Бронзовые призеры юниорского чемпионата мира в парном катании Полина Костюкович – Дмитрий Ялин об итогах сезона, планах на будущее и о том, чем бы фигуристы хотели дополнить свое катание и программы.

-- Ребята, каким был для вас прошлый сезон?

Полина: Очень трудным. Было много новых стартов – взрослый чемпионат России, юниорский финал Гран-при. Год назад мы не отобрались туда, а в этом все получилось как надо, мы попали на эти соревнования. Были безумно счастливы, что нам выпала честь выступать с взрослыми спортсменами, попробовать мастерскую программу. В принципе, весь сезон складывался хорошо, но на последнем старте – юниорском чемпионате мира, когда уже было мало сил, мало терпения и когда нужно было выжимать из себя максимум, этого не удалось сделать, потому что, наверное, уже не осталось чего-то внутри. Было опустошение. Получилось не все, что задумывали, потому и надежды на результаты, на которые нацеливались, не совсем оправдались. Но мы будем работать дальше и, надеюсь, что в следующем сезоне постараемся спланировать так, чтобы на главном старте были силы показывать свой максимум.

-- А с чем было связано такое опустошения?

Полина: У нас еще не так много опыта, чтобы подходить к важным соревнованиям с нужным настроем. Если брать чемпионат мира в Загребе, то короткая программа прошла хорошо. Я была настроена как надо. А в произвольной внутри меня происходило что-то не то. Значит, буду работать над ощущениями, прислушиваться к своему телу и сознанию.

02458

-- Поскольку за плечами этот сезон, то в следующем уже будет проще. Вам трудно было выступать по юниорам и взрослым, особенно на чемпионате страны?

Полина: На чемпионате России стартовать было непросто, потому что понимаешь, какой это высокий уровень. На взрослом чемпионате России соревнуешься не с ребятами твоего уровня, а с опытными парами, которые участвовали в Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы. Эти спортсмены уже много чего умеют и делают это лучше, чем мы, поэтому хотелось показать, на что мы способны, не опозориться. Думаю, мы выступили достойно, хотя участвовать в чемпионате России нам было сложно еще и потому, что этот чемпионат проходил после финала Гран-при, и сказывались перелеты, акклиматизация. К тому же, в Ванкувере мы прокатались на своем максимуме – две программы чисто. И было небольшое опустошение после финала, но мы успели набрать обороты к чемпионату страны, а вот к юниорскому чемпионату мира это не получилось.

-- Хотя времени на подготовку до чемпионата мира у вас было больше.

Полина: Опыта не хватило.

Дмитрий: В этом сезоне мы ощущали большую ответственность, потому что нам нужно было, как минимум, удержать завоеванные год назад позиции и улучшить их хотя бы немного. Задача стояла именно такая. После юниорского чемпионата мира в Софии в 2018-м и первенства России на нас уже смотрели не как на новичков, а как на призеров соревнований. И мы уже должны были показывать определенный уровень, который отличался от того, что было раньше. Мы понимали, что не можем «облажаться», не должны опускаться ниже уровня, на который поднялись. И это было сложно, потому что параллельно надо было улучшать катание и в плане техники, и в пане компонентов. А ведь многие соперники были моложе нас, на них ничто не давило, терять им было нечего, и в этой ситуации нам надо было справляться, не пускать их вперед. И такой груз ответственности был весь сезон.

SC02235

Но я не считаю, что в Загребе мы сдались. Просто, наверное, под конец сезона осталось не так много сил. Но мы все равно боролись, не сдавались. И если кто-то считает иначе, то пусть попробует сделать нечто подобное.

Вы правильно сказали, что в этом сезоне мы совмещали выступления на юниорском и взрослом уровне. А мастерская программа – это плюс еще одна поддержка. В моральном плане, если честно, это обстоятельство немного давит. Ведь если не дожмешь, не сделаешь поддержку, то будешь выглядеть, мягко говоря, не очень.

-- Хотя казалось бы, что такого: всего одна поддержка?

Дмитрий: Но если она стоит в конце программы, то это реально тяжело. Ладно, мне повезло с партнершей – Полина немного весит, но есть и другие девочки. А если у парней силовая выносливость не позволяет, то становится реально сложно. Да еще мысли давят на голову: а вдруг не сделаю? Взрослую программу нельзя плохо катать. Надо, чтобы ее оценили, чтобы судьи поняли, что мы, юниоры, не зря приезжали.

-- Ваша пара одна из немногих, кто владеет четверной подкруткой. Планируете делать этот элемент на соревнованиях?

Дмитрий: По новым правилам четверную подкрутку по сути сейчас бесполезно делать. Вот возьмем итальянца Маттео Риццо. Парень хорошо катается, прыгает легко, воздушно. Универсиаду выиграл с одним четверным. Но сейчас такие правила. И похожая ситуация не только в одиночном, но и парном катании. Если делать четверную подкрутку идеально, то можно заработать высокие баллы. А если ее просто делать, то это риск. Мы на чемпионате России проиграли потому, что делали четверную подкрутку, а не тройную. За четверную набрали меньше.

P7

С другой стороны, когда ты выходишь с юниорского уровня на взрослый, то стоит показать, что пара владеет таким элементом, это престижно, на тебя начинают смотреть по-другому. Но на практике, если этот элемент несовершенен в исполнении, то вставлять его в программу нет смысла. Но я думаю, что мы этот вопрос еще будем обсуждать с тренерами. Раз у нас в арсенале есть эта подкрутка, то терять ее тоже нельзя. Мало ли что будет потом – поменяются правила или мы наработаем ее до идеального исполнения. Но это нужно нарабатывать постоянно, тогда, может, что-то и получится.

-- То есть вы не отказываетесь от нее?

Дмитрий: Будем смотреть и все просчитывать математически, чтобы не проиграть на этом элементе.

-- В плане прыжков планируете что-то добавлять?

Дмитрий: У нас есть ребята, которые и без тройных прыжков могут набирать хорошие баллы.

-- Но это на юниорском уровне, а дальше?

Дмитрий: Наша фишка это каскад тройной сальхов – ойлер – тройной сальхов.

Полина: В этом сезоне не знаю, что произошло на чемпионате мира, но в произвольной программе я, видимо, испугалась и сделала вместо второго тройного в каскаде двойной. Потом поняла, что не стоило этого делать: то, что запланировано, то и надо исполнять. При падении с тройного мы бы могли получить, возможно, даже больше баллов, но я почему-то подумала, что лучше двойной. Будем работать больше над прыжками. Делать больше попыток, потому что Настя с Сашей (Мишина – Галлямов – прим.) прыгают на тренировках достаточно много.

Дмитрий: Саша в принципе хорошо прыгает.

Полина: И Настя подтягивается за ним. Иногда мы с Настей обсуждаем, почему мальчики на тренировках прыгают 2 раза, девочки 10 раз, и все равно девочки могут упасть на прыжках.

R8

-- Почему?

Полина: Мне кажется, девочки больше «запариваются» на эту тему, загружают себя, психуют больше, расстраиваются, если не получается. И на это тратится много ненужной энергии. Я пытаюсь с этим бороться, потому что тоже накручиваю себя, думаю – почему, почему не получается? А не надо думать -- надо работать.

Дмитрий: Парни на тренировках зачастую не очень хотят делать много элементов, потому что если ты зашел спокойно на прыжок, два раза прыгнул и не чувствуешь проблемы, то чего тебе дальше прыгать? Вот и ездишь, ждешь, когда девочки напрыгаются.

Полина: Конечно, надо думать по поводу других прыжков. Дима умеет прыгать много разных. Я тоже выучу.

Дмитрий: Лучше всего, наверное, делать лутц. Он и дороже, и мне лично он проще дается, чем флип и ритбергер. Но посмотрим, подумаем, потому что помимо прыжков нам надо над второй оценкой работать – над чистотой катания. Сейчас это в приоритете.

Полина: Прыжки учатся не быстро. Потом их надо отрабатывать, накатывать в программе. Хоть 10 лет прыгай прыжки, все равно на стартах можешь упасть. Но я буду стараться и новые прыжки учить, и над всем остальным работать.

-- Дима правильно заметил, что парное катание – это не только прыжки, но и парные элементы, которые у вас получаются хорошо. А как обстоят дела с поддержками?

Дмитрий: Честно говоря, хочется, чтобы у нас были не просто поддержки, а такие, которые бы радовали и удивляли публику. Ведь по большому счету люди приходят посмотреть не просто прокаты, а хотят зрелищ. У Димы с Полиной (Панфилова – Рылов – прим.) интересные поддержки -- иногда едешь, смотришь, и это реально завораживает. И нам хочется развиваться в этом направлении, чтобы наши поддержки были эффектными, красивыми и сложными.

IMG7372

-- Вам кто-то помогает в этом плане, советует?

Дмитрий: У нас очень дружная команда, и любой может дать совет, помочь, подсказать. Есть у нас в группе парень Елисей Иванов. Очень талантливый фигурист. На два года меня старше. Но пока у него есть проблемы, но это отдельная история. Так вот у Елисея такая фантазия, что многие идеи подкидывает нам он. С ним вообще можно обсудить любую тему, любой вопрос. Он посоветует и по делу. Вообще, у нас все такие. В этом сезоне мы долго думали, какую поддержку делать в короткой программе, и Валера Колесов посоветовал, какой можно сделать вход.

-- Хорошо, когда в группе такая атмосфера.

Дмитрий: Конечно, здорово. В создании программы у нас могут участвовать все ребята, не только тренеры. Бывает, хотим чего-то добавить, а ничего не лезет в голову. И вот кто-то проезжает рядом, есть минутка у него выдохнуть, подъедет, предложит. Валера Колесов, например, обожает смотреть танцы на паркете, выискивает там связки, фишки, поддержки. У него всегда много разных идей. И он может посоветовать и советует.

Полина: Или Леша с Таней (Кузьмина – Хвалько – прим.) тоже помогают. С Таней мы вообще подруги. Они с Лешей в паре катаются уже достаточно давно, но из-за травм как-то не складывалось. Этот сезон у них тоже начинался не очень, у Тани была операция на ноге, но они все-таки подготовились к финалу Кубка России и выступили там достойно, стали призерами по юниорам.

-- У вас есть уже идеи на новый сезон?

Дмитрий: Мы хотели бы поработать с опытным постановщиком. У нас есть замечательный хореограф Наталия Георгиевна Печерская. Она прекрасно «чистит» программы. Есть еще один специалист – Марианна Анатольевна Кривенко, которая работает в группе Юлии Львовны Кулибановой. Замечательно ставит руки, растанцовки…

KYA

Полина: Марианна Анатольевна помогала нам ставить короткую программу. Много идей дала. Но все-таки хотелось бы поработать с постановщиком, потому что, к примеру, произвольная программа «Мастер и Маргарита» Насти с Сашей (Мишина – Галлямов – прим.), которую ставил специалист (Сергей Комолов – прим.), отличается. В ней интересные переходы, акценты под музыку, сюжет… А когда есть сюжет – это всегда интересно.

-- Но ваши программы тоже оригинальные.

Дмитрий: Мы берем больше харизмой и эмоциями. Но пока мы все делаем сами, своей командой.

Полина: Мы думали кого-то позвать. Но когда в первый раз поехали на Гран-при, посчитали, что мы еще никто и звать нас никак. А чтобы работать с профессиональным постановщиком, для начала надо имя себе заработать, показать, что умеешь, что можешь.

Дмитрий: Два года назад и в прошлом году мы были уверены, что справимся сами. Но нужно двигаться дальше, усложняться, развиваться. Не факт, что постановщик сделает все хорошо, но он может задать направление, подсказать свое видение.

-- И все-таки хорошо, что вы сами участвуете в постановке своих программ. Алена Савченко многие фишки для программ находила сама. Кстати, как вы думаете, в чем фишка вашей пары?

Полина: Я не могу катать классику. Мне хочется показывать улыбку, чтобы рот был до ушей, когда от программы «прет» энергия.

Дмитрий: Даже когда мы ставили программы, а Николай Матвеевич (Великов – прим.) не любит заезженные композиции, темы, то это было неординарно.

Полина: Я поначалу сопротивлялась, спрашивала, разве так можно? А все говорили: «Надо народ удивлять. Вот тут рот открой, там улыбнись…» Я сперва никак не понимала, думала -- ну, ё-мое, а в итоге все получилось.

KYA1

Дмитрий: Я всегда считал, что в 4 минуты программы нужно уместить сюжет, рассказать историю. Какой толк смотреть, если пара катается под «Ромео и Джульетту», ездит от элемента к элементу -- руку поднимут, посмотрят друг на друга и всё. Это же скучно, тягомотина. Понятно, что фигурное катание – прежде всего спорт. Но это еще и минитеатр. Поэтому когда мы ставили произвольную, то я спрашивал, что означает каждый жест, переход, потому что если этого не понимаешь, то и не сможешь выразить идею. Это сюжетное видение фигурного катания.

Полина: К следующему сезону я бы хотела поменять, точнее улучшить, умение кататься, чтобы показывать переходы, дотягивать руки, ноги, чтобы никто не говорил, что у нас «грязные» программы, что мы нравимся, но в программах что-то не то.. Я бы хотела взять необычные образы. Стиль. Могу сказать… Нет, пока не буду говорить.

-- То есть идеи есть?

Полина: Это будет необычно. Но не буду пока ничего говорить. Сами увидите.

-- Спасибо, ребята, удачи.

Беседовали Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Татьяны ФЛАДЕ и Михаила ШАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки