Чемпионка мира и Европы 2015, серебряный призер чемпионата мира 2021 Елизавета Туктамышева рассказала о заключительном этапе Гран-при в Сочи, важности отбора в финал серии, контенте своих программ и какие программы, на ее взгляд, можно назвать олимпийскими.

-- Лиза, можешь проанализировать свое выступление на Гран-при в Сочи?

-- Я довольна, как все прошло. После окончания соревнований эмоции были положительные, и это самое главное, потому что я знала, что будет непросто. У меня было не так много времени, чтобы восстановиться после болезни, и я готовила себя к этому. Но вышло даже лучше, чем ожидала.

Прокатом короткой программы я в принципе довольна, а на произвольной… Уже вечером я понимала, что мои ноги не очень хотят сегодня кататься. Знала, что будет тяжко. И я думаю, это было видно, заметно, хотя я старалась показать образ. Но это было не то выступление, как я могу кататься. Так что буду работать над этим. Надеюсь, форма быстро вернется и на финале Гран-при (на момент интервью еще не было известно, что финал серии переносится – прим.), и на чемпионате России покажу другое катание, не такое, как здесь – лучшее, более качественное.

-- То есть сказалось физическое состояние?

-- Да, банально физическое состояние. Ноги – самое важное, что у нас есть, и если они в хорошем тонусе, «рабочие», если сам в хорошей форме, естественно, и увереннее катаешься. Чуть что не так,  это же не просто там тройной ритбергер, двойной аксель, которые можно в любом состоянии сделать. Тут более серьезные прыжки, сложновыполнимые элементы.

A23I3112

-- Как думаешь, этот старт добавит тебе уверенности, потому что ты справилась даже в такой ситуации?

-- Я не знаю, что должно со мной произойти, чтобы я была уверена, после какого старта я могу сказать: всё, после такого сумею в любом состоянии кататься. Я думала, что могла бы так сказать после чемпионата мира в прошлом году, потому что очень нервничала. Или после Гран-при в Канаде, так как там было холодно, и я очень хотела спать. Или сейчас, после Сочи, где я была опять не в самой лучше форме. И вот после всего этого думаешь: ну всё, ты уже так много всего поборола – выходи спокойно, катай! Но нет: все равно каждый раз волнуешься, находишь что-то еще…

Хочу почувствовать хотя бы один старт, чтобы я уверенно просто вышла и на драйве откаталась. Но так как этот сезон ответственный, все равно подходишь к соревнованиям без такой легкости, как это можно сделать.

-- Насколько для тебя было важно в этом сезоне отобраться в финал Гран-при?

-- Для меня было важно, потому что финал Гран-при – престижный старт, в котором участвуют одни из самых лучших фигуристов. И в олимпийский сезон отобраться в финал – хорошая заявка, чтобы побороться за место в олимпийской сборной. Пройти в финал – этот как шажочек вперед.

-- За время выступлений у тебя были запоминающиеся интересные программы, но в этом сезоне вы с тренерами и постановщиками, можно сказать, попали в точку. Могла бы ты назвать эти программы олимпийскими, the best of Lisa Tuktamysheva?

B03I8154

-- Я с таким расчетом и брала вот эти музыкальные композиции, которые я прекрасно чувствую, и где совершенно разные образы. В олимпийском сезоне в своих программах мне хотелось быть абсолютно собой. Если честно, я не знаю, что такое «олимпийская программа». У некоторых спортсменов в начале сезона некоторые программы вообще не нравятся публике. Но когда спортсмены становятся чемпионами, то их программы сразу называют олимпийскими.

Мне кажется, когда выходишь на олимпийский лед и катаешь чисто, на разрыв аорты, то вот этот кураж может передаваться зрителям, и программа звучит сильнее, становится сильной программой. Мне кажется, дело даже не в музыке, а в спортсмене, чтобы он подал свою программу как олимпийскую. Я вот это говорю, представляю, и у меня даже мурашки забегали…

-- Ты говорила, что сама выбрала музыку для программ этого сезона.

-- Нет. У меня в характере нет такого, чтобы я четко понимала, какая конкретно музыка нужна. У меня есть идея, и мне нужно, чтобы мне предложили варианты и тогда я пойму, что надо выбрать. С Ильей Авербухом (короткая программа - Oblivion (J'oublie) by Astor Piazzolla, performed by Misia – прим.) все было просто. Я сказала, что хочу, и он прислал три музыкальных варианта, мы остановились на одном из них. Алексей Николаевич (Мишин – прим.) сразу согласился, потому что это было МОЁ. И когда начали ставить, я еще больше почувствовала музыку, потому что на льду, с движениями, все глубже воспринимается.

A23I3132

А в произвольной (Arabia by Hanine El Alam, My Love...Music by Artem Uzunov) я тоже Никите (Михайлов – прим.) объяснила, что мне нужно. Но когда он прислал много вариантов на рассмотрение, то у меня была небольшая каша в голове, где, что, как. А вот когда он все скомпоновал, я послушала и подумала – просто огонь! То, что я хотела, то и получилось. Прошло почти полгода, как я катаю эту программу, и мне не надоедает то, что я делаю.

-- А как ты формулировала постановщикам свои идеи, чтобы они подобрали музыку?

-- Илье я сказала: хочу женственный глубокий образ, и если вокал будет на французском языке, вообще замечательно. У меня в голове была идея, что это должна быть такая серьезная женская зрелая музыка, и я видела ее на французском языке. И когда Илья отправил мне то, что нашел, я ответила: это именно то, что хочу.

А Никите просто обрисовала: восточная тема, хочу кайфовать и танцевать, поэтому найди темповую классную музыку. Никита – постановщик уже достаточно опытный и знает, что будет нравиться залу, что будет нравиться спортсменам. Главное – в этой программе есть медленная часть в середине, чтобы я могла немножко передохнуть. Это важно для меня. И я сказала: «Никита, медленная часть в середине, потому что я просто не выдержу катать так, как это было в прошлом году».

BEL 0843

-- Ты сама четко понимала, какие программы хочешь, и постановщики помогали тебе это реализовать. Верно?

-- Да, это был первый год, когда я в принципе знала, что хочу в олимпийский сезон, какие именно программы. До этого я тоже примерно понимала, и было много разных вариантов. Но в этот раз не было сомнений, поэтому было даже попроще с выбором.

Когда выбор «простой», получаются самые очевидные программы. Когда какие-то вещи складываются и даются легко, значит, все правильно.

-- На пресс-конференции тебе задали вопрос о четверных прыжках. На чемпионате России в Красноярске ты пробовала исполнить четверной в произвольной программе.

-- Да, я его тогда не сделала – упала. Но остается сам факт, что тренировала, попробовала четверной. Тогда была другая ситуация, тогда можно было рисковать. Сейчас олимпийский сезон и все иначе.

-- На этапе в Сочи ты немного усложнила произвольную программу. Ждать каких-то еще изменений?

-- Вряд ли что-то кардинально изменится, потому что сейчас у меня программы с тем контентом, который я чаще всего катанию. И сильно выходить из «накатанного состояния», которое есть в течение этого промежутка времени, не очень хорошо. Возможно, если и будут изменения, то небольшие.

-- Иными словами, надо все стабилизировать и довести до блеска.

-- Да, хочется, чтобы на одном дыхании все проходило.

-- Спасибо, Лиза, удачи.

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Юлии КОМАРОВОЙ и Марии ЕВТЕЕВОЙ

plg_fabrik_search
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки