Фигурист Сергей Воронов завоевал второе серебро на этапах Гран-при этого сезона и впервые в карьере вышел в финал серии. После выступления фигурист рассказал, что минуты ожидания итоговых оценок стали самыми волнительными в его жизни.

Сергей, с какими чувствами ты выходил на прокат произвольной программы?

Самым важным для меня было не подвести свою команду. Я знаю, что все очень переживали за меня. И Этери Тутберидзе, и Сергей Дудаков, и Даниил Глейхенгауз, который недавно появился в нашей группе и много занимается со всеми. У нас настолько слаженная команда, которая вкладывает всю душу в работу, что я не мог позволить дать слабину.

Но самое основное сегодня, что я победил себя. Не то, что я сделал что-то такое супер, просто перешагнул некий для себя рубеж. Знаете, есть хороший фильм про тренера Анатолия Тарасова, отца великой Татьяны Анатольевны, и хоккеиста Валерия Харламова, так вот там говорится о правильных вещах, что человеку кажется, что он может сделать меньше, чем он может на самом деле. Это есть в каждом из нас. Я не исключение. А сегодня я смог пересилить, несмотря на обстоятельства, о которых не хочу рассказывать. Перед выходом на лед просто дал себе установку все забыть и катался от элемента к элементу. Победа любит смелых. Я рискнул, и для меня все сложилось наилучшим образом.

С того момента, как ты перешел в группу Тутберидзе, ты по-другому начал работать. В чем причина?

В том, что меня окружают сильные люди. Этери Георгиевна сильный человек. Сергей Васильевич Дудаков тоже. Он много работает с нами над прыжками. Даниил Глейхенгауз помогает с прыжками и катанием. А когда тебя окружают такие люди, когда ты слышишь их мнения со стороны, все быстрее начинает получаться.

Возможно, что причина и в том, что, когда уходит спортивная молодость, наступает зрелость, то многое начинаешь немного иначе воспринимать. Даже старты. Я понимаю, что еще 15 лет не буду кататься. Мне отведено определенное время в спорте. Не буду гадать, сколько именно. Дай Бог, чтобы оно продолжалось как можно дольше. Потому что пока я получаю от этого удовольствие. Мне позволяет здоровье. У меня есть желание.

И значит, будет прогресс. Ты впервые отобрался на финал Гран-при. Что для тебя это значит?

Я понимал, что могу попробовать побороться за выход в финал. Но старался эти мысли от себя гнать, потому что это страшно, когда такие мысли лезут в голову и тебя изнутри разъедают. Старался не думать ни очем, но это было сложно.

Что для меня финал? Не знаю. В финале я еще не участвовал. Сейчас для меня просто продолжится работа – монотонная, сложная. Как говорит Тутберидзе: здесь был праздник, а все остальное – это монотонная, рутинная, иногда неприятная работа. Но понимаете, ради таких мгновений, когда ты стоишь на пьедестале с такими парнями – одними из лучших в мире, и стоит жить. Осознание того, что ты являешься одним из них, это реально круто.

Я не знаю, кто занимается большим спортом, и фигурным катанием в частности. Наверное, психи, романтики или кто? Мне сложно ответить на этот вопрос. Но мы все отчасти ненормальные люди. Мы все идем на риск, чтобы удовлетворить свое тщеславие, амбиции. Мы приковываем внимание людей, и я счастлив, что являюсь частью этого мира. Я счастлив находиться среди таких людей. Даже если не всегда все получается, но эта атмосфера все время присутствует во мне.

По твоему выступлению здесь, было видно, что ты, действительно, доволен.

Это большая работа. Психолога в том числе. Не хочу об этом распространяться. Но ничего так просто с неба не берется.

Твоя девушка тоже приехала в Японию и была на соревнованиях. Ты виделся с ней перед прокатом произвольной программы?

Нет. Но она мне написала СМС: «У тебя все в голове. Выкини. Должен кататься». Как я сказал, меня окружают сильные люди – Тутберидзе, моя подруга Диана, мама, бабушка…

В основном женщины.

Ну а что? Женщины порой сильнее нас. Мужчины, конечно, сильный пол. Но, как говорится, женщина – шея, мужчина – голова. Куда повернется шея, туда и голова.

Возвращаясь к началу нашего разговора, интересно, о чем ты думал, ожидая итогового расклада?

Последние минуты были самыми сложными. Сложнее проката. Я даже интервью давал как во сне, потому что понимал, что сейчас от меня ничего уже не зависит. Я сделал все, что мог.

А что ощущал, стоя на пьедестале?

Буквально неделю назад я стоял на пьедестале в Москве, теперь в Осаке. И могу сказать, что это непередаваемые чувства. Недаром, Дайсуке Мураками стоял и плакал, слушая свой гимн.

Понимаете, быть в компании таких спортсменов, как Хавьер Фернандес, Михал Бжезина, Мураками, Мура, Ханью – это что-то особенное. Ведь эти ребята – элита мирового фигурного катания.

Пока мне не удавалось на больших турнирах слушать гимн России в свою честь. Но я знаю, что выступаю за великую страну, с великой историей, великими людьми, и если я являюсь частичкой этой великой страны, и сделал что-то для страны, то значит, являюсь достойным гражданином. Это не пафос.

Какие планы на ближайшее время?

Домой. Долгая дорога домой. Сейчас немного надо отдохнуть. Постараюсь получить удовольствие от пребывания в Японии. Это одна из самых любимых моих стран. Спасибо японским болельщикам, что здесь меня так принимают. Это тоже определенная ответственность перед публикой, потому что столько зрителей пришло и болело за нас. Приятно.

Япония со своей древней культурой всегда вызывала у меня интерес. Я здесь себя очень комфортно чувствую, за исключением разницы во времени.

Удалось что-то посмотреть в Осаке?

Нет, только погуляли немного по центру. Но, возможно, завтра выкроим немного времени, чтобы куда-нибудь сходить.

Татьяна ФЛАДЕ

Фото автора

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки