Юниорская танцевальная пара Василиса Кагановская – Валерий Ангелопол обратила на себя внимание в этом сезоне. Ученики Анжелики Крыловой выступили на этапах Кубка России, отобрались на первенство страны, где откатались не слишком удачно, но в финале Кубка России завершили сезон на мажорной ноте.

О работе над постановками новых программ, подготовке к контрольным прокатам, учебе, жизни вне льда, фигуристы рассказали в интервью Ольге ЕРМОЛИНОЙ и Татьяне ФЛАДЕ.

-- После вашего последнего старта в финале Кубка прошло достаточно времени, чем занимались?

Валерий: Взяли паузу, чтобы перезагрузиться, но уже на третий день захотели выйти на лед, что и сделали. В тот момент Анжелика Алексеевна (Крылова) готовила Катарину Мюллер и Тима Дика из Германии, которые тоже катаются в нашей группе, к чемпионату мира, и потом уехала с ними в Стокгольм. Мы все это время занимались с другими тренерами, искали и создавали новые фишечки, элементы, поддержки, переходы, слайды, пробовали на льду, чтобы потом, когда тренер вернется, показать, и вместе подумать, что можно вставить в программы.

-- Сами искали?

Валерий: Да, в интернете. Мы часто так делаем: предлагаем, а Анжелика Алексеевна фильтрует.

Василиса: После финала Кубка России мы занялись техникой, много работали с Олегом Владимировичем (Овсянниковым), также пытались что-то из нового перенести на лед. Нам не хотелось копировать то, что уже делали до нас. Зачем повторяться? Я смотрела много балетных постановок, танцев на полу, хип-хоп, акробатический рок-н-ролл, искала поддержки. Бальные танцы смотрела, но это немного другой стиль.

2021

Валерий: Нельзя сказать, что мы полностью копируем какие-то вещи, все равно адаптируем под себя, да и когда переносишь танцевальный элемент на лед, все равно происходит «фильтрация», что-то меняешь, тренеры подсказывают, как будет правильно, удобнее. Найти и сделать элемент один в один в фигурном катании и танцах – нереально.

Василиса: Так что мы больше вдохновлялись программами, танцами, балетом, которые смотрели.

-- У вас уже была подобрана музыка для новых программ?

Валерий: Да, к короткому и произвольному. Идея музыки для произвольной появилась, когда мы еще «Ромео и Джульетту» катали. Анжелика Алексеевна рассказала Василисе, Василиса мне, так и решилось.

Василиса: Это было в Казани, на этапе Кубка, перед тренировкой произвольной программы. Анжелика Алексеевна сказала, что хочет нам на следующий сезон поставить программу под эту музыку, пока не хочу ее называть. Добавила, что ей понравилась программа одной из пар на шоу Ильи Авербуха, и она увидела нас в этих образах.

Валерий: Новая произвольная будет примерно в том же ключе, что и «Ромео и Джульетта», потому что когда мы встали в пару с Василисой, долго искали свой стиль, катали и танго, и блюз, и лирику. Подбирали музыку, которая бы визуально нам подходила и в то же время мы могли ее выкатать, донести до зрителей. Пути сошлись на «Ромео и Джульетте», на классике, мелодичности, но это не значит, что мы остановимся, мы все равно пытаемся развиваться, взяли хип- хоп для ритм-танца, например.

1921

Основная тема произвольной программы – тема любви, где будут и ссоры, и недопонимание, и объятия. Первая часть – романтическая, а дальше с тренерами как режиссеры будем додумывать сюжет.

Василиса: Музыку на ритм-танец я предлагала еще в прошлом году взять на произвольный. Но тогда решили не экспериментировать сильно, выбрали лирическое и классическое, «Ромео и Джульетту». Но поучилось, что пригодился и мой вариант.

-- Кто ставит программы?

Валерий: Ставит Анжелика Алексеевна, а Максим Ставиский редактирует. Анжелика Алексеевна делает «корсет», а Максим как хореограф каждый раз старается от себя что-то добавить и предлагает эдакое. Анжелика Алексеевна ставит как надо, по правилам, при этом понимает, что на данный момент мы можем скатать, а Максим – как он чувствует, и если он может это сделать, значит, могут все. (Смеется).

Василиса: Мы, конечно, пытаемся делать и то, и другое одновременно, и если получится, все выкатаем, то будет классная программа, потому что идеи очень хорошие.

Валерий: Хотя часто тренеры и расходятся во мнениях.

-- Будем надеяться, все сложится. Как вы оцениваете прошедший сезон?

0221

Валерий: Мы не так долго катаемся вместе.

Василиса: Встали в пару 2 августа 2018 года.

Валерий: Василиса меня в шутку упрекает, что никак не запомню дату. У меня в голове 4 или 6-го августа. А она говорит, безответственно относишься.

Василиса: 2 августа будет три года, как мы катаемся вместе. Вроде и мало, а с другой стороны, целых три года. Мы очень много за эти три года вместе прошли. Но главное, и дальше будем идти вместе.

Валерий: В первом сезоне у нас был фактически один серьезный старт, в Польше, потом Василиса ногу сломала. В следующем году уже выступили на первенстве, а этот сезон можно считать прорывом, потому что мы научились взаимодействовать друг с другом, стараемся больше работать над плавностью катания, за что нас раньше критиковали. А сейчас приходишь домой, начинаешь смотреть программу, которую поставили, чтобы отметить ошибки, пересматриваешь и свои старые, чтобы оттуда лучшее взять, и бросается в глаза, как мы катались раньше и сейчас. Я даже стал осознавать, почему мы раньше допускали ошибки.

-- Почему?

Валерий: Разгильдяйство. Не было нужной концентрации на элементах, программах, взаимодействии. Постоянно дергались. Не было осознания того, как нужно правильно делать. Нам говорили, а мы в силу возраста пропускали мимо ушей. Когда встали в пару, Василисе было 13, мне 15.

0721

Василиса: Наш первый совместный сезон был связан с моим переездом в Москву из Питера и, конечно, тренировки здесь и там -- небо и земля. Я только начинала входить в московский процесс подготовки к стартам, с Валерой мы стали кататься по новому разряду КМС, а это совсем другой уровень. Только в этом сезоне, можно сказать, привыкла к нагрузкам, потому что в Москве стало в 2-3 раза больше льда, чем у меня было в Питере. Вдобавок занятия в зале, танцы, хореография... Поначалу было тяжело. И Валера правильно сказал, определенную роль играл возраст. Я себя со стороны, конечно, видеть не могу, но у Валеры я вижу прогресс во всем. Если в нашем первом сезоне мы в основном орали друг на друга, то со временем пришло понимание, что надо не кричать, не кусаться, а разобраться спокойно, сдерживаться и делать. Да, не все и не всегда еще получается, но стало гораздо лучше.

-- Вы, конечно, уже рассказывали, но напомните, как сложилась ваша пара?

Валерий: Я очень долго боролся, чтобы нас соединили в пару. Василиса приехала из Питера, я в то время искал партнершу, катался один. Мне устраивали смотрины, но я никак не мог найти такую партнершу, чтобы зацепило, чтобы хотелось кататься с ней. С предыдущими девочками что-то получалось, хорошо или плохо, но не было огня, желания работать вместе. Я приметил Василису еще на проекте «Ледниковый период. Дети», где она участвовала, сидел дома, смотрел телевизор. Василиса тогда каталась с Ильей Владимировым. И вот она приезжает к нам в Москву, и Анжелика Алексеевна говорит: девочка хорошая, но есть вопросы ко мне, моему характеру, поведению...

0121

Василиса: Но даже не это было главным. Проблема заключалась в нашем росте. У меня тогда был метр 40, а Валера на 30 сантиметров выше, и были опасения, что Валера дальше будет расти, а я так и останусь маленькой, что получится пара только на один сезон. Но за год я подросла и все сложилось.

Валерий: Неделю-полторы мы уговаривали тренеров, чтобы нас поставили вместе, и Анжелика Алексеевна согласилась на наш страх и риск.

-- А ты-то, Василиса, хотела кататься с Валерой?

Василиса: Да. После «Ледникового периода. Дети» я рассталась с партнером и узнала, что Валера тоже остался один.

Валерий: Я не остался один, а перешел к другому тренеру, а моя партнерша осталась у Светланы Ляпиной.

Василиса: И у меня был единственный вариант, попробоваться с ним, и я больше даже не к Анжелике Алексеевне ехала, а к Валере.

-- Характер будущего партнера не пугал?

Валерий: Мы не были знакомы, не пересекались на стартах. А когда попробовали… До этого у меня была партнерша молчаливая, если что не так, уходила в себя, и получалось, с моей стороны шел постоянный монолог, за что меня ругали, много говорю, а это не моя прерогатива, потому что сам еще ничего не умею, и я ко всему этому привык. А тут на тренировке решил что-то сказать Василисе и мне ответили! Сказать, что я был удивлен, не сказать ничего. Как так, вообще?

1121

Василиса: У нас с Валерой характеры одинаковые, мы два лидера, которые будут стоять на своем, никогда не признают собственную ошибку, станут доказывать, что не прав другой.

Валерий: Пока Анжелика Алексеевна не скажет, кто из нас прав, и потом один из нас обидится.

-- Как обуздали характер?

Валерий: Первый сезон вообще ничего не могли сделать, падали постоянно. Однажды упали с поддержки, в другой раз сорвали вращение, зашли со второго раза.

Василиса: И каждый из нас вопил, что другой виноват. И так было на каждой тренировке.

Валерий: Помогли беседы с тренерами. Анжелика Алексеевна вправляла мозг, что так не делается. И как-то притерлись.

-- Василиса, тебе пришлось привыкать и к жизни в Москве, ты ведь без родителей приехала?

Василиса: Конечно. Сейчас в Москве живу с бабушкой, котом и кроликом.

Валерий: У нее еще кот не обычный, а мейн-кун. Выгуливает его на балконе.

0321

Василиса: Пару раз уже сбегал, но ловили.

Валерий: Прыгал с балкона и хоть бы что.

Василиса: В Москве у меня маленький «зоопарк», это помогает. Потому что поначалу без родителей скучала, не понимала, как можно в 13 лет одной в другом городе. В Питере каток был рядом и школа. Но при этом родители боялись одну отпускать, на машине подвозили или провожали. А в Москве до катка час добираться. Сначала с бабушкой ездили на метро. В Питере я в метро вообще не спускалась, и когда в Москве в первый раз поехали, для меня это было что-то новое. Метро! Где я! Но освоилась. И, конечно, каток новый. Новый коллектив. Новая группа. В этом тоже заключалась сложность, потому что у себя я не каталась в группе, были больше индивидуальные занятия с тренером. А тут пришла, вижу Бетина Попова с Сережей Мозговым – фигуристы, которые в сборной и которые намного старше меня, и я с ними в старшей группе…

Я человек стеснительный, и в этом плане мы с Валерой разные. Он чувствует себя везде своим. И я помню, как он сидел посреди раздевалки, что-то говорил громче всех, со всеми общался. И тут пришла я, полностью зажатая, боялась в чью-то сторону посмотреть. Валер, если помнишь, я тогда практически ни с кем не общалась, сидела одна, старалась, чтобы меня не замечали. Потом начала потихоньку вливаться, общаться, только через год привыкла.

-- Откуда стеснительность, ты же в телепроекте участвовала?

Василиса: Иногда я не очень некомфортно себя чувствую с людьми старше меня. Мне больше нравится со сверстниками, даже с ребятами помладше.

1821

Валерий: Чтобы выделяться. (Улыбается).

Василиса: В группе со старшими я и на тренировках стеснялась, даже на танцах. До этого у меня не было танцев вообще, а тут приехала в Москву, мы занимались джазом, и я очень стеснялась в полную силу танцевать, потому что мне казалось, все смотрят на меня и надо мной смеются.

-- Видимо, помог партнер адаптироваться?

Валерий: Я до сих пор зажат.

-- Разве?

Валерий: Для меня самое страшное, когда просят импровизацию сделать. Тренер пару раз включала музыку, говорила: танцуй, а я не могу. Стою как вкопанный, стесняюсь. Вот если показать мне шаги, определенные комбинации, буду стараться и делать. А сам – только наедине с собой.

-- Валера, в фигурное катание ты пришел из-за дяди (фигурист Олег Овсянников)?

Валерий: Фигурным катанием я стал заниматься из-за бабушки. Ныне покойной. Она очень любила фигурное катание и привела меня на каток, как в свое время привела Олега Владимировича. Бабушка мечтала, чтобы в семье был еще один фигурист, и ее мечта сбылась.

0521

-- Как-то я пришла на каток в Одинцове, увидела Олега Овсянникова, и он сказал, что здесь тренируется племянник.

Валерий: Да, начинал я в танцах у Алексея Горшкова. Но мы долго скрывали, да я до сих пор не хочу афишировать, кто мой дядя, чтобы не связывали нашу работу с тем, чей я родственник, что меня тянут.

-- Но что такого, если дети идут по стопам родных. В других сферах деятельности то же самое.

Валерий: Не все это так воспринимают… Бабушка привела меня в фигурное катание, начал я с одиночного, потом перешел в танцы, вернулся в одиночное и снова в танцы ушел. В одиночном катался на «Локомотиве» у Олега Владимировича, у кого до этого, к сожалению, не помню. В танцы перешел из-за проблемы с прыжками, боялся «разбиться», фобия на прыжки.

-- Олег Владимирович постоянно вас опекает.

Валерий: Он наше все, старается всегда быть с нами, во всем поддерживает, подсказывает ошибки, мне как партнеру рассказывает, как себя вести, потому что у него была не самая легкая партнерша, не в плане веса, а характера -- Анжелика Алексеевна – это «боевая машина», ого-го какая! И он находил с ней общий язык. Он и как партнер дает советы, как вести, представить партнершу, и Василисе многие вещи подсказывает.

2221

Он видит пару по своему, как партнер. И в этом он гениальный. Он очень добрый. Чтобы Олег Владимирович начал кричать, надо очень постараться. Он работает с нами как со взрослой парой, как тренеры работают с Катариной и Тимом. И мы безгранично благодарны ему, что, несмотря на занятость в московской федерации, он ездит с нами на соревнования.

Василиса: Хотя когда я увидела Олега Владимировича в первый раз, мне показалось, очень строгий. Боялась накосячить, думала, он будет Валеру защищать. Но он, наоборот, больше поддерживал меня, но со временем стал одинаково относиться, и если говорит, все по делу.

Валерий: Мы поначалу были разные с Василисой, не очень контачили между собой -- просто партнеры и партнеры, а сейчас мы единый организм и к нам стало другое отношение.

Хочу добавить, Олег Владимирович меня всегда учил четко видеть площадку на тренировках, разминке. И наша пара реже остальных попадает в ситуации, когда кто-то с кем-то сталкивается. Если я вижу, к нам приближаются другие, то либо уведу партнершу, либо не заеду на элемент, проеду круг.

Василиса: В этом плане я другая. Могу ехать, о чем-то думать, мне кричат, не слышу, не вижу…

Валерий: И так бывало, мы расцепляемся, Василиса отъезжает, и я несусь к ней через весь лед, потому что понимаю, другая пара ее сейчас собьет.

0921

Василиса: А я чувствую, вдруг меня за руку кто-то дергает, прижимает к бортику и в этот момент мимо проносится пара.

Валерий: И вместо спасибо – тирада, что ты меня дергаешь? Достал.

Василиса: Это чисто мой характер, не признавать своей ошибки и убеждать всех, что ситуация была под контролем, хотя все понимают, этого не было.

-- Василиса, а почему ты начала заниматься фигурным катанием?

Василиса: Интересная история. Когда я родилась, рядом с нашим домом начали строить каток, и мама, гуляя с коляской, подумала: дочь подрастет, запишу туда, будет заниматься делом. В тот год, когда я пошла на фигурное катание, меня отдали еще в музыкальную школу (моя бабушка работает учителем) и помимо занятий в школе, фигурным катанием, училась еще и музыке, но совершенно не хотела этим заниматься, чувствовала, не мое. Не могла подолгу сидеть на одном месте, двигать пальцами, играть одно и то же. Из меня била гиперактивность. Могла прийти после тренировки и дома крутиться колесом раз 50, чтобы энергию потратить. А сидеть за пианино и играть часами…

Музыкалку я так и не окончила из-за переезда в Москву, но сейчас мне это пригодилось -- я слышу и чувствую музыку. Не знаю, могла бы так, если б не занималась.

1321

Из одиночного в танцы я тоже рано перешла, в 7 лет. Хотя прыгать не боялась, но прыжки получались невысокими. В одиночном у меня был второй или третий юношеский разряд, а в танцах сразу до второго спортивного поднялась.

 -- Что дало тебе участие в «Ледниковом периоде»?

Валерий: Популярность. Только на экране она казалась в два раза больше, чем на самом деле, когда приехала. На экране взрослее выглядела.

Василиса: Очень много дало. Познакомилась со многими людьми. Получила первое представление о тренировках в Москве, потому что на проекте мы тренировались намного больше, чем в Питере. Удалось поработать с людьми, которые многого достигли и много значат в фигурном катании, с олимпийскими чемпионами. Разные образы на себя примерила и попробовала. До этого у меня было три программы примерно в одинаковом стиле. А тут и лирику катали, более взрослые темы, как «Звезда пленительного счастья», Шопен... Не знаю, переехала бы я в Москву, если бы не «Ледниковый», может, ничего и не получилось.

-- Благодаря вам, можно сказать, пара Крылова – Овсянников воссоединилась. Пересматриваете их программы?

Валерий: Конечно. У меня есть любимая -- «Кармен». Балдею с нею. Хочу научиться, как Олег Владимирович быть раскрепощенным. Ему всегда удавалось входить в образ и не выходить из него даже после соревнований. Я смотрел их награждение на Олимпиаде, и он даже на пьедестале делал свои коронные взмахи головой. А Анжелика Алексеевна, наоборот, такая собранная, хотя на льду такие эмоции!

Василиса: Как девочка, я, естественно, больше смотрю на партнершу, и мне очень нравится в Анжелике Алексеевне ее уверенность, энергия и сила. Когда она выходила на соревнования, у меня складывалось ощущение, будто это и не Олимпиада вовсе, а какие-то показательные выступления.

0821

В ней чувствуется характер. И она всегда меня учит на соревнованиях не уходить в себя. Потому что я стараюсь не показывать своего волнения, предстартовой трясучки и от этого замыкаюсь, становлюсь как зомби, начинаю даже разговаривать тише, не слышу вопросов, могу не заметить человека, который ко мне обращается, и Анжелика Алексеевна всегда говорит: «Обернись, говори громче, я не слышу, что ты шепчешь»…

Валерий: Когда мы приехали на первенство России в Красноярск, то тренер сказала, что в первую очередь мы будем учиться громко разговаривать.

Василиса: И запишем Василису на курсы ораторского искусства.

Валерий: Но все приходит со временем. А сейчас перед программой, когда мы встаем позу, пока я не услышу от Василисы ее коронное: «Поехали», не начинаю.

Василиса: Это мое кодовое слово.

-- Что изменилось в вас самих за этот сезон?

Валерий: После первенства России некоторые нас похоронили. На этапах Кубка России не все шло гладко, Кубок Москвы, который мы выиграли, мало кто смотрел… А в Красноярске допустили досадные ошибки. Многие предсказывали нам неудачные прокаты в финале, потому что был довольно большой промежуток времени и типа мы расслабились, не сможем собраться, пик сезона прошел и так далее. Короче, поставили крест. Но все получилось иначе, мы смогли поймать в финале свою волну и уже тогда в «киссе» с тренерами решили, что надо закончить сезон на хорошей ноте.

Василиса: В какие-то моменты подготовки мы сильно углублялись в технику, думали только о шагах, ребрах и забывали об общем виде программы. Делали не так много прокатов целиком, из-за чего на старте не могли поймать нужных ощущений, потому что были сконцентрированы на определенных моментах, а остальное терялось.

Валерий: Катали программы маленькими кусками, оттачивали технику, а когда маленькими кусками делаешь, то тяжело потом сразу все собрать целиком, что-то разваливается, не доезжаешь, не хватает сил. Да и перед первенством России у меня была травма ноги, мы плохо подготовились, последние две недели решали, поедем или нет в Красноярск, потому что нога была сильно опухшая. Все это дало сбой. К финалу мы работали иначе, катали программы полностью, с образами, выложились и были довольны.

1721

Можно сказать, мы с Василисой прошли этап «притерки», уже намного лучше понимаем друг друга. Мы знаем, что можем, что нет, и сейчас главное развиваться, не останавливаться. Ни в коем случае. По факту у нас еще нет ничего. Надо двигаться дальше семимильными шагами. Работать. После этого сезона мы узнали больше о себе и хорошего, и плохого. Тренер с нами много разговаривала, подсказывала, где мы косячим, где мы молодцы. И теперь как единый организм надо просто идти к своей мечте и цели.

-- Что вы цените друг в друге?

Валерий: Я ценю в Василисе, что она шарит в музыке, потому что в этом отношении я камень. Если мне скажут вступить в определенный момент, то мне надо это раз 150 сделать, чтобы запомнить. А Василиса очень быстро соображает, потому что музыке училась. Еще она очень яркая на льду, и как девочка -- лицо нашей пары.

Мне нравится, что Василиса быстро набирает обороты, потому что когда она приехала, была видна разница питерской (не хочу никого обидеть) и московской школы. Сейчас Василиса уже догнала, мы катаемся примерно на одном уровне и, возможно, в чем-то она даже лучше. Это самое дорогое для партнера, когда партнерша так выглядит на соревнованиях и может даже больше, чем партнер. Моя задача представить и показать ее, и я стараюсь помнить об этом. Да, в каких-то рабочих ситуациях я могу переборщить, сказать лишнее, что она косая и тому подобное. Но в последнее время я это чаще говорю про себя, потому что очень хочу, чтобы она стала лучше, чтобы больше замечали ее, чтобы нашу пару оценивали больше по ней.

1621

Василиса: Что я могу сказать? Про партнерство и говорить нечего: я ехала к самому лучшему партнеру, поэтому претензий никаких быть не может. Валера прямолинейный, и я часто ругаю его за это, а с другой стороны, именно это в нем ценю. Он что думает, то и говорит. И это не всегда хорошо для него самого, но зато такой человек за спиной про тебя ничего плохого не скажет.

Валерий: А если скажу за спиной, то не побоюсь повторить в лицо. Я и с родителями на эту тему иногда спорю, но я такой…

Василиса: На тренировках я тоже могу выпалить, что он такой, сякой. Но на самом деле, что бы ни случалось, мы так не думаем и говорим это от злости, на нервах, эмоциях. Потому что в человеческом плане Валера – тот человек, которому я доверяю полностью. Помимо поддержек, работы на катке, я могу доверить и рассказать ему о себе абсолютно все. Даже самую страшную штуку, о которой больше никому не скажу, потому что точно знаю, он меня выслушает и не предаст никогда. Потому что я знаю и чувствую, от него исходит поддержка. И на соревнованиях, и просто в жизни, при любой фигне, которую я могу натворить, Валера меня всегда поддержит.

Валерий: «Домашку» мне скидывает, и я еду в метро, за нее делаю.

-- Да, у вас же в этом году экзамены.

Василиса: У Валеры ЕГЭ, а у меня ОГЭ. Он в 11, я в 9-м. У обоих экзамены. В Москве я учусь в спортивном классе, пытаюсь успевать хотя бы на последние уроки. Занятия начинаются в 12, а у нас тренировки в 15 часов заканчивается и еще надо до дома доехать. Если в прошлом году чаще в школу ходила, то сейчас больше подготовки, соревнований, приходится самостоятельно заниматься.

2521

Валерий: А я аттестат закрыл еще в прошлом полугодии. Остались русский и биология. Остальные предметы в прошлом году сдал.

-- Из-за экзаменов отпусков не предвидится?

Василиса: Я закончу сдавать 25 мая, отпуск у нас с 30-го. Наверное, поедем с родителями в Крым, пока точно не решили. А Валера…

Валерий: 17 июня последний экзамен. Василиса поедет отдыхать, а я буду раскатывать коньки.

-- Ну и традиционный вопрос: задачи на предстоящий сезон?

Валерий: Загадывать не хочется, главное для нас подготовиться к контрольным прокатам. Поставить программы, накатать, максимально поработать над собой, пока есть время. А уже после прокатов появится ясность о Гран-при, от этого будем плясать, определяться с целями.

Василиса: Главная цель – показать себя на контрольных прокатах, хорошо подготовиться к сезону.

Валерий: А если сейчас начнем думать про чемпионат мира, тому подобное, то и не подготовимся нормально, уйдем в мечтания.

Василиса: А нужно просто уйти в отпуск в хорошей форме, следить за здоровьем, чтобы не было травм, и откататься хорошо на контрольных прокатах.

1521

Валерий: У нас отличная группа, команда, три чемпиона мира. Все профессионалы. Атмосфера классная. Ребята. Катя с Тимом (Мюллер – Дик), наша взрослая пара, вообще наша любовь. Мы с ними как с братом и сестрой. Лучшие иностранцы. Мы ни с кем так хорошо не общаемся, как с ними.

Василиса: Когда после перерыва они вернулись из Германии готовиться к чемпионату мира, нам стало гораздо проще тренироваться. Потому что без них в нашей группе мы оказались самыми опытными, ведущей парой, и должны были подавать пример, а самим не за кем было тянуться, не на кого было смотреть, как работают взрослые пары, в каком темпе, как они отрабатывают элементы.

Валерий: И когда Катя с Тимом приехали, мы поняли, как их не хватало. И еще поняли, что в паре надо все делать вместе, просто смотреть друг другу в глаза, не тратить время на ненужные выяснения, только работать, а все остальное, важное и неважное, потом.

-- Спасибо за такое подробное интервью, и удачи.

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Татьяны ФЛАДЕ, Михаила ШАРОВА, Ольги ТИМОХОВОЙ, Юлии КОМАРОВОЙ, а также инстаграма фигуристов

plg_fabrik_search
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки