В начале марта в Йошкар-Оле прошли традиционные всероссийские соревнования «Мемориал С.А.Жука» среди мальчиков и девочек младшего возраста.

Этот ежегодный турнир имеет особый формат – проводится по системе «троеборья», помимо прокатов коротких и произвольных программ фигуристы соревнуются в отдельных элементах, на каждый из которых дается две попытки.

Идею таких соревнований предложил выдающийся советский тренер Станислав Алексеевич Жук, чтобы не только всесторонне готовить спортсмена, но и нацеливать и мотивировать на изучение и освоение сложных элементов, без чего невозможно развитие фигурного катания.

О том, какова роль этих соревнований, какими представляются пути дальнейшего развития фигурного катания и как строить работу в нынешних условиях санкций в отношении российских спортсменов, мы поговорили с тренером ЦСКА Сергеем Давыдовым, чьи ученики Мария Гордеева и Лев Лазарев в этом году стали победителями «Мемориала Жука» среди одиночников старшей группы.

-- Сергей Дмитриевич, какое значение имеют соревнования такого формата для юных фигуристов?

-- Наше фигурное катание давно движется в сторону повышения сложности, и этот всесоюзный турнир, пожалуй, единственный, где спортсмен может без надрыва показать свое умение. На этом старте соревнуются юные фигуристы, которые только начинают овладевать сложными элементами, еще не все вкатано идеально, поэтому дается две попытки на каждый элемент. Можно показать прыжок, который неидеален, и который рано вставлять в программу, так как он нестабилен. Но есть возможность попробовать и показать его, как, например, в случае со Львом Лазаревым, который пошел на 4-й лутц, и пусть с двух попыток, но сделал.

127A9323

Помимо прыжков спортсмены демонстрируют и элемент «спецдорожка», который специально сделали с таким расчетом, чтобы туда входили все самые сложные и «неудобные» шаги. Этими дорожками мы очень много занимаемся. Очень много. И на это уходит много времени. Но это и опыт, и навыки катания. Ребята осваивают все эти сложные «штуки», которые им затем пригодятся.

-- Основной курс – всестороннее развитие спортсмена?

-- Безусловно, да, и все равно основное направление – сложные прыжки. Смотрите: формат соревнований -- три вида: отдельные элементы, короткая и произвольная программа. Если делаешь сложные прыжки на «элементах», то сразу уходишь в отрыв очень сильно, потому что полученные баллы удваиваются. И сделано это для того, чтобы дети понимали -- для победы ты должен сделать что-то сложное. И это служит мотивацией двигаться, учить и усложняться. Лев Лазарев, например, на первенстве Москвы был вторым, а на «Мемориале Жука» выиграл за счет своих четверных лутцев. То же самое с Машей Гордеевой. Она на «элементах» оторвалась на 20 баллов от соперниц, получив возможность затем спокойнее катать программы.

Думаю, Станислав Алексеевич Жук не случайно задумал такой формат, который сегодня имеет актуальное значение. Нынешнее фигурное катание, где «квад» на «кваде», подразумевает, что если спортсмен не умеет делать четверные, то он не в обойме. И это касается и женского, и мужского катания.

-- Что бы вы добавили, изменили в формате этих соревнований?

-- В глобальном смысле ничего не изменить. У нас два турнира, которые проводятся таким образом – первенство Москвы и «Мемориал Жука». В Москве спортсмены сначала катают короткие программы, затем «элементы» и произвольные. В Йошкар-Оле мы начинали с «элементов».

127A7298

-- Что предпочтительнее?

-- В короткой программе сложные прыжки не разрешены, поэтому все примерно уравнены, делают одно и то же. С другой стороны, бывает, одна нелепая ошибка отбросит спортсмена достаточно далеко. «Элементы» всё сразу расставляют на свои места, потому что выделяется группа лидеров.

Не знаю, почему на двух турнирах короткие программы и «элементы» меняют местами. Я затрудняюсь сказать, что предпочтительнее. Но такой факт имеет место быть.

Два турнира состоят из трех видов, и это еще нужно выдержать. Это тяжело, но тяжело всем, потому что все в равных условиях. Но это необходимо для движения вперед, для усложнения самого себя.

-- То, что даже юные фигуристы показывают такие сложные прыжки, подтверждение, что четверные стали нормой, и в этом отношении психологический барьер преодолен?

-- Этот барьер уже давно преодолен, и все это прекрасно понимают. У девочек с некоторых пор вообще стало практикой. Но девочкам надо успеть всё это в определенный промежуток времени, потому что потом становится тяжелей. По поводу мальчиков, Марк Кондратюк – наглядный пример, как вовремя все нужно делать.

Задача тренеров научить. И я не останавливаю тех, кто хочет пробовать. Не говорю, что рано учить, например, 4-й лутц. Вижу, что спортсмен готов к элементу, есть желание, и мы пробуем. На днях Лев пришел на тренировку, говорит – хочу четверной сальхов. Давай. Если есть желание – работай…

Опять же есть тенденция, что мальчиков как девочек гнать не надо. С ними надо действовать спокойнее, равномернее. Но и мальчики все разные. Я не вижу смысла останавливать человека, который хочет сам идти вперед, не зависимо от того, мальчик это или девочка. У каждого свое время исполнения, «дохода» до того или иного прыжка, понимания прыжков. И мы как тренеры это видим.

127A4425

-- Нередко можно услышать, что в России слишком рано начинают изучать сложные элементы. Ваше мнение?

-- А кто об этом говорит? Тот, кто проигрывает? Что им остается делать? Сейчас будут обсуждать тему поднятия возраста. Но юниоры все равно будут прыгать сложные прыжки, потому что этот процесс уже не остановить.

-- Вы считаете поднятие возраста в женском одиночном катании повлияет на продолжительность спортивной карьеры?

-- Я говорил со многими на эту тему и сам давал несколько интервью. Наверное, да. Я так думаю. Пик формы у девочек – 14-15 лет. Дальше все становится сложнее, четверные даются тяжелее. Соответственно, если не брать сегодняшнюю ситуацию в мире с отстранением наших фигуристов, то при поднятии возраста во взрослое катание все будут выходить в 17 лет. Будут прыгать 1-2 четверных максимум, 3-й аксель - всё это более досягаемо. 15-летних спортсменок, которые могут прыгать и больше четверных, на соревнованиях не будет. Соответственно, не будет и того, если кто-то заявит 4-5 четверных, и заранее понятно, что у остальных спортсменок практически нет шансов. Хотя кто знает. Возможно, и появятся уникумы, но среди 17-летних фигуристок их точно не будет столько, как сейчас.

-- Но повышение возраста не отменяет того, что юниоры будут прыгать больше сложных прыжков. Не получится ли так, что юниорские соревнования станут более интересными, потому что зрителей привлекает сложность, прогресс?

-- Время покажет. Возможно, интерес сместится в эту сторону. Юниорские соревнования даже сейчас не настолько интересны зрителям. Чемпионаты Европы, мира посещает больше людей и смотрят эти соревнования больше.

127A9121

-- Сейчас российский спорт переживает не лучшие времена. Как в условиях санкций выстраивать дальнейшую работу?

-- Сейчас сложно делать какие-то прогнозы, потому что нас отстранили, и никто не знает, насколько это затянется. Я бы не гадал -- надо продолжать работать. Выступать на внутренних стартах и ждать, когда ситуация разрешится. От нас ничего не зависит. Останавливаться, все забросить, потратив столько времени, это плохая идея. Повторю, надо работать дальше и выступать на тех соревнованиях, которые есть, а их в России много. Выступай, выигрывай, совершенствуйся, учи и двигайся дальше. Это единственно правильный путь. Сидеть и рассуждать, а что будет, если нас еще на год-два закроют, это остановка в работе в любом случае.

Возможно, стоит задуматься о каких-то больших соревнованиях с привлечением фигуристов из других стран, которые захотят участвовать. Не будет сильной конкуренции? Смотрите: чемпионат мира, в каждом виде две сильные разминки. Ну, будет у нас три, где станут соревноваться одиночники с четверными, да и в парном катании, танцах сильные спортсмены соберутся. Просто это надо грамотно подать с точки зрения трансляций, показа. Возможно, это будет даже интереснее. Внутри страны точно.

-- Возвращаясь к тому, с чего мы начали. Скажите несколько слов о своих учениках Маше Гордеевой и Льве Лазареве, который выиграли «Мемориал Жука».

-- То, что ребята победили, это во многом благодаря их труду. Они большие трудяги, и если бы столько не работали, не делали, то вряд ли чего-то добились. Это не только Маши и Льва касается. Я всегда говорю: хотите побеждать, должны делать больше всех, быть внимательнее, трудолюбивее, уметь слушать и делать. Есть много разных нюансов и факторов, но отработал и заработал то, что заработал.

В младшем возрасте на этих соревнованиях у нас выступала Соня Смагина, она стала 4-й. Тагар Самбуев не очень хорошо откатался, стал 11-м. Но мы сели, поговорили, где недоработал, что недоделал. В юном возрасте, безусловно, должны быть способности, умение плюс работоспособность. Огромная работоспособность. Это, пожалуй, самое главное.

Лев Лазарев: «Не боюсь пробовать новое»

-- Я смотрел Олимпиаду в 2014 году, мне очень понравилось фигурное катание, и я попросил отвести меня на каток. Мы сходили на массовое катание, но я много падал, поэтому родители решили записать меня в спортивную школу. Тогда мы жили в Зеленограде, и там я начал заниматься. Моим первым тренером был Алексей Евгеньевич Соловьев. Хороший тренер. У него я научился прыгать двойные. А через пару лет перешел в ЦСКА и сразу попал к Сергею Дмитриевичу Давыдову.

127A9188

В ЦСКА многое отличалось, было больше ОФП, разных занятий, прыгали больше. Через месяц у меня уже получился двойной аксель, следом тройные прыжки, через год тройной аксель. Сейчас уже делаю четверные. Я не боюсь пробовать новое. Но больше всего в фигурном катании мне нравятся прыжки и еще очень нравятся вращения.

Мне очень хочется выучить все четверные и постараться как можно больше четверных делать в программе. У меня уже получается 3-й аксель, четверной тулуп, лутц, флип, пробую сальхов…

Из всех моих соревнований мне больше всего запомнилось первенство России прошлого года – «Мемориал Жука», потому что я попробовал много новых элементов, и они получились. Я, если честно, от себя такого не ожидал.

А еще в 2019-м году я участвовал в «Ледниковом периоде. Дети», где занял 3-е место. Мне это во многом помогло потом. Не только выступать, но и общаться, давать интервью. Это тоже нужно фигуристу.

Я вообще трудолюбивый человек. Добрый и честный. Сергей Дмитриевич тоже очень добрый. Его легко понять. Он все может объяснить и столько раз, сколько нужно. Мне нравится, как он общается с нами…

Мои родители не спортсмены, но они во всем поддерживают меня. У меня еще есть сестра Ася, ей 8 лет. Она тоже ходила на фигурное катание, но ей не понравилось. Сейчас она тренируется в ЦСКА, занимается тхэквондо. Еще танцами, ходит на музыку, занимается пением. И все успевает. В школу она ходит каждый день, на все уроки. Я учусь дистанционно, по вечерам, но в основном в выходные дни. Учу с репетиторами английский и немецкий язык. Думаю, мне это пригодится.

Мария Гордеева: «Моя история в фигурном катании началась забавно»

-- Часто думают, что моя мама Екатерина Гордеева, которая выступала в парах с Сергеем Гриньковым. Но это не так. У меня просто такая же фамилия.

Моя история в фигурном катании началась забавно. Мой брат занимался футболом, и однажды мы поехали на матч в Лужники. Чтобы я не сидела без дела, меня отвели на каток. Мне понравилось. Так и стали делать: брата отводили на футбол, меня - на каток, где я сама каталась, держась за пингвинчика. Мне было тогда три с половиной года.

127A4235

В то время я занималась еще балетом, довольно-таки неплохо, на пуантах что-то уже пробовала. Стала совмещать занятия балетом с фигурным катанием. Но через какое-то время мама сказала: «Выбирай, либо одно, либо другое». И я ответила: «Фигурное катание, 100 процентов».

Мама стала подыскивать что-то более серьезное, чем просто катание с пингвином. Так в четыре с половиной года я оказалась в ЦСКА у тренера Ирины Евгеньевны Нифонтовой. С ней мы выучили одинарные, двойные прыжки. Тройные и четверные я уже учила у Сергея Дмитриевича Давыдова.

У Ирины Евгеньевны я тренировалась почти 3 года, и потом мама решила, что надо переходить к другому тренеру. Мне было очень тяжело уходить, потому что я полюбила Ирину Евгеньевну. Но что делать. Сергей Дмитриевич взял меня сначала на испытательный срок – 2 недели. Это было весной, я помню. Вскоре у меня получился одинарный аксель и двойной тулуп. Так я и попала в группу Давыдова.

До перехода к Сергею Дмитриевичу я просто занималась фигурным катанием, но еще не понимала, насколько все это серьезно. А в первом классе даже в школу перестала ходить, потому что все время уходило на тренировки. Учиться стала дома, вечерами, в свободное время. Трудно, конечно, делать уроки до 11-12 ночи, в перерывах между тренировками, но я ни разу не пожалела ни о чем.

В фигурном катании мне нравится всё – программы катать, разные образы. В этом сезоне короткая программа у меня «Птица», произвольная – танго. Но особенно я люблю прыжки. Четверные – это круто! Когда у меня в первый раз получился четверной, было так радостно! Я очень долго учила четверной и первым прыгнула сальхов. Даже запомнила дату -- 18 декабря 2021 года. Два с половиной года учила четверной, и еще год понадобился, чтобы вкатать его в программе.

Это было нелегко. Вроде все уже получалось, но я падала и падала. И как-то пришла на тренировку и подумала: «Сколько можно уже падать?» Знаете, наступает такая стадия, когда падаешь с чистейшего прыжка: четыре оборота делаешь и садишься на попу. Не потому, что не можешь, а просто не получается переключиться с «не умею» на «умею». Даже на удочке, когда делала, тренер говорил: «Я тебя не поднимаю, прыгаешь сама». Но стоило ему убрать удочку, и я падала…

127A4181

А вот как только получилось, стало намного легче. На следующий день я снова прыгнула. И две недели потом получалось. А затем наступили новогодние праздники, и после трех дней без тренировок что-то разладилось. Это как в музыкальном инструменте, который надо настраивать.

Восстановила четверной я на первенстве Москвы младшего возраста в прошлом году. На тренировке мы обсуждали, что я делаю на «элементах». Решили сначала 3-й лутц и во второй попытке 4-й сальхов. На тренировке лутц шел хорошо, а сальхов нет – я падала с него, будто и в помине не делала. Я очень расстроилась, но на соревнованиях сделала! Наверное, на адреналине.

В середине февраля на старшей Москве я сделала уже три четверных – два сальхова и тулуп. И вот получилось выиграть в Йошкар-Оле.

Сейчас я поставила перед собой планку учить и делать четверные не со второй попытки, а с первой, потому что в прокате программы второй попытки не будет. Надо сразу делать. На «Мемориале Жука» я сделала 4-й сальхов и каскад 4-й сальхов и 3-й тулуп. Потом 4-й тулуп в степ-аут, мне поставили COMBO и засчитали сальхов с тулупом. Вообще, пока не могу сказать, какой из этих четверных идет лучше. По-разному. Не знаю, почему. Просто все надо контролировать. Каскад с сальховом дороже, чем с двумя тулупами, поэтому его выгоднее делать. Но делать нужно хорошо все прыжки.

Думаю, со временем всё получится, потому что я сама этого хочу. Не могу сказать, что у меня всегда был такой характер. Многое изменилось во мне после младшего первенства Москвы, когда поняла, что, оказывается, могу идти вперед. До этого не было такой уверенности, а сейчас появилась. Конечно, цель любого спортсмена – Олимпиада. Но сейчас главное, не останавливаться, идти вперед и не понижать свою планку.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Михаила ШАРОВА и Юлии КОМАРОВОЙ

plg_fabrik_search
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки