Олимпийская чемпионка Алина Загитова на чемпионате России в Санкт-Петербурге выступила в роли комментатора Первого канала, а также участвовала в показательных выступлениях. На следующий день фигуристка представила два номера на юбилейном шоу «Ледовые фантазии Тамары Москвиной», и между выступлениями согласилась дать интервью.

-- Алина, четыре года назад на чемпионате России 2018, который проходил на этой же арене «Юбилейного», ты отбиралась на Олимпийские игры в Корею, сейчас работала здесь в качестве комментатора Первого канала. С какими эмоциями следила за чемпионатом страны 2022?

-- На этом чемпионате я была в другой роли, вне льда, в совершенно новом для себя амплуа – брала комментарии у спортсменов для Первого канала. Я к этому серьезно готовилась, заранее прочитала, пересмотрела все интервью наших танцоров, написала для себя тексты про Никиту с Викой, Сашу с Ваней, так как начала работать не с первого, а со второго дня чемпионата. Я люблю быть подготовленной. Но этого не понадобилось, так как нужно было задавать вопросы одиночникам. Но ничего страшного. Я поняла, в такой работе многое непредсказуемо, все может быстро меняться и распланировать все невозможно. Но если ты понимаешь суть того, о чем спрашиваешь, то надо говорить от души. Я поняла, что быть журналистом, это все время интересоваться, следить за тем, что происходит. Быть в теме – это самое важное, поэтому профессия журналиста сложная очень.

KValievaAZagitovaInterviewRM222

-- Ты спокойно смотрела выступления девушек или с волнением, так как сама подобное пережила?

-- Я смотрела, как девочки готовятся. Это было достаточно напряженно. Точно. Но я в этот момент выдохнула, поняла – самое главное, что не я на льду, что у меня есть что-то другое, потому что я не представляю, каково им сейчас. Конкуренция стала намного выше и, как говорится, выживает и побеждает сильнейший. Поэтому я смотрела с некоторой ностальгией, потому что четыре года назад здесь же выиграла чемпионат. Но хотя я сама не выступала сейчас, нервничала так же, потому что прошла через все это перед Олимпиадой в Корее и знаю, понимаю все эти чувства, когда ты выходишь на лед. Это невозможно забыть совершенно. Никак. Поэтому я понимала, что девочки чувствуют в этот момент.

-- Чемпионка России Камила Валиева сказала, что иногда советуется с тобой.

-- Мы с Камилой – да, как-то так сдружились. Когда я прихожу на утренние тренировки, в раздевалке она сидит напротив меня. Вечером у меня не всегда получается потренироваться, есть какие-то другие дела.

Мы с Камилой общаемся. На показательных я ей наклейки помогала делать на лице. Не знаю, мне приятно, когда у меня спрашивают совета. Всегда приятно, когда можешь передать какие-то свои знания, опыт, но, конечно, не всё.

KOM 4926

-- Самый важный совет, который ты дала?

-- Я не буду давать советов, когда меня не просят. Но я думаю, что в спорте 100 процентов могу что-то подсказать. Просто каждый спортсмен индивидуален, но какой совет ни дашь, он не поможет, потому что люди разные, у каждого свой путь, который нужно пройти. Так же и у меня было. Ты можешь прислушаться к чьему-то совету, что-то вынести из него, но все равно свой опыт лучше, чем чей-то.

-- Что для тебя сложнее – комментировать или кататься на льду?

-- Это разное. Как журналисту мне сложно пока включаться именно в момент работы, а к чемпионату России или другим соревнованиям как спортсмен идешь какое-то время, тренируешься. Выходишь, конечно, с нервами, но все равно твое тело делает то, что уже наработано. А когда садишься с микрофоном, все непредсказуемо.

Мне, если честно, пока тяжело смотреть фигурное катание, потому что думаешь: вот, я бы тоже могла выступать, и все еще переживаешь в душе те же ощущения, когда захватывает дух, появляется чувство эйфории, будто сам выходишь на лед. Сложно мне пока смотреть все это.

AZagitovaExhCoR21

-- Не отпустило?

-- Нет.

-- Пока ты не объявляла о завершении спортивной карьеры.

-- Нет, конечно. Но на таких соревнованиях как чемпионаты России, мира, других я не выступаю, потому что не хватает физической формы, а хотелось бы.

-- Не оставляешь мысль вернуться в спорт в каком-либо качестве, спортсмена, тренера?

-- Не знаю. Мне всегда было интересно тренировать, но для этого нужно очень много нервов. Поживем – увидим.

-- Знакомая фраза.

-- Да. Знаете, когда я начала работать в журналистике, то поняла, что мне хочется, чтобы спортсмены отвечали не такими шаблонными фразами как: поживем – увидим; время покажет; решают судьи, а не я… Получается, спортсмен вроде ответил и ничего не сказал. Мне же хочется услышать от них более развернутые ответы. И, оказавшись в роли журналиста, я понимаю, что надо что-то вытянуть из отвечающего и в то же время, знаю, что он ничего не скажет, потому что ему хочется что-то сохранить внутри себя.

AZagitovaRM221

-- Теперь у тебя появилась возможность смотреть на событие с двух сторон. Тебе интересно заниматься журналистикой?

-- Да. Мне интересно «разговорить» человека, понять, как подступить к нему, чтобы он раскрылся, а не отвечал стандартными фразами. Сейчас я учусь этому, недавно прочла статью, что надо расположить человека к себе. Я вспоминаю наше интервью с Ритой Мамун после Олимпиады. Это было ее первое интервью, и она спросила, куда бы я хотела пойти и повела меня в зоомагазин, где были собачки, разные зверюшки. Я стала что-то рассказывать, разговорилась сама по себе, хотя обычно меня трясло, когда надо было идти на интервью. А тут я «расплылась», мне стало хорошо. Так что главное – поймать момент, когда человек может раскрыться. Журналисты тоже психологи.

-- Пересматриваешь свои олимпийские выступления?

-- Раньше пересматривала много раз, сейчас почему-то нет. Слишком много ностальгии. А раньше, когда смотрела, думала – вау, так круто! Когда после Олимпийских игр меня спрашивали о моих эмоциях… Да я просто очень много работала. И только сейчас, спустя время, понимаю, какими были эмоции и через что прошла.

SB0366

-- И какими были твои эмоции?

-- Совершенно разные. Я не могла в полной мере радоваться… Моя мама приехала на Олимпиаду, я знала, где она сидит на трибуне, и это мне очень помогало. Я выходила на лед с совершенно холодной головой. Но перед этим были очень сложные тренировки. Потом еще перед короткой программой меня забрали на допинг, и я пропустила тренировку, из-за чего занервничала…

Знаете, перед произвольной мне приснился сон, что я выигрываю Олимпийские игры. И представляете, я просыпаюсь и понимаю, что произвольная еще только будет… И было такое чувство, как в детстве, когда снится сон, что у тебя крылья за спиной и летаешь, а просыпаешься и… Но сон оказался пророческим.

-- После Олимпиады ты рассказывала, что не сразу осознала, что стала чемпионкой, и Этери Георгиевна Тутберидзе посоветовала надеть золотую медаль и лечь спать, чтобы проснуться, увидеть и понять. Так и было?

-- Серебряную медаль, которую мы завоевали в команде, я специально положила в карман куртки, чтобы она всегда была со мной, потому что мне тогда казалось, это что-то нереальное, и эта медаль для меня много значила. А свою олимпийскую медаль, точно не помню, кажется, положила под подушку, спать с медалью было не очень удобно.

OI

-- Как изменилась твоя жизнь после Олимпиады?

-- Никак. Просто было много внимания, ощущалось некое давление со стороны прессы и людей, которые пишут в инстаграме, соцсетях… Это сильно отвлекает. Ты не можешь уже тренироваться с холодной головой и с холодной головой выходить на соревнования. Куча эмоций. Утром идти на тренировку, а ты ничего не можешь делать. В принципе, те же тренировки, но это было сложно для меня.

-- Самый тяжелый период твоей спортивной карьеры?

-- После чемпионата мира 2018. После Милана мне было очень плохо. Расстроилась сильно.

-- В чем нашла мотивацию, чтобы продолжать?

-- Тут как раз родители и мама, в первую очередь, сказали, что надо все доводить до конца. Мама даже на тренировках всегда так говорила: тебе нужно потренироваться еще, сходить на растяжку, хотя можно было сразу пойти домой, потому что поздно. Но она -- нет, говорила, это нужно сделать, и, наверное, эту черту характера мне передала.

123

-- Поэтому нужно было выиграть чемпионат мира, завоевать недостающий титул в коллекции, чтобы поставить точку?

-- Да. Но не точку, а многоточие. Чтобы я была спокойна, ни о чем не жалела. Но подготовка к чемпионату мира в Японии была очень сложной. Я пропускала тренировки и не из-за того, что не хотела тренироваться, а просто понимала – приду сейчас, у меня опять ничего не будет получаться, и в то же время понимала, что у меня не будет ничего получаться, потому что я пропустила тренировку.

-- Замкнутый круг.

-- Не знаю, что было тогда в моей голове, я сидела на улице и просто плакала… Я до сих пор не могу об этом спокойно вспоминать…

-- Молодец, что собралась, поехала и выиграла.

-- Я очень рада, что тогда Этери Георгиевна меня чуть-чуть «подпинывала» и заставляла, потому что я не хотела ехать на чемпионат мира, и это уже все сейчас знают. Не хотела, в первую очередь, потому что у меня не получалось на тренировках, не было чистых прокатов. А я помнила слова Этери Георгиевны, когда ее спросили: вы волнуетесь перед соревнованиями? И она ответила: «Зачем волноваться? Если ты тренировался хорошо, значит, это даст плоды. Как потренируешься, так и выступишь».

Saitama191jpg

И я это тоже понимала и понимаю. Я знала, что перед Сайтамой не очень хорошо тренировалась, и должно было произойти просто чудо и как мне нужно собраться… В этом должна была быть определенная сила, энергия, эмоции… Я до последнего не хотела ехать на чемпионат мира. Решилась в самый последний момент, и в аэропорт поехали на машине с мигалками…

-- В спорте ты завоевала все титулы и сейчас пробуешь себя в разных областях. Насколько сложно найти новые цели, к которым стремишься?

-- Сейчас моя цель делать свою работу и делать хорошо. Вот это и есть цель, наверное. Чтобы я была довольна, чтобы люди, которые взяли меня и доверили эту работу, были довольны. В спорте цель понятна – Олимпийские игры, все выиграть. А в журналистике… Пока просто с удовольствием делать свою работу…

Мне на самом деле, нравится работать на телевидении. Когда я пришла на «Ледниковый период», это был мой первый опыт. Было сложно поначалу, я не понимала, что и как. И хотя у меня было «ухо» для страховки, я сильно волновалась, терялась и это мешало. Вроде смотрю выступления, что-то прокручиваю в голове, придумываю вопросы, а подхожу к человеку и ничего не помню, просто, от слова «совсем». Видела, что человек упал, а я ему – великолепное выступление, и слышу фразу, что она несет… Но ничего не бывает сразу, вдруг. И я очень благодарна, что люди, которые меня взяли ведущей, всё понимают и дали мне возможность снова вести «Ледниковый период и видят, как постепенно я улучшаюсь, развиваюсь. Это очень классно.

KOM 4814

-- Ты всегда говорила, что не любишь публичности, но благодаря работе на телевидении оказалась в центре внимания. Примирилась с такой жизнью, когда каждый твой шаг, личная жизнь обсуждается в прессе?

-- Уйти от внимания прессы невозможно, все равно лезут же. Но сейчас я тоже «по другую сторону», так что отчасти понимаю, что журналистам нужны сенсации и без нас им не о чем было бы писать. Но я предпочитаю общаться с журналистами, которым можно доверять. И сама хочу стать таким журналистом.

Публичный человек во многом зависим от общественного мнения. И для меня оно играет определенную роль. Да, наверное, я могла бы игнорировать все, что пишут обо мне. Но у меня есть родители, которые тоже это читают. И если для меня многое привычно, я в этом с 14 лет, то родители только сейчас по-настоящему столкнулись и сильно расстраиваются. И когда я это вижу, расстраиваюсь вместе с ними.

-- Недавно в интаграме ты выложила пост о себе. Тебе было важно поделиться переживаниями с людьми, которые также сталкиваются с хейтом в жизни?

-- Я думаю, многие сталкиваются с хейтом, буллингом в школе, на работе, и когда люди видят, что не одиноки, то, возможно, мои слова им в чем-то помогут. Меня, если честно, разозлила реакция некоторых зрителей во время «Ледникового периода». Что бы я ни надела, всем невозможно угодить. То писали, что ты руки открываешь? Выхожу в платье с рукавами, зачем закрываешь?..

Zag19

Или фанаты мои и Жени Медведевой пишут друг другу какие-то гадости. Но я много раз говорила: «Ребята, давайте жить дружно». Если что-то не нравится, почему не подойти ко мне и не сказать прямо в лицо? Они же сидят на трибунах, почему не спуститься, не подойти, я же тут, рядом, у бортика. Пусть скажут.

-- Не хочется на этом вопросе заканчивать интервью. Расскажи немного о Масару – олимпийском подарке. Как она поживает?

-- Сейчас у меня появилась третья собака, и Масару с ней еще не очень ладит. У Масару свой характер, она любит полежать, чтобы ее приласкали. Не любит бегать, у нее размеренный образ жизни. Если утром я делаю себе бутерброд с сыром, и мелкие собаки сразу кусочки сыра, которые я им даю, съедают, то Масару понюхает, распробует, если не понравится, то не выплюнет, а аккуратно положит на пол… У нее очень умные глаза и улыбка, которая мне нравится.

Мы пробовали подыскать ей «партнера», чтобы появились щенки, но Масару у нас немного ворчунья, и мы подумали -- не будем настаивать. Да и жалко щенков потом отдавать. Мне все говорят, она их забудет, не поймет, но я не забуду. Поэтому я сказала родителям: если будут щенки, то оставлю себе. Я хотела Масару не для рекламы, не для чего-то другого, а искала себе друга.

-- Спасибо, Алина.

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Юлии КОМАРОВОЙ, Татьяны ФЛАДЕ, Андрея ГОЛОВАНОВА, Ирины ЦИМФЕР

plg_fabrik_search
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки