В прошлом сезоне танцевальная пара Елизавета Шанаева – Девид Нарижный дебютировала в юниорской серии Гран-при. На первенстве России в Перми ученики Ирины Жук и Александра Свинина стали четвертыми, тогда как годом ранее были 12-ми. О том, какие перемены произошли в межсезонье, об отдыхе, новых программах и многом другом ребята рассказали Ольге Ермолиной для сайта ФФККР.

-- Сейчас вы готовитесь на сборе в Новогорске. Как идет работа над новыми программами?

Елизавета: На сборе мы поставили новую короткую программу – ритм-танец. Сейчас отрабатываем ее полным ходом. Тренеры вместе с нашей командой придумали интересные образы – Бонни и Клайда. Программа получается «бомбическая», как и произвольная. Во всяком случае нам очень нравятся.

Девид: Произвольный танец поставили и начали накатывать еще до отпуска. Музыку предложила Лиза – «River» в исполнении Bishop Briggs.

-- В двух словах расскажите либретто программы.

Елизавета: Встречаются два человека, между которыми завязываются отношения. Они то притягивают друг друга, то отталкивают… Это как два течения реки, которые сходятся, расходятся, сплетаются в водоворот. И вот это столкновение двух характеров, чувства и эмоции мы постараемся показать и передать в программе.

SN20196

-- Что вы улучшили в своих программах по сравнению с прошлым сезоном?

Девид: Всё.

Елизавета: Скорость, катание, взаимодействие между партнерами. Добавили харизматичности. Много работали над образами.

Девид: Работали над верхом, корпусом.

Елизавета: Чтобы раскрепощеннее кататься. Но и технику мы с тренерами тоже не упускали. Работаем много с Иваном Николаевичем Волобуевым, потому что он – технический специалист, делает замечания, дает советы в плане техники. Новый ритм-танец «Tea Time Foxtrot» как раз с ним разбирали.

-- Насколько сложный этот танец в сравнении с другими обязательными?

Елизавета: Я бы не сказала, что он очень сложный. Просто новый, до этого его катала только польская пара Калишек – Сподырев. Когда мы начали его учить, то было не так много разъяснений, информации о ки-пойнтах. Но сейчас уже есть и видео, и рисунок. Все достаточно просто. Надо только работать.

-- В прошлом сезоне вы дебютировали на юниорских этапах Гран-при и были близки к тому, чтобы выйти в финал. Чего не хватило, чтобы прокатать программы на двух Гран-при по максимуму?

Девид: Думаю, не хватило мотивации в самом начале сезона, когда еще были на сборе. Если бы мы приложили больше усилий, то отобрались бы в финал.

-- Переоценили себя?

Девид: Скорее, недооценили.

LShanaevaDNaryshkinASvinin3

-- Лиза, а твое мнение?

Елизавета: Мы работали, чтобы показать себя на первом этапе Гран-при. А когда попали на второй, стало понятно, что нужно работать еще больше. Возможно, этой работы как раз и не хватило. Но для нас не стало неожиданностью, что мы отобрались на второй Гран-при. Перед сезоном мы проделали большой объем и, может просто опыта не хватило, чтобы правильно распределить силы.

-- Полученный опыт помог переосмыслить какие-то вещи?

Девид: Конечно. Я стал иначе относиться к работе, серьезнее подходить к тренировкам. Многое проанализировал и понял, что мне нужно делать.

-- Например?

Девид: Больше работать, чтобы, например, стопы были более аккуратные, верх более раскрепощенный… Мне надо набрать массу, чтобы лучше выглядеть рядом с Лизой… Это детали, из которых и складывается работа и результат.

Елизавета: Каждый из нас прокрутил в голове, что нужно сделать: мне одно, Девиду другое, чтобы наша пара стала лучше.

-- Проанализировали по отдельности, а затем обсудили вместе. Верно?

Елизавета: Да, сначала каждый смотрел в прокатах на себя. Потом мы анализировали вместе, разбирали: здесь не хватило скорости, там не вместе толкнулись и так далее. То есть сначала каждый работал над собой, отмечал свои ошибки, а потом мы вместе разбирали прокат в целом.

SNER18

-- Девид, ты сказал, что тебе нужно набрать массу. Как это повлияет на ваше катание?

Девид: Когда выглядишь лучше, то и чувствуешь себя увереннее. И мне как партнеру какие-то вещи в программе, например, поддержки легче будет выполнять. Сейчас я набрал 5 килограммов, но пока особой разницы не ощущаю. У меня такое строение тела, что сложно поправиться – ем и не полнею. Поэтому мне каждый день надо ходить в тренажерный зал. Плюс правильное питание – 5-6 раз в день. Фрукты, больше углеводов…

Елизавета: Девид может и не замечать, но я каждый день с ним катаюсь и вижу прогресс. Он действительно набрал мышечную массу, я чувствую это в катании. Хотя он и раньше был сильным физически, а сейчас вообще молодец.

-- Перед сбором в Новогорске вы были в отпусках. Как отдохнули?

Елизавета: Замечательно. Я была в Северной Осетии, во Владикавказе. Ездила к бабушке с дедушкой. Насытилась общением, горным воздухом, красивыми видами природы… Я родилась там. Там все мое, родное, и я чувствую себя как дома. Полностью восстановилась и готова работать.

Девид: А я был с родителями и маленькой сестренкой в Турции. Сначала собирались с ребятами поехать отдыхать, но потом как-то разладилось, не получилось вместе, полетели кто куда. Я поехал с семьей. Нормально время провели.

-- Родители на отдыхе не прессинговали, мол, форму поддерживай? Они ведь тоже фигуристы.

Девид: Да нет, они спокойно ко всему относятся.

SN20195

-- У тебя, наверное, не было другого варианта кроме спорта? Хотя многие спортсмены не хотят отдавать детей в спорт.

Девид: В первый раз я поехал с родителями (Елена Пяташ и Андрей Пенкин – прим.), когда мне было 3 года, на все лето в Англию – они тогда выступали в шоу. Много времени проводил на катке. Там везде телевизоры висели, показывали, что происходит на льду. И вот я побегаю, поделаю дела, сяду и смотрю телевизор. Мне тоже захотелось так попробовать. Родители купили мне хоккейные коньки. И после шоу мы выходили на лед, они меня учили кататься.

Когда вернулись, то через год меня отдали в подготовительную группу фигурного катания. Начинал я у Галины Владимировны Чуриловой. Тогда в Харькове была очень сильная школа. Недавно встретился с тренером на этапах Гран-при. Она до сих пор там работает… Вообще, мне сразу понравилось фигурное катание, понравилось кататься.

-- Как же ты учился на хоккейных коньках? Почему фигурные не купили?

Девид: Может, папа хотел, чтобы я стал хоккеистом? Он сам до 11 лет хоккеем занимался. Но бабушка почему-то решила отдать его в фигурное катание. Он не хотел, но с родителями не поспоришь. Так он и перешел в одиночное катание.

-- А что тебе понравилось в фигурном катании?

Девид: Поначалу просто ходил. Люди танцевали на льду – мне это казалось прикольным. Года два катался в подготовительной группе. Ходил 2-3 раза в неделю. Потом меня перевели в танцы, потому что одиночники уже прыгать начинали, а меня даже перекидные заставлять было бесполезно. В танцах не нужны прыжки. Там начались уже занятия по хореографии, ОФП… Когда родители закончили кататься в шоу, мы переехали сначала в Питер. Там я какое-то время тренировался у Геннадия Германовича Аккермана. Один, без пары. Потом папе предложили работу в Сочи, мы отправились туда. В Сочи я провел полгода. Катался один. На тренировочной арене. Спортивные объекты только вводились, льда у меня было много. Катайся, сколько влезет. Мама периодически давала задания, делала замечания, но в основном катался сам.

SN2019

А после мы поехали в Москву, я начал тренироваться у Екатерины Рублевой. Сначала опять один, потом год катался с партнершей, но мы так нигде и не выступили. А после приехала Варя Чекменева из Тольятти. У нас были довольно прикольные программы. Мне все нравилось. Единственное, я не любил программы целиком прокатывать, особенно, когда это случалось неожиданно. А тренер любила устраивать такие прокаты по субботам.

В субботу у нас был полувыходной. И вот до стартов остаются 2-3 недели, и Екатерина Борисовна говорит: «Ребята, давайте сегодня двойные прокаты устроим»… Суббота, 7 утра, самая ранняя тренировка… Думаю, господи, ну зачем? Прокатались, конечно. Не знаю, но этот эпизод мне сильно врезался в память…

А потом Варя ушла. У нее что-то произошло дома, она поехала в Тольятти и не вернулась. Стала выступать с другим партнером, а вскоре вообще закончила кататься.

-- И ты снова остался один.

Девид: На просмотр приходило много девочек. Среди них и Лиза Худайбердиева, Соня Камышанова, другие… Я по-прежнему оставался в группе Рублевой. Мне не хотелось от нее уходить, безумно нравилось, как она работает. Когда я был еще в Харькове, нас на две недели отправляли на сбор к Ирине Владимировне Жук и Александру Васильевичу Свинину. Екатерина Рублева тогда работала в этой группе тренером, и мне ее тренировки очень запомнились. Это была как детская любовь…

Но, в конце концов, я пришел к Лизе Шанаевой на просмотр, тогда она искала партнера. Лиза уже тренировалась в группе Жук и Свинина. Мы встали в пару, и я почувствовал, что мне комфортно. А это самое главное в паре, когда партнерам комфортно. Проще сказать, мы подходили друг другу по габаритам.

-- А по характеру? Хотя поначалу это сложно понять.

Девид: Характеры у нас с Лизой разные, но мы стараемся ладить друг с другом.

SN20194

Елизавета: Мы не то, что спорим. Мы просто хотим прийти к цели и из-за того, что каждый из нас хочет, чтобы это получилось быстрее, иногда бывают стычки. Но это обычные рабочие моменты.

Девид: Рабочие дискуссии.

-- Кто в вашей паре локомотив?

Елизавета: Конечно, Девид. Он же главный.

-- Какая мудрая партнерша. Девид, цени.

Девид: А я знаю. Лиза у нас самая бойкая. Иногда немного импульсивная, но это не критично.

-- Лиза, а как ты оказалась в фигурном катании?

Елизавета: В детстве я очень любила смотреть мультики, постоянно переключала телевизор, искала их на разных каналах, и однажды наткнулась на фигурное катание. Мне так понравилось, что неделю потом только и смотрела передачи о фигурном катании. Сказала родителям, что тоже так хочу. Правда, коньки я почему-то называла санками. Когда мы пришли в магазин, чтобы купить санки, я показала на коньки, сказала: «Так вот же они!»

Начинала кататься во Владикавказе. А в 2005-м мы переехали в Москву. Тренировалась в «Синей птице», затем в Сокольниках. Когда Девид уже катался в танцах, я только перешла в одиночное в Сокольники к Людмиле Леонидовне Куликовой. После меня пригласили в танцы к Эдуарду Евгеньевичу Самохину. Занималась я у него года 2-3 и за партнером Сережей Семко перешла из Балашихи в УОР №4. Два сезона мы с Сережей катались, потом начали с Девидом.

-- Родители не были против твоих занятий фигурным катанием?

Елизавета: Нет, хотя сами они не были профессиональными спортсменами. Правда, папа (Тамерлан Эльмуратович Шанаев -- прим.) в детстве активно занимался спортом, в частности боксом. Но по образованию он химик-биолог. Очень творческий человек. В свободное время лепит скульптуры, занимается резьбой по дереву, пишет картины. А мама (Фатима Эвриковна Кантемирова -- прим.) -- финансист, работает на гослужбе.

SN20193

-- Что, на ваш взгляд, самое важное в танцах на льду?

Елизавета: Так как мы не прыгаем, то должны показывать скольжение, технически правильные элементы, передавать образы, историю, которая закладывается при постановке программ. Надо кататься так, чтобы было интересно зрителям, чтобы в какие-то моменты, например, на неожиданных оригинальных заходах, они удивлялись, говорили: «Вау!» В первую очередь мы должны работать над танцем, чтобы он был интересен, захватывал.

Девид: Танцоры должны показывать на льду именно танец. В парном катании, к примеру, поддержки, прыжки, выбросы, другие элементы выходят на первый план. А в танцах на льду важен танец, а не «спортивная гимнастика». Танцевальная программа – это разговор мужчины с женщиной. Важно, чтобы зритель это понял, а не просто смотрел на то, как мы дергаем руками, таскаем друг друга без причины по льду… В танце важно, чтобы музыка и мысль совпадали. Чтобы это было одно целое. Как собранные грани кубика Рубика. Кстати, Лиза умеет его собирать, а я нет. Она пыталась научить, но пока не получается.

-- Значит, у Лизы математический склад ума.

Девид: Это видно. Закончит с фигурным катанием, пойдет на физмат. У меня бабушка с дедушкой окончили физмат. В детстве я тоже любил математику. У меня и папа в математике хорошо разбирается. Если бы не спорт, может, стал ученым. Папа еще английский прекрасно знает. Они с мамой долго жили в Австралии, Англии, Германии, вот он язык и выучил. Папа вообще очень разносторонний человек. Имеет разряды по трем видам спорта – шахматам, настольному теннису и фигурному катанию.

A3074

-- Дает ли папа Девида вам советы, когда приходит на тренировки?

Девид: Он редко приходит. Смотрит, но никогда не комментирует. Может потом маме рассказать, что видел, но нам с Лизой точно ничего не станет говорить. Я считаю, это правильно, потому что семья и работа должны быть отдельно. Родителям не нужно вмешиваться в тренировочный процесс. Они могут поддержать, сказать: «Вы молодцы», и этого достаточно. Дом – это дом. Дома должно быть все спокойно, чтобы нормально восстанавливаться. Если постоянно думать о работе, тренировках, то это только себя накручивать и загонять.

Елизавета: Согласна с Девидом. После тренировки надо уметь переключаться. Когда я прихожу домой, то, конечно, анализирую, как прошел день, неделя, но на этом все заканчивается. Читаю книги, отдыхаю… В этом году сдавала ОГЭ. Сразу после окончания сезона села за учебники. Хотя и до этого много занималась. Сдала экзамены успешно. Так что переключение было по полной.

-- В новом сезоне тренеры ставят перед вашей парой серьезные задачи. Готовы?

Елизавета: Конечно.

Девид: Мы готовы ко всему, что скажут тренеры.

Елизавета: Постараемся справиться со всеми задачами, какими бы сложными они ни были. В первую очередь, мы делаем работу с удовольствием, а когда так настраиваешь себя и выполняешь на тренировках все от начала до конца, то и справляться с нагрузками гораздо легче.

SN20192

-- Тем более, что вы уже знаете, что такое этапы Гран-при.

Елизавета: С каждым годом опыта накапливается больше, меньше волнуешься, легче выступать.

Девид: Мне кажется, мы больше волнуемся на разминке. Когда выходишь на старт, то там мы вместе, вдвоем, нас никто не трогает. А на разминке больше концентрируешься на происходящем вокруг, чтобы не столкнуться, не получить травму, сделать все элементы, все размять. Поэтому и присутствует небольшой мандраж. А когда разминка прошла хорошо, то остается всего несколько минут, чтобы откатать программу и все позади. Во время проката особо не волнуешься.

-- Как бы вы охарактеризовали друг друга?

Девид: Главное качество Лизы – упорство. Она очень упорная. А по-другому ничего не добиться.

Елизавета: Мне сложно охарактеризовать Девида одним словом. Могу сказать, что у него идеальный для спорта характер. Он четко видит цель… И еще Девид красивый. У него есть то, что как раз и нужно для танцев.

-- Спасибо, ребята, и удачи.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Ольги ЕРМОЛИНОЙ, Татьяны ФЛАДЕ и Михаила ШАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки