Заслуженный тренер СССР, советский и российский тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова рассуждает о последствиях длительного карантина, связанного с пандемией коронавируса; подготовке и вхождении фигуристов в новый сезон; акценте на внутренние российские соревнования; перспективах и путях развития фигурного катания, а также причинах негативного фона относительно прогресса в женском одиночном катании.

-- Татьяна Анатольевна, как ситуация с коронавирусом отразится на фигурном катании?

-- Она уже отражается. И не только на спорте. Во-первых, вокруг нас болеют тысячи, умирают тысячи людей. Во-вторых, карантин. Спортсмены никуда не выезжают. Сидят по домам. Кто в комнате прыгает. Кто на дачном участке тренируется, бегает… Это все общефизическая подготовка. Но на данном этапе она не имеет отношения к профессиональной работе. Просто чем-то нужно себя занять. Не у всех наших спортсменов в квартирах, где они живут, есть тренажеры и необходимые приспособления для полноценных занятий. Даже на полу. Это абсолютно ясно. Я не имею в виду только наш вид спорта. Смотреть на то, как тренируются пловцы - без воды, не поддается описанию.

Фигурное катание – сложнокоординационный вид. Мы теряем время, теряем конек. Восстановление будет долгим. Да, летом нередко случаются травмы, когда люди выходят на лед после отдыха. Травмы случаются от того, что фигуристы становятся на «отдохнувшие» ботинки, поскольку не катались две недели. За эти две недели ботинки становятся каменными. На ногах появляются натоптыши, намины, повреждения на коже, кровоподтеки... Все это сопровождается болью. Ноги очень страдают. А сейчас, когда в этих ботинках спортсмены не катаются пять недель? Мне даже страшно до них дотронуться - какой они крепости, какие они жесткие. Одно дело тренироваться по 2-3 раза в день и вся соль откладывается в этих ботинках. Другое - не кататься 5 недель. У нас, тренеров, которые провели столько лет на льду, не было такого опыта.

DSC 1209

-- Но ведь случалось, фигуристы не тренировались долго из-за травм?

-- Конечно, был опыт с травмами. В 97-м, в олимпийском сезоне в сентябре Кулик сломал ногу. Это случилось в Америке. Сломал палец правой толчковой ноги. Пришлось вставлять спицы. И шесть недель (!) мы тренировались со спицами в ноге. С Леонидом Моисеевичем Райциным быстро подогнали под Илью разные упражнения, потому что самое главное было ничего не сломать. Но шесть недель Илья должен был тренироваться безо льда.

Мы боялись сломать спицы. Нога была зафиксирована в «сапожке». Разработали массу упражнений. Изменили немного крутящие моменты, потому что ногу привязывали к педалям. Придумали специальные занятия хореографией. Продумали работу на скоростно-силовую подготовку. Сильно «гоняли» сердечную нагрузку. Довели сердечные сокращения до 30 за 10 секунд. Работали на максимальных нагрузках. Занимались 2 часа утром и 2 часа вечером. Вечером была еще и хореография. Сидя и стоя. Укрепилась вторая нога. Сильно. И гнулись, и тянулись, и чего только ни делали. С программой работали, с руками работали и, в конце концов, выиграли Олимпийские игры.

Восстановление произошло очень быстро. До Олимпиады мы завоевали золото в финале Гран-при. Потому что Илья был абсолютно подготовлен телом. И функционально был готов. Но мы над ним сидели сутками. Над одним. И за питанием следили, чтобы не поправился. Все наши силы были направлены на него. На одного спортсмена.

Но все э127A2317 1ти тренировки проходили в зале. Не было боязни выйти на улицу как сейчас. Илья даже научился водить машину левой ногой… А сейчас, когда многие фигуристы лишены возможности даже на воздух выходить и делать пробежки, не у каждого есть велоэргометры дома, не у каждого есть степы. Даже у самых выдающихся. Потому что жилплощадь не позволяет. У кого-то позволяет, у кого-то нет. И потом спортсмены тоже привыкли это делать в зале, где все приспособлено для таких тренировок.

Не сказать, что спортсмены обездвижены. Я смотрю онлайн занятия. Все занимаются. Никто не ленится. Все, как могут, занимают себя физически. Им бы еще, конечно, велоэргометры привезти, если у кого-то нет…

Но у многих не поставлены программы. На это тоже нужно время. Время на то, чтобы поставить, и время на то, чтобы учить новые связки. Я уже не говорю про элементы, про связки. Чтобы все было на самом высоком уровне…

Задачи стоят очень высокие. Но и гнать нельзя. Потому что ноги могут полететь сразу. Сразу! И пока на этих ботинках не «раскатаешь» ноги, а заодно и ботинки, никакой работы не получится. Поэтому необходимо плавное вхождение в работу. И нужно очень много сделать сейчас.

-- Как консультант сборной, что вы предлагаете сделать для более эффективного восстановления и вхождения в сезон?

-- Я думаю, у нас есть такие возможности. Если через две недели, как прогнозируется, подъем заболевания закончится, пик будет пройден и начнется спад, то я надеюсь, наша федерация фигурного катания России и руководство страны смогут принять решение о возобновлении тренировок.

127A2192

Но сначала необходимо всех наших спортсменов проверить. Как следует. Выявить у них отсутствие заболевания, и у людей, тренеров, специалистов, которые с ними станут заниматься. Освободить несколько катков, где можно рядом жить и можно тренироваться в закрытом помещении, и в зале. Можно разделить спортсменов на маленькие тренировочные группы, чтобы они катались не по 6, 8, 12 человек, а по 3-4.

Тренеры, конечно, все согласны работать практически круглосуточно, чтобы только начать «вкатывание» в сезон. И я думаю, сделать это возможно, потому что у нас есть катки. И не только катки, а спортивные комплексы, с залами, проживанием, кормлением... Поэтому за этот месяц, который нам еще предстоит быть на карантине, надо сделать все, чтобы выйти на лед готовыми к работе. Внимательно следить за собой, чтобы не повредить стопы, ничего себе не свихнуть, не сломать. И просить руководство страны пойти нам навстречу. В Сочи, в горах, есть прекрасный спортивный центр, в Кисловодске, в других местах…

Но нужны врачи, нужна проверка, нужно следить за состоянием здоровья. Всех проверить, потом собрать, привезти в одно место и никого туда не пускать. Но дать возможность людям вкатываться. Если мы этого не сделаем, то восстановление будет очень долгим. Потому что потеря ощущений льда, скорости – это серьезный момент.

127A0016

Конечно, когда случаются травмы, мы стараемся их лечить, работая. Не на льду, работая в зале, или что-то еще изобретаем. Но все равно это отбрасывает назад. Очень намного. Нам отбрасываться некуда, потому что все наши соперники работают. Не покладая рук. Работают в полном объеме. Поэтому при любом раскладе всегда все можно придумать, если этого хотеть и серьезно относиться. Потому что сейчас не получится форсировать со словами «давай-давай». Нужно очень грамотно ко всему подходить.

-- Следующий сезон предолимпийский, во всяком случае нет информации о переносе зимних Олимпийских игр, но календарь соревнований будет меняться, и придется к этому приспосабливаться.

-- Конечно, календарь изменится, потому что хвост пандемии, последствия коронавируса еще будут ощущаться, полностью не пропадут. Но в этой ситуации от нас ничего не зависит. Даже если предположить, что мы приступим к тренировкам в июне, и юниорский состав подготовится к сентябрю, будут ли проводиться соревнования, юниорские этапы Гран-при? Это связано с международной ситуацией – откроют ли границы, возобновятся ли перелеты, что будет с визами, экономикой – возможно, какие-то страны не смогут провести свои турниры, много еще разных причин. Так что загадывать не стоит, потому что вопрос очень серьезный и глобальный. Думаю, к концу лета Европа еще будет ощущать серьезные последствия пандемии.

-- В этой связи, наверное, нам стоит больше акцентировать внимания на внутреннем календаре соревнований. Как считаете?

127A9760

-- Сто процентов. Мы должны концентрироваться на этапах Кубка России. Вплоть до того, что транслировать их по ТВ. Думаю, эти соревнования будут смотреть так же, как смотрят сейчас чемпионаты Европы и мира. Потому что все уже соскучились по фигурному катанию. И лучше это смотреть, чем многое другое, потому что «живое», потому что соревнования проходят в реальном времени

-- Перед началом сезона многие наши фигуристы выезжали на турниры серии «Б», где имели возможность собрать мнения иностранных специалистов относительно новых программ, чтобы исправить недочеты до важнейших стартов. В нынешней обстановке нужно ли пригласить кого-то из зарубежных судей на контрольные прокаты или этапы Кубка России?

-- Мы вообще-то и раньше это делали. ИСУ уже принял решение оставить ритм-танцы, короткие программы с прошлого сезона. Так что в этом ясность есть. А вот с приглашением иностранных специалистов пока нет, потому что все будет зависеть от ситуации в мире. Если будет возможность, почему не пригласить по 1-2 представителя на каждый вид. Грамотных. Лишь бы кого не надо. Пригласить перед стартом сезона. На контрольные прокаты.

Хотя и у нас грамотные судьи. Профессионалы. Таких много. Очень грамотные. И они должны нам помогать. Эти люди ездят на все международные конгрессы, участвуют в судейских митингах. Их мнение, рекомендации и замечания - объективные замечания, если они по делу, нужны и полезны.

127A8401

-- Как вы думаете, в следующем сезоне мы увидим программы со сложными элементами или спортсмены предпочтут катать облегченные варианты, сделав ставку на чистоту?

-- Куда уж более сложные программы, чем наши девочки делают.

-- Можно предположить, будет меньше сложных прыжков?

-- Зачем сейчас брать на себя роль гадалки? Мы должны восстановить кондиции прошлого сезона, сделать новые программы, композиции и так далее, учитывая новое направление в фигурном катании, и не останавливаться в своем техническом росте. А вот как мы это делаем - это наше профессиональное дело.

-- Уже несколько фигуристок в прошлом сезоне исполняли сложные прыжки – четверные, тройной аксель, причем, не только россиянки…

-- Вот именно. Про это надо писать и говорить. Что и японки делают, две кореянки, американка. И другие юниорки будут делать.

-- Почему тогда вокруг этой темы звучит столько критики в адрес россиянок от «защитников прав ребенка», появляются статьи в СМИ, что создает негативный фон?

 -- По этому поводу скажу так: нет пророка в своем отечестве. Вот и все. Многие просто не понимают сути спорта, как достигаются эти рекорды, как спортсмены двигают вперед фигурное катание. Не понимают, что людьми движет интерес. Что ты не можешь заставить ребенка прыгать четверной. Не можешь научить, если внутри у него нет к этому интереса…

127A1400

То, что иностранцы нас критикуют, понятно. У них нет такой системы подготовки, какая есть у нас. Мы начинаем подготовку с раннего возраста. И уже с этого момента у иностранцев идет отставание. У нас абсолютно профессиональная система, поэтому наши девочки первыми и стали делать эти сложные прыжки. Мы давно поняли, как надо тренироваться. За границей фигурное катание как развлечение. А у нас профессиональный спорт.

Поэтому, я считаю, направление, выбранное ИСУ, неверным. Кому-то хочется по нижней планке способностей определять будущее фигурного катания. А я лично хочу, чтобы правила соответствовали высшей планке. Скажите Арутюняну, чтобы запретил Чену прыгать четверные. Или другим тренерам. Как тогда выходить в лидеры, приближаться к таким как Юдзуру Ханю, если не усложняться? Когда на чемпионате мира Чен впервые прыгнул 5 четверных, то говорили, что в его программе нет ничего, кроме прыжков. А сейчас программы Чена называют выдающимися. И это так на самом деле!

Поэтому люди, принимающие решения, должны прислушаться к нам, тренерам, которые больше 50 лет провели на льду. Сначала сами выступали на чемпионатах Европы и мира, потом долгое время работали тренерами, и сейчас продолжают. И все эти годы искали, находили новые пути развития фигурного катания. Ведь это еще и вопрос доверия к тем, кто нами руководит. И если тормозить прогресс, то можно потерять доверие тех, кто создает фигурное катание, доверие тренеров и фигуристов.

TASS4

Поэтому мое мнение: ничего нельзя запрещать. И нужно разрешить четверной в короткой программе. Разрешить! Пусть каждый берет тем, чем может. Вот это будет развитие спорта! Да и зачем запрещать? Это не принесет спортсменам новых побед. Даже над собой. Зачем возвращать фигурное катание на 40 лет назад? Зачем балет на льду устраивать? И кто может сказать, что сложно, что несложно, если это уже сейчас делают больше 6 фигуристок в мире. А если посмотреть на юниорок, то мы увидим, что минимум 10 человек это будет делать.

Все сказанное не отменяет художественного впечатления от программ, катания в музыку, создания художественных образов... Но технически полноценные оценки не могут быть без многооборотных прыжков. Это трюк, а на трюк идут люди. И не надо думать, что людям не интересно. Людям только это и интересно. Если встать на путь упрощения, это погубит интерес к фигурному катанию. Да и фигурное катание.

-- Иными словами, фигурное катание определилось с направлением, по которому пойдет?

-- Конечно. Путь уже есть. Его открыла Саша Трусова. Вместе с Тутберидзе. С их группой. Аня Щербакова, Алена Косторная. Четверной делают Валиева, Акатьева. В ЦСКА есть девочки с 3-м акселем и четверным - Самоделкина, Берестовская. Лиза Туктамышева прыгает четверной. Они открыли путь в космос. И мы туда стремимся. Все.

-- Татьяна Анатольевна, все четко и по делу. Спасибо за интервью.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Елены ВАСИЛЬЕВОЙ, Михаила ШАРОВА

plg_fabrik_search
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки