Серебряные призеры юниорского финала Гран-при и первенства России в танцах на льду Арина Ушакова и Максим Некрасов в интервью сайту ФФККР рассказали, чего не хватило им на юниорском чемпионате мира, как идет работа над новыми программами и объяснили, почему постановщик Джузеппе Арена «человек с другой планеты».

-- У вас получился успешный сезон, вы были вторыми на финале Гран-при и первенстве России. Но на юниорском чемпионате мира заняли 5-е место. Говорят, что неудачи порой учат больше, чем успехи и мотивируют больше. А что ощущали вы после соревнований в Загребе?

Арина: Конечно, нас расстроили итоги чемпионата. После ритм-танца, увидев свои баллы, собрались на произвольный по-боевому. Хотели откататься в свое удовольствие, чтобы и зрители, и тренеры получили удовольствие. И это был действительно наш лучший прокат произвольного танца в сезоне. Именно это нас порадовало больше всего.

После чемпионата мира мы многое переосмыслили. И лично мне захотелось сразу после возвращения выйти на лед и работать еще больше, сильнее, чтобы в следующий раз быть не на одну, а на 30 голов выше остальных, чтобы ни у кого не возникало сомнений, как оценивать наше катание.

Максим: После чемпионата мира я понял, что нужно больше вкладываться в работу и еще больше выкладываться на соревнованиях. Что было, то прошло, и надо продолжать работать. Хотя мы и раньше тренировались осознанно, но сейчас перед новым сезоном, в процессе работы над новыми программами нужно все продумывать, чтобы потом не возникало никаких вопросов.

MN20197

Арина: На протяжении двух последних сезонов мы действительно много работали, но, видимо, чего-то не хватило, чтобы то, что мы сделали, увидели и оценили судьи. Значит, надо делать на тренировках элемент не 50, а 150 раз. Если нам чего-то не хватило, надо думать, где это взять, за счет чего.

-- А сами как думаете, чего не хватило?

Максим: Может быть, драйва, потому что мы были готовы к чемпионату мира очень хорошо. Да и в сезоне занимали высокие места, на самых важных стартах всегда были в тройке.

-- Возможно просто не хватило опыта, холодной головы и трезвого расчета?

Арина: Не думаю. Если бы у нас были серьезные провалы в сезоне, то можно было так говорить. Но на юниорском чемпионате мира, на мой взгляд, мы прокатались так, как еще не катались в сезоне – это были наши лучшие прокаты. И если нам этого не хватило, значит, надо работать больше, чтобы стать еще сильней.

Мы действительно на многие вещи взглянули иначе, по-взрослому. Появилась мотивация, большое желание не останавливаться, двигаться дальше. Правда, после возвращения из Загреба на лед мы вышли не сразу. Тренеры дали дня три, чтобы мы передохнули, пришли в себя. После этого вышли на тренировку, но в тот момент до конца еще не было понятно, едем мы на Спартакиаду или нет. Начали снова катать свои программы, целиком и по частям. На Спартакиаду в итоге не поехали, так что в Загребе были последние прокаты наших любимых программ.

MN2019

-- Наверное, тяжело расставаться с понравившимися программами?

Арина: Не знаю как Максиму, а мне тяжело. Печально. Но в то же время всегда интересно, какой будет следующая программа. И я всегда жду этого момента, когда начнется постановка, ведь с каждым годом уровень наших программ становится выше.

Максим: Конечно, жалко расставаться с программами, но мы знаем, что дальше будет только круче.

-- Новый произвольный танец вам поставил известный хореограф, в прошлом солист миланского театра «Ла Скала» Джузеппе Арена. Расскажите, как шла работа?

Максим: Мы работали с Джузеппе не в первый раз. Мне вообще очень нравится, как он ставит программы. Колоссальный человек. Мне нравится его стиль, то, что он весь отдается делу. И всегда приходит на тренировку с хорошим настроением, и от этого настроение поднимается у всех.

Арина: Да, дождь, солнце, любое время дня или ночи – если нужно, он придет и будет работать столько, сколько потребуется. Он как будто человек с другой планеты. По-другому мыслит и старается всегда находить такие вещи, которые никто не делает. Он не любит банальностей, повторений. Всегда ищет что-то нестандартное, что может зацепить и удивить людей. Это очень круто.

Максим: Он работал с нами в зале и на льду. Стоял за бортиком, но это не играло никакой роли. Он очень хорошо объясняет, что делать, как. Уже неплохо говорит по-русски, целыми предложениями, хотя в свой первый приезд к нам этого еще не умел.

Арина: Что-то он говорит по-русски, остальное объясняет по-английски. Тренеры нам переводят, хотя Джузеппе старается говорить как можно проще, чтобы мы понимали без перевода.

-- Музыку для произвольной программы выбирали все вместе?

Арина: Да, выбирали вместе. Наш тренер Алексей Юрьевич (Горшков – прим.) переписывался с Джузеппе, потом летал к нему в Швейцарию, они все обсудили заранее. И к нам Арена приехал уже с готовой музыкой. Примерно за неделю мы поставили программу. Работали быстро. Еще до его приезда заранее сделали макет, и потом дорабатывали образы, идею, хореографию - руки, ноги, а это процесс небыстрый. Работать с Джузеппе всегда интересно. Он очень добрый и счастливый человек, но в то же время в нем чувствуется стержень и требовательность. Сразу понимаешь, что он хочет от спортсмена.

MN20199

-- Здорово. А что можете сказать о ритмическом танце, ведь в этом сезоне у юниоров совершенно новый обязательный танец – Tea Time Foxtrot, который исполняли поляки Калишек - Сподырев?

Арина: Пока мы обсуждали музыку для произвольной программы, чтобы не терять время работали над ритм-танцем. Да, в этом году у юниоров совершенно новый обязательный танец, и в этом главная сложность. Когда мы начали работать над ним, то никто еще толком не понимал, как это делать. Через месяц нам принесли новый рисунок, где изменили счет, ритм, некоторые шаги… Надо было разучивать по-новому. Долго разбирались и разбираемся до сих пор. Но танец нам нравится – веселый.

-- В следующем сезоне вы продолжите кататься в юниорах. Это будет уже проще?

Максим: По юниорам нам кататься проще, потому что мы всех уже знаем, понимаем, как проходят соревнования. Можно сказать, что для нас это привычное дело. Даже если бы теоретически была возможность перейти на взрослый уровень, мне кажется, нам рановато переходить. Мы еще не доросли до уровня мастеров. Нам есть что улучшать, над чем работать. Да и конкуренция во взрослом катании выше, чем в юниорах. Если выходить в мастера, то с каким-то серьезным результатом.

MN20191

Арина: Хотя конкуренция нас никогда не смущала. Наоборот, хорошо: чем выше конкуренция, тем интереснее соперничество. Мы никогда не расслабляемся, ведь неизвестно, что будет завтра. Очень много перспективных пар, у многих свои фишечки, находки, никто не стоит на месте. И нам нужно прогрессировать и становиться сильней.

-- Как обстоят дела с учебой?

Арина: Я окончила 10-й класс. В основном занималась индивидуально, с учителями, репетиторами. Учебу не забрасываю, потому что понимаю, это нужно. Несмотря на то, что в школе бываю редко, там меня все поддерживают, с улыбкой встречают, расспрашивают обо всем.

Спасибо учителям, директору, которые с пониманием относятся к моим занятиям фигурным катанием, знают, сколько времени я провожу на тренировках и соревнованиях.

Максим: А я перехожу на второй курс института физкультуры.

-- Что изменилось в вас за последнее время?

Арина: Мы по-другому стали смотреть на многие вещи.

Максим: Повзрослели. Этот сезон добавил нам мотивации.

-- Спасибо и удачи!

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Татьяны ФЛАДЕ

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки