мы не похожи характерами. Я вообще, на льду и в жизни -- два разных человека. На льду более жесткая. Выхожу на лед, знаю, что нужно работать и не давать себе никаких поблажек. И у Димы непростой характер. Не знаю, как объяснить.

Д. – Когда я приехал, и мы встали в пару, то Полина стала командовать, а я не привык к такому отношению со стороны девушек. Она постоянно говорила: делаем это, делаем то, ты ничего не понимаешь. И я был в шоке. Полтора года из-за этого ссорились.

А. – До Димы я со всеми партнерами так себя вела. Привыкла командовать в паре. А Дима оказался другим.

-- Хотя в жизни вы разные, но на льду смотритесь очень гармонично. Значит, в конце концов, нашли общий язык?

А. – Работаем, выходим каждый день, тренируем парные элементы, прыжки. Понятно, что нужно привыкнуть к человеку, найти к нему подход, общий язык. Умнее стали. Третий сезон катаемся вместе.

-- Какой у вашей пары характер?

А. – Сильный, упорный.

Д. – Я не могу представить из двух людей – одного. У меня в голове рисуются какие-то мифические существа. А если серьезно, Полина, хоть это и пафосно звучит, она больше как лед. А я – более эмоциональный. Мы абсолютно разные, но, наверное, это нас объединяет.

-- Люди с несхожими характерами часто дополняют друг друга: холодный ум и горячее сердце.

IMG409

Д. – Вот точно, это про нас.

А. – Дима очень эмоциональный. Это иногда мешает.

Д. – Но дополняет.

-- У вас красивые парные элементы – выбросы, подкрутка. Как вы достигаете такого уровня?

А. – Это заслуга тренеров. Валерия Николаевича Тюкова, Валентины Федоровны. Павел Сергеевич Слюсаренко раньше тренировался у них, и это передалось. Он умеет научить спортсменов, как правильно исполнять парные элементы.

-- У вас большая группа?

Д. – В группе 6-7 пар. Молодые ребята. Конкуренция есть, но не такая сильная, получается, что они за нами тянутся.

 Творческие личности

-- Помимо спорта, чем увлекаетесь?

Д. – На учебу время уходит. Я в 11-м классе сейчас.

А. – А я в 9-м. На домашнем обучении. Но так даже проще.

-- То есть в этом году вам сдавать ЕГЭ и ОГЭ.

А. – Да, предстоят экзамены.

Д. – А в чем вопрос-то?

C02472

-- Чем занимаетесь вне льда?

Д. -- Музыкой. Когда я только приехал в Пермь, и мне было очень тяжело, то это меня спасало. Приходил вечером, доставал лист либо в заметках в телефоне начинал писать стихи.

-- Стихи? А музыка причем?

Д. – Писал русский рэп. Придумывал музыку.

-- Его никто не исполняет?

Д. -- У меня есть свои треки. Но сейчас гоняться за двумя зайцами невозможно, поэтому я делаю это просто для себя.

-- Творческая личность, выходит.

Д. – Да, я творческий человек. Если у меня есть проблемы, то выплескиваю их на бумаге. И ноты, кстати, знаю.

-- Надо же! Полина, а ты?

А. – После спорта я хотела бы выучиться на визажиста. В отпуске хочу попробовать, может, поучиться. Это занятие меня привлекает.

-- Тем более у тебя две сестры, есть с кем советоваться.

А. – Сестры старше меня. Одной -- 28, другой -- 24 года.

-- Наверное, поэтому, общаясь с ними, ты рано повзрослела?

А. -- Я быстро повзрослела благодаря спорту, потому что было много сложных ситуаций, их нужно было преодолевать. Я иногда смотрю на одноклассников, и мне кажется, что они младше меня. Спорт все-таки учит самостоятельности, заставляет быстрее взрослеть.

Сезон получился быстрым

-- Как вы оцениваете этот сезон? Вы в первый раз попали на чемпионате мира среди юниоров.

Д. – Конечно, я очень рад, что мы стали вторыми. Не думал, что завоюем серебро, считал, что, как и на предыдущих стартах, будем третьими. Поэтому после соревнования я был в шоке и не скрывал этого.

А. – Сезон получился быстрый, потому что было много соревнований. Все очень интересно. Где-то результаты могли быть лучше, но это повод, чтобы работать дальше и больше. Выходить и работать лучше, чем сейчас.

02458

-- Какие планы? В следующем сезоне вы продолжите выступать по юниорам?

А. – Да. В планах усложнить прыжковую базу. Это самое важное. В целом контент у нас приличный, парные элементы хорошо делаем, хорошо катаемся, а прыжка тройного стабильного нет. Но давайте скажем прямо: у меня нет стабильного тройного. И пока он нестабильный, то нет смысла вставлять его в программу, потому что на ошибках потеряешь больше.

-- Полина, а в чем камень преткновения – страшно прыгать тройные?

А. – Я пробовала два тройных сальхов и ритбегер. Их делать не страшно. С тулупом хуже обстоят дела, если не сказать -- плохо. Сальхов получается лучше. Вкручиваюсь, делаю, но пока не хватает техники. Мы с тренерами говорили на эту тему. Будем работать, планы есть.

-- Чемпионат мира – не последний ваш старт в сезоне, впереди Спартакиада. Силы остались?

А. – Устали, конечно. Не столько физически, сколько эмоционально. Но ехать на Спартакиаду обязательно нужно, потому что от Перми спортсменов нет. И потом это и зарплата, и престиж школы. Надо выступить, сделать свое, прокататься чисто. А там будут новые планы и новые задачи.

-- Спасибо, ребята, и удачи.

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ, Загреб

Фото Татьяны ФЛАДЕ, Ольги ЕРМОЛИНОЙ, Юлии КОМАРОВОЙ и Михаила ШАРОВА (архив)

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки