Серебряные призеры юниорского чемпионата мира, двукратные победители юниорского финала Гран-при танцоры Анна Яновская – Сергей Мозгов после победы в Барселоне продолжают тренироваться. Фигуристы не приедут на чемпионат России в Сочи, целенаправленно готовятся к первенству страны, потому что у юниоров в отличие от взрослых пар другой обязательный танец.

О спортивной карьере, самой запоминающейся победе и почему гимнастике и плаванию ребята предпочли фигурное катание – в интервью Анны Яновской и Сергея Мозгова.

Ребята, вы второй сезон подряд выигрываете юниорский финал Гран-при. Когда вам было сложнее: подниматься на вершину успеха или удержаться там?

Анна: В этот раз мы ехали на финал Гран-при уже как лидеры, как первая пара, с самым большим рейтингом, поэтому было бы неправильно показать результат ниже того, что показывали ранее. А это всегда сложней.

Сергей: Немного давило осознание того, что нам нужно постараться удержаться на первой позиции.

Анна: Хотя, естественно, об этом старались не думать, чтобы не придавить себя излишней ответственностью.

Сергей: Когда выходим на старт, мы вообще не думаем о местах, не планируем ничего такого в голове. Ставим задачу: откататься чисто и показать все, на что способны. Если это получится, то и результат придет.

Первая половина сезона для вас позади, в очной или заочной борьбе вы имели возможность увидеть всех соперников. Какая из пар явилась главным мотиватором, кого бы вы выделили?

Анна: Несмотря на то, что кто-то из танцоров в этом сезоне перешел на взрослый уровень, в юниорском катании еще очень много сильных танцевальных дуэтов. Кстати, меня даже немного удивило, что в этом году в юниорский финал Гран-при американские пары не попали.

Сергей: Аня права. В юниорах много сильных танцевальных дуэтов, да и другие фигуристы могут запросто преподнести сюрприз.

Анна: Так что наш успех в финале, конечно, придает уверенности, но и расслабляться не стоит. На первенстве мира предстоит очень серьезная борьба. Все хотят быть первыми.

Финал Гран-при проводится одновременно для взрослых и юниоров, что дает прекрасную возможность молодым спортсменам понаблюдать за мастерами, их тренировками, соревнованиями. Кто понравился вам больше всего?

Анна: Все пары, которые пробились в финал, очень высокого уровня, и у каждой есть, чему поучиться, что перенять. Это касается и наших ребят, и иностранцев.

Американцы Мэдисон Чок – Эван Бейтс – прекрасная пара, очень техничная. Они выступали в Москве на этапе Гран-при «Кубок Ростелеком», и мы ходили смотреть танцоров в Лужники.

Сергей: Оригинальностью короткого танца мне понравились канадцы Пайпер Гиллес – Поль Пурье. Я считаю, что это интересная находка с юбкой, выезды у них хорошие, катание…

Анна: Все пары, которые выступали в финале, интересные. Все нам понравились.

Что-то отметили для себя?

Сергей: Мы смотрим на катание танцоров уже не просто как зрители. Нам это интересно с профессиональной точки зрения. У каждой пары, вне зависимости от того, юниоры или мастера, есть что перенять. Кстати, это касается не только международных соревнований, этапов Гран-при. И на наших внутренних стартах, этапах Кубка России можно что-то подметить. Все это откладывается в голове, наталкивает на какие-то идеи, которые мы обсуждаем с тренерами в конце сезона.

Любопытно, а в какой степени вы являетесь соавторами своих программ?

Анна: В конце сезона мы обсуждаем много идей, высказываем свои пожелания, чтобы мы хотели попробовать. Как правило, всегда приходим к общему мнению. В этом году именно так получилось с произвольным танцем – танго.

Сергей: В первую очередь свои мысли озвучивают тренеры, потому что, каким бы ни был опытным спортсмен, он все-таки ведомый тренерами.

Анна: Нельзя сказать, что мы сами с усами и пошли ставить себе программы. Это наивно.

Сергей: Соавторство в большей степени проявляется уже в работе над программами, когда мы пытаемся добавить что-то свое. Показываем собственный вариант и вместе решаем, вставить это в программу или отложить на будущее. Всегда находится много каких-то мелочей, моментов – чуть-чуть поменял руку, ногу, получился немного другой элемент… Но это и называется совместное творчество.

В вашей спортивной карьере уже немало побед. О какой из них вы вспоминаете чаще всего?

Анна, Сергей: О юношеской Олимпиаде.

Сергей: Это было настолько неожиданно и потрясающе, что до сих пор осталось в памяти.

Анна: На юношескую Олимпиаду далеко не всем удалось попасть, а мы попали и выиграли!

Сергей: До сих пор это самое запоминающееся событие. Знаете, чаще всего после старта всегда можно к чему-то придраться, а тут все прошло идеально.

Анна: Все сошлось.

Насколько неожиданной для вас явилась та победа?

Анна: В тот сезон от нас вообще никто ничего не ждал и никаких особых задач не ставил. Мы только встали в пару и так все завертелось. Поехали на первый Гран-при, просто показать себя, и с ходу попали в призеры. Второй Гран-при – удача. Финал. Само попадание в финал для нас было шоком. Ведь мы ничего не знали, никогда на такие соревнования не ездили, а тут финал, и все получилось! Потом юношеская Олимпиада, снова успех. Просто космический сезон! Такой прорыв! В тот момент мы даже толком не понимали, как это получается?

Сейчас проанализировали, что стало причиной такого успеха?

Анна: Мы очень этого хотели. Каждый новый успех нас словно подзадоривал: «О, получилось! Попробуем еще, а потом еще и еще». А когда все сходится, то мотивирует на дальнейшую работу. Плюс, конечно, нам тогда подобрали очень удачные программы.

Сергей: Раз за разом мы катали эти программы так эмоционально, с таким напором. Хотя короткий танец для таких высоких спортсменов, как мы, был быстрый и сложный, но удалось справиться. Помню, что у всех был шок: новая пара, и сразу на первом Гран-при – бах в призеры. Хотя до старта все говорили, что хорошо бы в пятерку попасть.

Анна: А мы стали третьими. Это было такое счастье!

Сергей: На втором Гран-при – тоже удача. Финал, юношеская Олимпиада…

Анна: Все шло как по маслу. Мы сами удивлялись после каждого нашего старта. Но нас просто несло в этом потоке, на таком позитиве.

А какие соревнования хочется вычеркнуть из памяти?

Анна: Таких не бывает, потому что в каждом выступлении можно найти что-то плохое и хорошее. Надо просто научиться извлекать для себя положительный момент.

Такой настрой на позитив сформировался со временем?

Анна: Этому учит жизнь. После того фееричного сезона следующий получился менее ярким. Не все получалось, хотя на тренировках работали, как раньше, все делали. Случались разные ситуации, но тренеры постоянно нам говорили, что не бывает стартов в минус, надо уметь учиться на своих ошибках. Вот тогда мы и начали постепенно все это осознавать.

В спорте взрослеешь быстрее?

Анна: Конечно, в большом спорте люди быстрее становятся взрослыми. Посмотрите на наших маленьких одиночниц, послушайте их рассуждения, сравните их с ровесницами.

Сергей: Небо и земля. Спортсмен за один сезон порой переживает больше эмоций, чем обычные люди. И в жизни спортсмена происходит гораздо больше событий, чем, скажем, у обычного школьника, студента, даже порой взрослого человека. Мне кажется, что в жизни обычного человека все развивается гораздо медленнее, постепенно. А тут за один сезон проживаешь то, на что другим понадобятся годы. В спорте все события очень спрессованы. У спортсмена за короткий отрезок времени могут появиться и заклятые враги, и преданные друзья, и успех, и разочарование… Если ты научился это перебарывать, быстро находить решения, то это делает тебя сильнее, взрослее, потому что понимаешь, как дальше с этим справляться.

Когда вы только встали в пару, вспомните, какие были первые впечатления?

Анна: Мы и до этого были знакомы, ездили на соревнования с разными партнерами – я с Егором Кощеевым, Сережа – с Таней Батуринцевой, пересекались. Но с прежними партнерами как-то не сложилось. В конце сезона попробовали встать в пару и реально пошло. Так два минуса дали в итоге большой плюс.

Сергей: У нас не было долгого периода скатывания, мы не испытывали каких-то неудобств. Как-то все сразу стало получаться.

Для вас были важны, скажем так, «технические совпадения»?

Анна: Нет. Человеческие качества в паре тоже играют важную роль. Если партнер не подходит по характеру, то каким бы ты ни был профессионалом, серьезной работы не получится.

Сергей: О какой паре можно говорить, если с отвращением смотришь на партнера и не можешь разговаривать с ним по-человечески?

Охарактеризуйте друг друга.

Анна: О Сереже я могу сказать, что он очень добрый, открытый и общительный. Он всегда может успокоить, настроить, защитить. Он для меня как старший брат, который в любой ситуации поддержит и подставит плечо. Я сразу поняла, что Сережа – человек хороший.

Сергей: На первых порах Аня немного побаивалась меня, из-за этого чуть-чуть замыкалась. Но потом постепенно все пошло своим чередом. Из Ани получилась замечательная партнерша. Временами она может быть упертой, но это даже и хорошо. Она очень предана делу. Огромный трудоголик. Аня занимается тем, что ей нравится, и занимается до последней капли пота.

За то время, что вы занимаетесь фигурным катанием, пришлось поменять несколько тренеров. Сейчас вы нашли своих?

Сергей: Елена Владимировна Кустарова, Светлана Львовна Алексеева, да и все, кто работает сейчас с нами, это люди, педагоги, с которыми мы находим общий язык. На данный момент никого другого я не представляю.

Анна: Наши тренеры -- опытные люди и хорошо понимают спортсменов. В нужную минуту могут и пожалеть, и поддержать, и отругать. Временами они мягкие, временами жесткие.

Сергей: По крайней мере, с русскими спортсменами по-другому нельзя.

А с иностранными?

Сергей: За границей все несколько иначе. Там, если что, сразу полиция, суд. Вспоминаю случай, когда я катался у Евгения Платова, и со мной в группе тренировался мальчик из Ростова. На тренировке я нечаянно задел его пяткой. В итоге повредил ему голеностоп. Парня сразу же за бортик. Позвонили в 911, вызвали полицию, пожарных, скорую... Чуть ли не в суд хотели на меня подавать якобы за преднамеренное нападение. Поэтому за границей, если что-то нечто подобное происходит на тренировке, то спортсмены предпочитают промолчать, говорят, что упали и травмировались в торговом центре, на улице… Никогда не рассказывают, где это произошло и из-за кого. Там другие отношения.

Почему вы стали заниматься фигурным катанием?

Анна: Смотрела телевизор, увидела соревнования по фигурному катанию, уговорила маму, и она отвела меня на каток. До этого я занималась художественной гимнастикой, но перешла в фигурное катание и не пожалела. Очень хотела быть фигуристкой. Реально хотела. Меня никто не заставлял потом ходить на тренировки, все делала сама, с желанием. Заниматься начала в ЦСКА у Софьи Николаевны Киташевой. Сначала как одиночница. Но с прыжками не заладилось, перешла в танцы. Но об этом нисколько не жалею. Танцевать я всегда любила.

Сергей: А у меня получилась долгая история моего прихода в фигурное катание. Сначала родители отдали в спортивную гимнастку, но им не понравилось, как там обращались с детьми, перевели в хоккей. Хотя по идее я должен был быть пловцом. У меня пара и мама – пловцы – мастера спорта международного класса. Все думали, что и я пойду по их стопам. Но у меня оказалась аллергия на хлорку, и врачи посоветовали отдать в другой вид спорта. Сначала меня отвели в хоккей. Но я прозанимался там два дня и заявил родителям, что драться не хочу. Мама водила меня еще на массовое катание. И вот в один из дней я пришел на СЮП и на четвереньках дополз до толпы таких же ползающих детей, которые занимались фигурным катанием. Маму спросили: «Не хотите ли отдать ребенка к нам в группу?» Так я и оказался у тренера Юлии Лебедевой. Ну а потом резко пошел в рост. Объявили, что одиночника из меня не получится. Предложили перейти в танцы. Но я был категорически против. Ушел. Тренировался у акробата-одиночника Антона Клыкова. Потом месяц пробовал кататься в парниках. Но мне снова сказали, что мальчик не прыгающий. В конце концов, оказался в танцевальной группе Ирины Лобачевой – Ильи Авербуха. С тех пор все и закрутилось.

Аня, у тебя в профайле написано «экзотическое» место рождения. Расскажи.

Анна: Да, я родилась в Дубае. Папа тогда работал там по контракту. Вот мы с сестрой и родились в жаркой стране.

Кстати, сестра у меня занималась  в балетном училище. Выучилась на маркетолога в сфере модельной индустрии. Сейчас она в модельном бизнесе и получает второе образование. Поскольку она профессионал в своем деле, то помогает нам с костюмами для программ. Но костюмы – это отдельная тема, длительный процесс, в который вовлекаются все – мы, тренеры, моя мама, сестра, другие люди…

Помимо спорта, чем еще занимаетесь, где учитесь?

Анна: В этом году я поступила в областной институт физкультуры, в Малаховке, на первый курс.

Сергей: А я учусь на последнем курсе Московского педагогического института. Пишу диплом на тему «Тренировочный процесс в подготовке спортивных пар к соревновательному периоду».

Почему не танцы?

Сергей: По моей специальности основной упор делается на одиночное и парное катание, поэтому и тему такую предложили. На самом деле, диплом пишется достаточно легко, материала набралось много. Я общался со многими ребятами, спрашивал, записывал, так что диплом уже практически готов. Осталось только презентацию доделать.

Но я думаю, после этого института получить второе высшее образование. Пока точно не решил, что именно выбрать. Но я всегда хотел быть либо спортивным врачом, выучиться на массажиста, либо психологом.

Хорошие планы. А как собираетесь встретить Новый год?

Анна: Я в пятницу улетаю с мамой и сестрой в жаркие страны. Папа сейчас работает там, и мы решили отправиться к нему, чтобы вместе встретить Новый год.

Сергей: Я остаюсь в Москве. В снегах. Поеду за город к друзьям.

В приметы верим?

Анна, Сергей: Верим, поэтому и надо отпраздновать здорово и весело, чтобы потом так весь год и провести.

Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Ольга ТИМОХОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки